Актуальное

Свернуть с дороги в «никуда»: о конференции, посвященной локализации производств

Локализация знаний может привести к технологическим прорывам в отечественной промышленности. Но бизнесу необходима помощь государства. А инструменты поддержки должны быть доступными и понятными.

Шереметьев: С рынка ушли многие иностранные поставщики, и это хорошая возможность для роста и развития отечественных предприятий (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Шереметьев: С рынка ушли многие иностранные поставщики, и это хорошая возможность для роста и развития отечественных предприятий
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Когда локализация на основе трансфера производства технологий возможна и в каких случаях такие проекты неэффективны, где можно ожидать технологического прорыва, насколько весома и эффективна поддержка государства в процессе импортозамещения и локализации производств – эти вопросы обсуждали участники конференции «Локализация производств. Успешные практики», организованной нашим издательством и Высшей школой экономики – Санкт-Петербург.

Результаты исследования, проведенные аналитическим центром нашего издательства, с которыми познакомил участников конференции руководитель аналитического центра ССБР Евгений Заздравных, говорят о том, что в прошедшем году падение экономики округа в целом составило 1,7%.

Основными причинами отрицательной динамики экономики аналитик назвал сокращение загрузки мощностей, неэффективность управления, неспособность бизнеса оперативно адаптироваться к новой экономической реальности.

Но при этом на предприятиях с 2013 года растет производительность труда – ежегодно на 0,5%. Интересное наблюдение: уровень производительности в регионах существенно отличается – лидеры производят за час втрое больше продукции, чем аутсайдеры. Такая разница – следствие отраслевой структуры. В регионах, где концентрируются добывающие отрасли, энергетические, обрабатывающие производства, эффективность труда значительно выше.

«Политика импортозамещения, стимулирование локализации, безусловно, дадут возможность загрузить производственные мощности, создать новые рабочие места. Но вряд ли стоит ожидать роста эффективности экономики. Это достигается качеством институтов и законодательства, рациональным управлением со стороны как государства, так и бизнеса, оптимальными условиями для привлечения инвестиций», – делает вывод Евгений Заздравных.

С госпомощью

Примеры успешной практики локализации тем не менее есть. И, безусловно, за ними стоят топ-менеджеры, способные ориентироваться в предлагаемых обстоятельствах, принимать вызовы рынка и условия, которые создает государство как регулятор,но не отступая далеко от собственной стратегии развития бизнеса. Это и дало возможность успешно реализовать проекты локализации в рамках федеральной программы импортозамещения.

ЗАО «Нева металл посуда» в этом году открыло в Санкт-Петербурге новый завод по выпуску посуды с антипригарным покрытием, что позволило расширить производственные мощности на 40%.

Александр Шереметьев
Александр Шереметьев

«С рынка ушли многие иностранные поставщики, и это хорошая возможность для роста и развития отечественных предприятий, – считает директор ЗАО «Нева металл посуда» Александр Шереметьев. – Хотя мы никогда не работали с госзаказом, а только с рынком, с торговыми сетями, чувствуем себя уверенно. Новое производство, учитывая уровень его технического оснащения, даст возможность не только наращивать выпуск товаров, но и снизить производственные издержки и себестоимость изделий».

Бизнес-план был подготовлен с помощью Агентства стратегических инициатив в конце 2011 года, строить завод начали в 2014-м. Инвестиции в проект составили 372 млн рублей. Предполагалось, что он окупится в течение 6–7 лет. Однако успешность бизнеса позволяет говорить о том, что это произойдет ранее планируемых сроков.

Сегодня доля предприятия на рынке металлических сковород в России составляет 15%, в сегменте «литая посуда с антипригарным покрытием» – 38%. К 2018 году производители рассчитывают занять в России более 50% рынка литой посуды с антипригарным покрытием. Продукция представлена в 70 регионах страны. Объемы производства и продаж растут и составляют около 1,2 млн изделий в год.

Достойное качество и разнообразие товарного ряда изделий позволяют компании выходить на мировые рынки, однако, по словам директора предприятия, бюрократические барьеры на пути во внешний рынок ограничивают производителей.

