Top Banner_Благотворительный_фонд_Строим_Добро

Актуальное

Нам нравится верить в научно-технический прогресс: о технологическом будущем России

Долгосрочное технологическое планирование в России, которое длительное время следовало общемировому мейнстриму, с появлением Национальной технологической инициативы (НТИ) впервые обратилось к приоритетам создания рынков, а не продукции.

Национальная технологическая инициатива ориентируется на период до 2030 года (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Национальная технологическая инициатива ориентируется на период до 2030 года
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Попытки сконструировать технологическое будущее на десятилетия вперед и следовать в этом направлении не отклоняясь всякий раз по истечении нескольких лет требуют пересмотра. Реальность в виде многочисленных и по разным причинам своевременно не учтенных факторов вносит в эти планы свои коррективы. К числу таких валунов на ровной дороге можно отнести целый спектр экономических, социальных, внешне- и внутриполитических институциональных факторов, так или иначе влияющих на инновационно-технологическое развитие.

Заведомо просчитать влияние и весовой коэффициент каждого из этих факторов пока не удавалось никому. Тем не менее определить наибольшие «точки напряжения», существующие в движении современной экономики по намеченному пути, постарались участники панельной дискуссии «Контуры технологического будущего России».

Технологическая инициатива как форсайт

Надо отметить, что попытки определиться с технологическими перспективами за последние годы предпринимались по заказу различных министерств и ведомств не один раз. Так, Минпромторг на основе межотраслевых исследований в 2012 году вывел прогноз «Промышленный и технологический форсайт РФ на долгосрочную перспективу до 2025 года». Минсвязи в 2006–2007 годах также реализовало проект долгосрочного технологического прогноза «Российский IT-Foresight», доработанный к 2012 году.

Не остались в стороне ни Минприроды с исследованием по применению наилучших доступных технологий, ни Министерство сельского хозяйства, которое инициировало форсайт-исследования для создания «дорожной карты» пищевой и перерабатывающей промышленности до 2020 года.

Отдельно стоит упомянуть форсайт в области энергетики до 2025 года, проведенный Федеральным агентством по науке и инновациям, а также ряд проектов, выполненных ведущими участниками инновационного рынка. Например, исследование Роснано «Построение прогнозов рынков продуктов и технологий в сфере нанотехнологий на долго-, средне- и краткосрочную перспективу». Или форсайт-исследования Инновационного центра «Сколково» и разработка на их основе «дорожных карт» по таким кластерам, как информационные и компьютерные технологии, биомедицина, технологии энергоэффективности, космос и телекоммуникации, ядерные технологии.

Кроме того, «дорожные карты» по приоритетным направлениям были разработаны на основе отраслевых технологических платформ, которые создавались в 2011 году специально для объединения усилий государства, бизнеса и науки.

(Чтобы увеличить, кликните на изображение)
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Сегодняшние прогнозы шагнули за 2025 год. Национальная технологическая инициатива ориентируется на период до 2030 года и предлагает свою матрицу решений с выбором приоритетных технологий, а также необходимых для их развития изменений в области норм и правил, финансового и кадрового развития, механизмов вовлечения и вознаграждения носителей компетенций.

Рынок прежде спроса

В отличие от предыдущих, преимущественно исследовательских форсайтов НТИ базируется на логике формирования не технологий, а рынков, под которые создаются механизмы поиска и активации необходимых знаний и инструментов. Инициированный НТИ проект «Форсайт-Флот» в прошедшем году собрал более 600 предпринимателей, венчурных инвесторов, ученых, представителей вузов, деловых и общественных объединений, предприятий реального сектора экономики, федеральных органов исполнительной власти. Все они в течение пяти дней проектировали перспективные рынки и разрабатывали «дорожные карты» появления на этих рынках российских технологических компаний-чемпионов к 2035 году.

Как ни парадоксально, предложенный в рамках НТИ принцип создания новых технологических рынков при сохранении ориентации на «рынок для людей» базируется на глубоких структурных изменениях в экономике. Примером таких изменений может служить немецкая концепция Industrie 4.0, в рамках которой реализуется переход от существующей модели организации промышленного производства к виртуальной модели безлюдных цифровых фабрик.

