Актуальное

Чтоб не пропасть поодиночке: о поддержке автомобильного производства

Программа по поддержке петербургских автопроизводителей призвана вернуть отрасли утраченные позиции уже к концу года.

В 2015 году производство автомобилей в Петербурге сократилось примерно на 20% (Чтобы увеличить, кликните на фото)
В 2015 году производство автомобилей в Петербурге сократилось примерно на 20%
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

На смену локализации приходят новые инструменты, которые позволят выстроить технологические цепочки и привлечь инвестиции.

Автомобильной промышленности отводится одна из ключевых ролей в экономике Северо-Западного региона. К проблемам и перспективам развития этого сектора производства проявляют внимание и представители властных структур, и эксперты, и предприятия смежных отраслей.

В 2015 году производство автомобилей в Петербурге сократилось примерно на 20%. Но уже в этом году, по мнению председателя комитета по промышленной политике и инновациям Максима Мейксина, ситуация должна улучшиться. Если в первом полугодии можно еще ожидать продолжения инерционного падения производства, то во второй половине года глава комитета прогнозирует рост выпуска легковых автомобилей не менее чем на 20%. Максим Мейксин считает, что стабилизируется положение, связанное с производством грузовых машин.

«Одной из причин спада автопрома можно назвать осложнение в отношениях с Турцией, – утверждает Максим Мейксин. – В результате конфликта на заводы Санкт-Петербурга прекратились поставки некоторых элементов, деталей».

Осенью 2015 года в связи с задержкой на таможне грузов турецкого производства был приостановлен выпуск автомобилей на заводе Toyota и других компаний. Помощь в решении проблем тогда оказал Смольный.

Для поддержки сектора власти предпринимают и стратегические решения. Так, комитет по промышленной политике Санкт-Петербурга разрабатывает предложения о заключении инвестиционных контрактов, которые предполагают особые преференции производителям.

«Они коснутся автопроизводителей и технопарков, – комментирует Максим Мейксин. – В числе мер господдержки предприятиям, реализующим регионально значимые проекты, планируется предоставлять земельные участки без торгов. Выделение земли под целевое назначение упростит вхождение потенциального инвестора в регион».

Если система технического регулирования не в состоянии сформулировать требования для определения пригодности продукции, определить подделку или суррогат – откуда на рынке появится конкурентоспособный продукт?

Отметим, что в прошлом году власти Петербурга снизили пороговую сумму инвестиций, которая необходима для признания проекта стратегическим. Для промышленности она составляет менее 3 млрд рублей. Рассматривается и вопрос о предоставлении налоговых льгот технопаркам.

Поддержка отрасли в масштабах государства даст возможность обновить автомобильный парк, стимулировать лизинг техники и автокредитование, а также поспособствует расширению внутреннего рынка газомоторного топлива. Как сообщил глава Минпромторга Денис Мантуров, объем финансовой помощи российскому автопрому на первое полугодие 2016 года составит 50 млрд рублей. Помимо этого, как сообщалось ранее, правительство выделит 5 млрд рублей для компенсации расходов на транспортировку автомобилей до государственной границы. Это позволит снизить стоимость автомобилей, которые идут на экспорт.

Сказку сделать былью

В качестве эффективного механизма, способного стимулировать рост автопрома, специалисты видят создание профильного кластера. Планы по формированию подобной структуры вынашивались с начала 2000-х годов. Од нако его официального оформления до сих пор не прои зош ло.

«Автомобильный кластер объединит предприятия Санкт-Петербурга и Ленинградской области, – рассказывает координатор проекта, руководитель комитета Национальной ассоциации производителей автомобильных компонентов (НАПАК) Майя Свиридова. – Желание войти в кооперацию уже изъявили не менее десяти местных производителей автокомпонентов, а также все автомобильные заводы. Консолидация предприятий позволит сформировать единую сеть поставок».

Формирование такой структуры позволяет претендовать на получение более 430 млн рублей субсидий из федерального бюджета и других материальных преференций. Кроме госфинасирования, в рамках кластера доступ к льготам получит малый и средний бизнес. Кооперация особенно выгодна для производителей автокомпонентов, это дает им право рассчитывать на льготы в виде освобождения от налога на имущество на пять лет, а также 13,5-процентной ставки налога на прибыль, зачисляемого в городской бюджет.

Отношения в кластере, по словам организаторов, будут выстраиваться в соответствии с положениями ФЗ «О промышленной политике в РФ» и постановления правительства РФ «О промышленных кластерах и специализированных организациях промышленных кластеров». В этих документах оговорены и условия предоставления господдержки. Рассчитывать на нее могут только кластеры, включенные в реестр Минпромторга.