«Попробуйте добиться возврата налога на добавленную стоимость, даже если вы успешно провели экспортную сделку, – замучают проверками, – сетует Александр Шереметьев. – Чтобы несырьевой экспорт развивался, как на это рассчитывает государство, не нужны ни суперподдержка, ни суперпрограммы, достаточно упростить таможенные процедуры, не завышать цену логистических услуг, исключить задержки грузов на таможне – короче, навести порядок в этой сфере», – заключает он.

Компания «Звезда-Энергетика» более 15 лет производила локальные электростанции, используя готовые газовые и дизельные электроагрегаты, которые поставлялись как из российских регионов, так и из-за рубежа. Причем по набору функций и опций агрегаты не всегда устраивали производителей.

В марте в рамках программы импортозамещения на предприятии было запущено собственное производство электроагрегатов на базе отечественных моторов и генераторов.

Николай Хаустов
Николай Хаустов

«Опыт производства и строительства локальных электростанций дает возможность утверждать, что наши специалисты лучше других представляют, какими функциями должен обладать электроагрегат, чтобы в итоге потребитель получил оптимальную в эксплуатации, надежную и качественную электростанцию», – говорит председатель совета директоров компании «Звезда-Энергетика» Николай Хаустов.

Новое направление деятельности дает возможность перейти к полному циклу создания электростанций и судовых установок. После успешных пробных запусков на предприятии готовятся к серийному производству дизельного электроагрегата мощностью 1000 кВт и газопоршневого электроагрегата мощностью 1100 кВт. Проектная производительность позволит выпускать ежегодно до 150 единиц продукции.

«Мы рассчитываем, что наши традиционные заказчики, которые до недавнего времени закупали только импортное оборудование, оценят качество отечественного электроагрегата», – полагает Николай Хаустов.

В рамках федеральной программы импортозамещения предприятию были выделены 70 млн рублей на НИОКР, региональные власти оказали помощь в сертификации продукции и обучении персонала.

«Мы очень рассчитываем в этом году на компенсацию наших расходов, например, в области логистики: нам придется транспортировать большой объем электротехнического груза в Казахстан», – заметил Николай Хаустов.

Сергей Ерохин
Сергей Ерохин

Как отметил главный конструктор турбин и турбоагрегатов АО «РЭП Холдинг» Сергей Ерохин, в компании создано специальное подразделение по взаимодействию с государственными органами, которые помогают промышленному сектору проводить масштабную работу по локализации. Газотурбинные стационарные установки, которые производятся на предприятиях «РЭП Холдинга», содержат до 14 000 типов деталей и единиц самого различного оборудования.

Тем не менее работа по импортозамещению продолжается. Например, полностью адаптирована к производству в России документация на газотурбинные установки мощностью 32 МВт, в том числе на элементы горячей части. В 2013 году «РЭП Холдинг» и General Electric договорились о совместном проектировании и передаче в Россию технологий по выпуску стационарных газовых турбин нового поколения мощностью 16 МВт.

Подписано соглашение с компанией Solar Turbines о передаче технологий производства лицензионной турбины мощностью 22/25 МВт. Процессы импортозамещения коснулись и высокоэффективного компрессорного оборудования. Так, приобретение лицензии французской компании S2M дало возможность «РЭП Холдингу» локализовать производство магнитных подшипников компрессоров, что позволило создать полностью безмасляные газоперекачивающие агрегаты.

За свой счет

Группа компаний «ГЕОИЗОЛ», не рассчитывая на помощь государства, за счет собственных прибылей провела полную модернизацию одного из предприятий – Пушкинского машиностроительного завода, вошедшего в группу в 2011-м.

На заводской площадке локализовано новое суперсо-временное производство по выпуску анкерных конструкций для усиления фундаментов в условиях плотной городской застройки, устройства подпорных стен, укрепления насыпей и оползнеопасных склонов. Надо отметить, что этот тип конструкций был разработан инженерами ГК «ГЕОИЗОЛ».

В ходе перевооружения производства были установлены два прокатных стана, которые тоже проектировались и изготавливались по техзаданию специалистов компании. Кроме того, цеха оснащены станками с ЧПУ, оборудованием, способным выполнять все циклы металлообработки.