Один из участников «Форсайт-Флот», проректор по перспективным проектам Санкт-Петербургского политехнического университета, научный руководитель Института передовых производственных технологий, профессор Алексей Боровков полагает, что основными мировыми драйверами в ближайшие годы станут как раз выбранные ключевыми для НТИ направления. Три из них уже сейчас являются самыми динамичными: это рынок аддитивных технологий и материалов, прирастающий в среднем на 30% в год, промышленный интернет, объем которого в ближайшие годы достигнет $30 трлн, наконец, биотехнологии, которые в корне изменят эффективность человеческого ресурса.

Понятно, что на этот раз отмахнуться от перечисленных и других наступающих технологий так просто нельзя, как это было с микроэлектроникой или компьютерными технологиями, иначе есть риск окончательно застрять на обочине научно-технического прогресса.

Чтобы этого не произошло, нужно очень хорошо представлять, каким образом можно встроиться в мировые высокотехнологичные цепочки и на каком этапе вносить интеллектуальную собственность в продукт, считает проректор СПбГПУ. Он устанавливает для обучения студентов в Инжиниринговом центре университета реальную технологическую линию «цифровой фабрики» – основной производственной единицы Industrie 4.0.

«Это очень серьезная задача, связанная с технологической перевооруженностью для создания глобальных предприятий нового поколения, с наукоемкостью изделий при сохранении их кастомизации и стоимости, – поясняет Алексей Боровков. – Важно при этом не растерять конкурентные преимущества существующих производств и диверсифицировать их в сторону новых трендов, а одновременно готовить новые кадры. Иначе мы будем всякий раз биться над созданием изделия нового поколения с помощью технологий предыдущего уклада, что уже становится проблемой для промышленности».

Прыжки через пропасть

Ряд экспертов высказывают опасения, что указанные противоречия будут нарастать: создавая новое и пытаясь встроиться в мировые рынки, приходится учитывать интересы крупных промышленных компаний с многомиллиардными активами. Они не только обеспечены заказами и востребованы на рынке, но и являются потенциальными смежниками новых производств.

Трудно даже приблизительно оценить затраты, которые потребуются для того, чтобы в обозначенные сроки переоснастить предприятия под новые технологии, попутно решая неизбежные социальные проблемы, связанные с занятостью населения. С другой стороны, невозможно запускать «цифровые фабрики», если смежники по-прежнему будут работать «на бумаге».

В то же время форсайт НТИ не выглядит совершенной утопией, поскольку задел для технологического рывка, как показывает реакция на санкционные вызовы, существует и в регионах, и в промышленном секторе экономики.

К примеру, заместитель министра промышленности, транспорта и энергетики Республики Коми Олег Абрамов отмечает, что в новых политических и экономических условиях регион сделал ставку на развитие предприятий по углубленной переработке природных ресурсов. За два года здесь подготовили к локализации производства по выпуску биоэтанола и переработке отходов лесопроизводства. А также впервые в стране планируют реализовать масштабное импортозамещающее производство оксида и гидрооксида магния в объеме 11  000 т, что полностью удовлетворяет внутренние потребности страны.

Метод изготовления продукции на основе залежей магнезита и доломита на территории Коми – это инновационная технология, которая уже прошла стадию НИОКР и маркетинговых исследований. Внедрение и развитие технологии, по словам чиновника, республика в состоянии обеспечить самостоятельно (и тем самым решить проблемы одного из четырех моногородов), используя уже созданные государством инструменты – средства Фонда развития промышленности, субсидирование создания инфраструктуры производственных проектов и др.

(Чтобы увеличить, кликните на фото)
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Даже кадровая проблема при правильной огранке будущего специалиста не кажется неразрешимой. Директор программ по взаимодействию с индустрией Сколковского института науки и технологий (Сколтех) Иван Шерстов полагает, что образовательная модель института содержит все необходимые составляющие для усиления инновационного развития страны, поскольку базируется на принципах междисциплинарности, открытости, ориентации на внедренческий результат и подготовке технологических лидеров.

Последний в этом перечне принцип приобретает особую значимость. Не потому, что студенты Сколтеха опережают зарубежных коллег на курсах предпринимательства в MTI и выигрывают там же многотысячные гранты под развитие собственных проектов, а потому, что технологическое лидерство является краеугольным камнем в концепции НТИ. В рамках технологической инициативы всестороннюю поддержку готовы оказать только тому, кто сможет возглавить и развивать новое направление. И наоборот, нет лидера – нет и развития темы. Ведь рынки, по замыслу НТИ, создаются, чтобы на них выигрывать. При этом лидером может выступать группа, сообщество и даже крупные компании с большим инвестиционным опытом, готовые брать на себя риски, без которых, по мнению Ивана Шерстова, не бывает внедрения инноваций.