Кроме того, надо учесть и требования к внутренней структуре. Так, 50% участников должны стать учредителями организации – координатора проектов. Предприятия могут находиться на территории одного или нескольких субъектов РФ. Не менее 50% от общего объема промышленной продукции, произведенной каждым предприятием, должно использоваться другими участниками, за исключением тех, кто осуществляет конечный выпуск. Еще одно требование – наличие не менее 50% высококвалифицированных рабочих мест от общего числа. Соответствие промышленного кластера всем требованиям проверяет Минпромторг, он же выдает лицензию сроком на три года.

К 2020 году уровень локализации автомобильного производства должен достигнуть 60-70% (Чтобы увеличить, кликните на фото)
К 2020 году уровень локализации автомобильного производства должен достигнуть 60-70%
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Гарантировать стабильное положение автомобильного производства, безусловно, невозможно без его максимальной локализации. Планируется, что к 2020 году ее уровень должен достигнуть 60–70%. На такие показатели ориентирована федеральная стратегия автопрома, таким же образом оценивают свои потребности и региональные представители отрасли.

Среди других задач, которые ставят перед собой представители отрасли, – снижение со 150 до 50 единиц дефективных образцов, повышение степени рециклирования отходов при утилизации автомобильной техники, ежегодное обновление автопарка на 6–8%.

Важнейшей задачей является подготовка кадров. Также необходимо повышать качественный уровень производства автомобилей, что, в свою очередь, позволит добиться плановых показателей по росту экспорта, который за тот же временной отрезок рассчитывают увеличить с нынешних пяти процентов до 12–14%.

«Для нас важно увидеть системный подход, который будет внедряться в отрасли, – говорит руководитель представительства Агентства стратегических инициатив (АСИ) в Северо-Западном федеральном округе Игорь Девятко. – В этом смысле кластер – наиболее интересная форма кооперации, которую мы готовы поддерживать. Наличие комплексных проектов создаст потенциал, который мы и Минпромторг считаем нужным развивать. Кластерные проекты наибольшим образом соответствуют и нашему проекту «Инвестиционный лифт». Все вместе позволит нарастить предприятиям автопрома экспортный потенциал».

Волшебный ключик

Еще одним механизмом, позволяющим придать ускорение развитию сектора, является внедрение новой индустриальной модели и кооперация со смежными секторами. Новые методы управления уже начали внедрять в авиастроении, представители которого готовы объединить усилия с автопромом.

50 млрд рублей составит объем финансовой помощи российскому автопрому на первое полугодие 2016 года

«Взаимодействие с автомобильной промышленностью и совместный переход на новую индустриальную модель – это возможность для повышения потенциала и роста для предприятий обоих секторов, – считает директор департамента реструктуризации производственных активов ПАО «Объединенная авиастроительная корпорация» Олег Севрюков. – В таком подходе сосредоточены все модели производства, технологии окончательной сборки, применение инноваций и современных материалов. Новая индустриальная модель сконцентрирована на ключевых компетенциях второго-третьего уровня».

Переход к новой модели индустриального развития включает объединение в кластеры и создание технопарков, что подразумевает совместную реализацию проектов и появление новых производств. Сообща гораздо легче создавать инновационные структуры, центры сертификации и выращивать поставщиков. Ключом же к решению задачи перехода на новую организационную модель эксперт считает привлечение сторонних поставщиков и передачу непрофильных работ на аутсорсинг.

«Мы провели анализ производственных мощностей, выделили приемлемые пределы, затем определили производства для аутсорсинга, – поясняет Олег Севрюков. – Так были сформированы специфические направления – производство резиновых технических и кабельных изделий, вытяжных шкафов, трубопроводов, гидроцилиндров, а также механосборочное и литейное производства. Тех поставщиков, которым будут передаваться работы на аутсорсинг, мы сравниваем с нашими внутренними производителями. Таким образом развивается конкуренция. Подобный подход нам кажется перспективным. Например, если у нас не развиты аддитивные технологии, то малый и средний бизнес в этой сфере способен быстро перестроиться, поскольку он более мобилен».

По такой модели авиастроители хотели бы развивать сотрудничество с представителями автокластера.

В авиастроении к комплектующим предъявляются высокие требования по сертификации. И центральное место в реализации новой индустриальной модели отводится центру входного контроля качества. Через него выстраивается структура общения с поставщиками, где заказчиком является кластер авиастроения. Региональный центр инжиниринга обеспечивает поддержку лицензирования, которое недоступно малым предприятиям. Действуя по такой модели, в течение 10 лет можно удвоить производство гражданской продукции.