В июне прошлого года запущена вторая очередь производства анкеров, что позволило вдвое увеличить мощности и выпускать до 3 млн погонных метров продукции в год.

Николай Воробьев
Николай Воробьев

«Сокращение и приостановка проектов, в том числе в инфраструктурной сфере, повлекли за собой снижение спроса на строительные материалы. Это, безусловно, повлияло на эффективность проектов по локализации в отрасли», – констатирует начальник отдела маркетинга и сбыта Пушкинского машиностроительного завода Николай Воробьев.

Еще одна проблема, напрямую влияющая на спрос и на уровень производства, – недобросовестная конку ренция.

«Мы видим, как на волне импортозамещения создаются компании, декларирующие производство российского продукта. На деле материалы завозятся из-за границы, а здесь просто перевешиваются бирки», – поясняет Николай Воробьев.

Решая стратегические задачи

В 2014 году перед предприятиями, работающими на оборонку, государством была поставлена задача по замещению продукции, которая поставлялась из-за рубежа, в том числе с Украины. Специалисты завода «Звезда» не только взялись решать проблему по замещению редукторов иностранного происхождения, но и, оценив перспективы этого направления деятельности, предложили создать на территории предприятия Центр редукторостроения. За два года все основные этапы на пути создания отечественного производства редукторов были завершены. В третьем квартале 2016 года Центр редукторостроения начнет работу.

Павел Плавник
Павел Плавник

Проект, как пояснил председатель совета директоров ПАО «Звезда» Павел Плавник, оказался и ресурсоемкий, и трудоемкий. Стоимость контракта на по ставку оборудования составила 18 млн  евро, а создание испытательного стенда обойдется почти в 10 млн евро. Финансовая доля «Звезды» в проекте – 100 млн, федерального бюджета – около 3 млрд рублей.

«Российские промышленники в спешном порядке запускали производства, чтобы избежать проблем с дефицитом изделий и комплектующих, возникшим вследствие войны санкций. Это, безусловно, сняло напряжение, но не решило вопросов долгосрочного технологического развития промышленного сектора, – считает Павел Плавник. – Для начала нам следует определиться, каким путем идти, как организовать процесс локализации. Создавать производственную базу для обеспечения полной комплектации по выпуску машин, оборудования, технологических линий? Или все-таки идти сверху – от задачи, от перспективного продукта, полностью замещая новыми технологические компетенции внутри страны?»

Три системных аспекта, которые необходимо учитывать, реализуя проекты по локализации производства, выделяет Павел Плавник: перспективное отраслевое планирование, обеспечение трансфера технологий, методы стимулирования процесса. Примером эффективности отраслевого планирования он называет проект создания нового дизельного двигателя на заводе «Звезда», когда при его подготовке Минпромторгом были изучены потребности в продукте различных отраслей – и военных, и граждан ских.

Спрос, как выяснилось, только на внутреннем рынке не менее 1100 штук в год. Аналитика стала основой плана развития производств на базе собственных технологий, что исключает зависимость от внешних поставок. И конечно, важно, чтобы при локализации российский производитель сумел выдать на рынок достойный продукт.

«Анализируя процесс, мы обнаружили: пороговая цифра действенности локализации составляет 60–65%, более высокий процент приводит к удорожанию продукции либо к снижению качества. Понятно, когда ставится задача стратегическая, связанная с обороноспособностью страны, а если рассматривать нормальные экономические условия, то ее уровень должен быть оптимальным для производства», – делает вывод Павел Плавник.

Именно стратегическая задача была поставлена государством заводу «Климов», когда поставки комплектующих с Украины прекратились. Напомним, завод «Климов», входящий в Объединенную двигателестроительную корпорацию, – основной в стране разработчик и производитель вертолетных двигателей. Моторами «Климова» оснащены 98% вертолетов «Миль» и «Камов».

Алексей Родионов
Алексей Родионов

За два года производство моторов локализовано до последней гайки», – говорит директор программы освоения газотурбинных двигателей завода «Климов» Алексей Родионов.

К созданию российского двигателя, состоящего более чем из 5500 деталей, были привлечены 26 компаний. Около 15% комплектующих изготавливаются на заводских площадях, остальные детали и элементы поставляются в рамках кооперации с других российских предприятий.