«Поскольку отправной точкой для прогнозирования являются рынки сегмента В2С, отобранные по семи основным критериям, то в НТИ уже заложен механизм, который позволит избежать конфронтации между ориентацией на технологии будущего и зацикливанием на преимуществах технологий сегодняшнего дня», – уверяет руководитель представительства АНО «Агентство стратегических инициатив» в СЗФО Игорь Девятко.

Эти рынки должны быть масштабными (объемом не менее $100 млрд к 2035 году), не сформированными и не формализованными с точки зрения стандартизации, что позволит обойти низкую актуальность национальной нормативной базы и избежать роли догоняющих, но в то же время важными для России с позиции базовых потребностей безопасности.

Возвращаясь в настоящее

Лоббируя технологических лидеров, НТИ, как и положено российскому форсайту, делает ставку на прямое вовлечение научных разработок в индустрию, что пока в должной мере не обеспечено существующей системой управления экономики. За последние годы сформированы и успешно действуют отдельные посреднические сегменты трансфера технологий в виде государственных инструментов поддержки – территорий опережающего экономического развития, бизнес-инкубаторов, технопарков, стартапов, фондов поддержки инновационных компаний, а также инициированных правительством институтов и агентств, включая созданное в начале года Агентство по технологическому развитию.

Но этих усилий и финансирования явно недостаточно. Например, Фонд развития промышленности, получивший возможность ежегодно выделять субсидии в размере 20 млрд рублей под внедренческие импортозамещающие проекты, за год получил 1200 заявок от предприятий реального сектора экономики на сумму более 500 млрд рублей.

«Проектов, связанных с Industrie 4.0, среди заявок нет, но это наш сегодняшний уровень технологичности, – говорит заместитель директора Фонда развития промышленности Михаил Макаров. – В этом году мы выступили с инициативой стать площадкой технологической и технической экспертизы, планируем расширить пул экспертов и аналитиков, создать центр для работы с быстрорастущими компаниями и провести конференцию с ректорами вузов».

Фонд также снизил верхний порог финансирования проектов, чтобы открыть дорогу среднему высокотехнологичному бизнесу, ориентированному на внедрение новых продуктов, импортозамещение и локализацию.

«Работа команд разных технологических платформ с привлечением инструментов господдержки прошла не зря, – отмечает тем не менее генеральный директор Межотраслевого аналитического центра Владимир Довгий. – Но мы находимся в другом вызове, который можно назвать псевдопопулистским. Есть разрыв между конкретными проектами и приоритетами, причем борьба за приоритеты часто сводится к борьбе за бюджетное финансирование».

Кроме того, есть немало системных проблем, которые напрямую связаны с трудностями достижения ведущей роли в общемировом технологическом будущем. Они требуют безотлагательного решения на уровне государства, какие бы технологические лидеры ни были вовлечены в процесс создания новых рынков.

«Российские разработки действительно присутствуют во всех секторах, которые считаются основой следующего технологического уклада, – обозначает одну из таких проблем советник руководителя Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) Григорий Сенченя, ссылаясь на отчет Всемирной организации интеллектуальной собственности. – Но отставание от технологически развитых и развивающихся стран растет очень быстрыми темпами. Особенно показателен пример Китая: от 1000 патентных заявок в начале 2000 года до миллиона к 2015 году.

Россия на этом рынке занимает восьмое место, что никак не соответствует уровню научных школ и разработок. Помимо сокращения количества заявок, экономическая результативность внедрения патентов, а следовательно, эффективность вывода технологий на рынок снижается. Это говорит о том, что либо исследования не соответствуют мировому уровню, либо мы разучились патентовать и научные разработки постепенно «вымываются» из страны.

По соотношению поданных как в стране, так и за рубежом заявок к численности занятых исследованиями и разработками Россия в несколько раз уступает не только Германии и Китаю, но и Южной Корее. То есть нас никто «не видит» на мировых рынках, мы не владеем интеллектуальной собственностью, этим основным языком общения между высокотехнологичными игроками. Но кто не владеет языком – тот проигрывает конкуренцию».

Татьяна Рейтер

В печатной версии название статьи – “Нам нравится верить в научно-технический прогресс” (журнал “Промышленно-строительное обозрение”, № 169, апрель, 2016 г.)

Исследование микрорайона

Подборка для Вас

X