К сотрудничеству готовы и производители автомобилей из других регионов. Например, группа компаний Volgabus уже имеет успешный опыт реализации проекта с ГУП «Пассажиравтотранс». Благодаря такому взаимодействию на улицах Петербурга появились сдвоенные автобусы волжского предприятия «Ситиритм-18». Кроме того, в городе создан и сервисный центр по обслуживанию автобусного парка.

«Компания заинтересована в партнерах, которые могли бы производить детали и элементы, которые сегодня импортируются, – говорит директор по развитию ГК Volgabus Анна Заводнова. – Нами составлен перечень тех комплектующих, что мы планируем заместить продукцией отечественных компаний. В этом, считаю, мы вполне можем рассчитывать на предприятия петербургского автокластера. Нам интересно и сотрудничество с инжиниринговыми центрами и консалтинговыми компаниями, продвигающими новые методы организации производства».

Учимся СпИКать

Новым инструментом, который появился с введением закона о промышленной политике, стали специальные инвестиционные контракты (СпИК). По сути это соглашение между инвестором и субъектом Российской Федерации, в котором фиксируются обязательства сторон. Инвестор в предусмотренный срок должен развернуть производство промышленной продукции, субъект РФ – гарантировать стабильность налоговых и регуляторных условий и предоставить меры стимулирования. Срок СпИК составит 5–10 лет, который добавляется к периоду выхода проекта на операционную прибыль. Оговорен и минимальный размер инвестиций – 750 млн рублей. Оператором по заключению СпИК выступает Фонд развития промышленности.

СпИК за последние 10 лет - третий значимый механизм, предлагаемый для поддержки промышленности, в том числе автопрома (Чтобы увеличить, кликните на фото)
СпИК за последние 10 лет – третий значимый механизм, предлагаемый для поддержки промышленности, в том числе автопрома
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

«Поскольку это инструмент новый, он пока не проработан детально, – комментирует юрист компании «Бейкер и Макензи – Си-Ай-Эс, Лимитед» Эдуард Задубовский. – Но его значение велико. За последние 10 лет это третий значимый механизм, который предлагается для поддержки промышленности, в том числе автопрома. Напомню, что развитие сектора начиналось с режима промышленной сборки, но с 2011 года был введен первый механизм – локализация. Замечу, что механизм не универсален, поскольку не доступен для новых игроков. Вторым предложенным методом развития промышленности стало развитие ОЭЗ. Благодаря этому механизму получили импульс к росту предприятия Татарстана. И, наконец, в 2014–2015 годах было предложено реализовывать специнвестконтракты. Это, по мнению руководства страны, действенный способ изменения инвестиционного климата и привлечения капитала».

Основные законодательные акты, которые регулируют процедуру вступления в СпИК, – это Закон о промышленной политике, статья 16, и Постановление правительства № 708 о порядке подачи заявок. По информации юриста, на региональном уровне идет корректировка регулирующих документов. Например, внесены изменения в закон СПб о промышленной политике, должны быть разработаны правила заключения контрактов. В Калининградской области изменили формат ОЭЗ.

«К сожалению, на федеральном уровне не приняты акты об изменении законов о налогообложении, – добавляет Эдуард Задубовский. – Но в регионах уже идет процесс адаптации местного законодательства. Лидером стал Пермский край, где приняты изменения, которые предусматривают льготы по земельному налогу, установлена нулевая ставка налога на имущество на время реализации проекта, снижен с 18 до 13,5% налог на прибыль. Хотелось бы, чтобы подобные меры появились и на федеральном уровне. Также необходимо внести изменения в ФЗ о контрактной системе».

Кроме того, Эдуард Задубовский отметил, что некоторые положения имеющихся норм сформулированы нечетко. Так, говорится о возможности предоставления специфических льгот, но нет детального раскрытия того, что имеется в виду.

Тем временем в Минпромторге говорят о большом интересе к СпИКам. Туда поступило более 200 заявок, подписано восемь меморандумов. На сайте министерства каждый день появляется информация о новых встречах с инвесторами. Недавно с предложением о создании производства сельхозмашин выступила немецкая компания. В Петербурге большой интерес проявляет компания «Хендей». В реализации проекта, по мнению Эдуарда Задубовского, механизм СпИК будет иметь перспективы. «Но важно обсуждение с региональным правительством всех деталей, поскольку речь идет о работе на долгосрочной основе», – подчеркивает юрист.

Подготовила Любовь Ежелева

В печатной версии название статьи – “Чтоб не пропасть поодиночке” (журнал “Промышленно-строительное обозрение”, № 169, апрель, 2016 г.)

Похожие сообщения

X