Опыт реализации столь масштабного и высокотехнологичного проекта в очень короткие сроки уникален. Вместе с тем выводы Павла Плавника относительно неэффективности 100%-й локализации производства подтверждаются на практике.

«Новый двигатель обходится вдвое дороже того, что производился на Украине. Проект, мягко скажем, неэффективен с точки зрения экономики производства. Нам предстоит минимизировать технологические издержки, влияющие на конечную стоимость продукта. Кроме того – отладить взаимодействие с поставщиками комплектующих, – объясняет Алексей Родионов. – Причем решать проблемы придется оперативно: в этом году «Климов» предполагает поставить 150 моторов, в следующем не менее 350».

Осторожно: тупик!

«Если оценивать механизм, который стимулирует технологический прогресс, то локализация в виде переноса в Россию только производственных технологий – это изначально тупиковый путь, – убежден генеральный директор НИПК «Электрон» Александр Элинсон. – Технологическое обновление, например, в области медицинской техники и оборудования происходит настолько быстро, что, пока реализуется проект по локализации производства (а на это уйдет не менее трех лет), можно безнадежно отстать от рынка.

Александр Элинсон
Александр Элинсон

Конкуренты, которые занимаются не трансфером технологий, а их разработкой и внедрением, уйдут далеко вперед, и вам снова придется их догонять. Много ли продуктов, производство которых было перенесено из Европы, сегодня настолько конкурентоспособны, что экспортируются? Наша задача должна состоять в обеспечении трансфера знаний, локализации компетенций, но никак не трансфера производственных технологий».

По его мнению, жизнеспособной моделью сотрудничества с западными предприятиями станет партнерство полного цикла, с нуля, на всех этапах создания продукта – от совместной разработки до внедрения в производство и вывода на рынок.

«Необходим и другой уровень взаимодействия государства и бизнеса на основе планирования государственных потребностей, а следовательно, и развития отраслей производства, которые будут участвовать в реализации этих потребностей, – подчеркивает Александр Элинсон. – Другими словами, пора определить приоритеты государства и направить казенные деньги в эти сегменты. Это позволит разработать долгосрочные программы, которые обеспечат плановое развитие промышленности и дадут возможность предприятиям вкладываться в разработку новых уникальных высококонкурентных продуктов. Скажем, в 2006 году, когда государство закупало медтехнику в плановом порядке, наша компания полностью изменила продукцию, выросла ее эффективность, за два года мы произвели 800 си стем».

Поддержка бывает кусачей…

«Система поддержки промышленности массивная, сложная и пока не доказала своей эффективности, – оценивает усилия правительства Павел Плавник. – Финансовая система государства, физическое отсутствие денег в стране не дают возможности роста. Субсидирование ставок, наверное, нужное дело, но в целом результативность его несущественна. Проекты ГЧП рассматриваются только с использованием средств бюджета или госкорпораций, то есть и здесь нет других источников финресурсов, кроме казенных денег. Вместе с тем перед промышленниками поставлены реальные задачи, и мы их решаем, преодолевая финансовые ограничения и организационный ступор».

Поддержка отечественного бизнеса могла бы быть более масштабной, убежден Николай Хаустов. «Все, что сегодня смогли сделать «Климов», «РЭП Холдинг», «Звезда» и мы, это почти ничего», – констатирует он. И напоминает, что в этом году пройдет уже 50 лет с того времени, когда в нашей стране был подписан первый проект локализации высокотехнологичного производства автомобилей «фиат 124».

«Это и стало технологическим прорывом по всем направлениям. Тогда появилось литье в машиностроении, методы производства высокопрочного чугуна и многое другое, были открыты 250 новейших предприятий по производству компонентов. Что стало генератором развития промышленности. Вот о такой локализации надо говорить. И здесь закоперщиком должно стать государство, а не производители, которые вынуждены просить о помощи», – подчеркивает Николай Хаустов.

Компания «Идаванг Агро» – крупнейший в Ленинградской области производитель свинины, дочернее предприятие датской компании Idavang. Казалось бы, сегодня в условиях санкций государство как никогда ранее благоволит отечественному сельхозпроизводителю.

Для рыночной экономики, когда импортозамещение рассматривается как желание “закрыть” внутренний рынок, это путь в “никуда”

«То, что мы получаем сумасшедшую поддержку от государства, – иллюзия, в Европе субсидий гораздо больше, – развенчивает миф генеральный директор «Идаванг Агро» Татьяна Шарыгина. – У меня есть возможность сравнивать. Технологии производства свинины у нас почти ничем не отличаются от европейских. Но наши предприятия, в том числе и в проектах по локализации, не так эффективны. И причина – административные барьеры. Мы совершенно замучены нескончаемыми проверками. В этом направлении успешно действуют 19 проверяющих организаций. По каждой жалобе на предприятие приезжает комиссия, и труды ее по оценке нашей работы, как правило, оборачиваются штрафом».

Как относиться, например, к штрафу «за нахождение диких птиц на ферме»? Проверяющие, вероятно, уверены, что с дикими птицами как-то можно договориться. Татьяна Шарыгина издала приказ, запрещающий диким птицам находиться на территории фермы. Поймала голубя, приложила лапку к документу в виде печати и отправила в Россельхознадзор. «Они решили, что я над ними издеваюсь», – комментирует свою отчаянную реакцию Татьяна Шары гина.

Контролирующие органы, по ее мнению, должны стать помощниками и при плановых проверках давать советы, как избежать нарушений. Но в ответ на такое предложение проверяющие отвечают, что «не обязаны нас консультировать».

«Самым лучшим стимулом для развития бизнеса был бы мораторий на изменение правил игры, – считает Татьяна Шарыгина. – Но на это предприниматели уже не рассчитывают. Тогда нам не помешала бы помощь в адаптации к новым требованиям. Это бы точно помогло локализации и импортозамещению. Можно было бы подумать и об экспорте продукции. Однако пока административные издержки очень высоки».

Руководство к действию

«Частая смена правил игры не позволяет бизнесменам выстраивать стратегическое планирование хотя бы на 10 лет вперед», – признает декан Школы экономики и менеджмента Высшей школы экономики – Санкт-Петербург Елена Рогова. Все успешные практики, с ее точки зрения, результат титанических усилий бизнеса, который в благоприятных условиях может достигаться с меньшими потерями.

Елена Рогова
Елена Рогова

В числе проблем промышленного комплекса Елена Рогова отмечает уже известные: неэффективность подготовки кадров в системе профессионального обучения, снижение конкурентоспособности при усилении конкуренции, слабое развитие трансфера технологий. Но к ним добавились и новые: снижение платежеспособного покупательского спроса, экономическая стагнация и ослабление курса рубля, провоцирующие рост издержек при не сопоставимых с ним темпах роста выручки.

Налицо дефицит ресурсов для финансирования оборотного капитала, а не только технического перевооружения. Сегодня, когда банковские кредиты дороги и недоступны, а федеральные программы финансируются недостаточно, предприниматели вынуждены развиваться за счет собственных ресурсов.

Существенно изменилась, по словам эксперта, и структура инвестирования предприятий в развитие бизнеса. Если в 2011 году в проекты развития бизнесмены направляли не более 30% от общего объема необходимых средств, а все остальное составляли банковские займы и бюджетные вливания, то сейчас доля собственных средств выросла до 50%.

«В таких условиях провести локализацию сложно: проекты в финансовом плане весьма тяжелы, – продолжает Елена Рогова. – Для рыночной экономики, когда импортозамещение рассматривается как желание «закрыть» внутренний рынок, это путь в «никуда». Условия для проектов по локализации сегодня не самые лучшие: петербургские предприятия теряют технологическое лидерство, промышленная продукция слабо представлена на мировых рынках в передовых инновационных секторах. Сейчас проекты локализации производств должны быть направлены на выпуск групп товаров, конкурентоспособных на внешних рынках, увеличение объемов экспорта. Это более правильный путь», – приходит к выводу эксперт.

Роза Михайлова

В печатной версии название статьи “Свернуть с дороги в “никуда”” (журнал “Промышленно-строительное обозрение, № 169, апрель, 2016 г.)

Исследование микрорайона

Новости партнеров

Загрузка...

Смотрите также

X