Актуальное
160_600_Поплавок_уши_Строим_добро

Бизнес под защитой

Представлять интересы бизнеса и защищать права деловых людей на всех уровнях – так видит свою роль бизнес-омбудсмен Александр Абросимов.

Александр Абросимов (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Александр Абросимов
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Насколько привлекателен наш город для капитала, что сегодня мешает развитию бизнеса и чем может помочь уполномоченный этого нового для нашей действительности института – наш разговор с бизнес-омбудсменом.

– Александр Васильевич, за два года вы, вероятно, сумели досконально изучить проблемы петербургских предпринимателей…

– Я пришел из бизнеса, который основал более 20 лет назад, поэтому знаком с ситуацией изнутри. Передо мной стояла задача донести до чиновников опыт предпринимательства со всеми положительными и отрицательными нюансами, со своими оценками особенностей экономического развития. Экономика, уровень развития города, региона напрямую зависят от результатов труда предпринимателей и по большому счету от того, как общество и власти относятся к бизнесу. Исходя из этого посыла мы с аппаратом и строим свою деятельность.

– Вы всегда на стороне бизнеса?

– Мне кажется, во взаимоотношениях нужно находить компромисс, власть и бизнес одинаково зависят друг от друга, и потому нужно встречаться, разговаривать, обсуждать проблемы и не принимать решения в одностороннем порядке. К сожалению, большинство решений власть принимает исходя из собственного понимания ситуации. Поверьте мне, никто не хочет делать бизнесу больно, загонять его в какие-то рамки и тиски, но процедура принятия решений такова, что зачастую они приносят больше вреда, чем пользы. Вот, например, тарифы за электроэнергию с 1 апреля опять подняли. Напомню, что в прошлом году это делали дважды. А между тем они ложатся на себестоимость продукции, и это касается всех, не только любого бизнеса, но и нас с вами, потому что растет цена, разгоняется инфляция. И надо этот процесс приостановить.

– Насколько известно, в прошлом году стоимость электроэнергии для предприятий подняли на 35%. Разве не логично, когда товар имеет одну цену для всех потребителей? В свое время правительство Валентины Матвиенко стремилось уменьшить разницу между тарифами для предприятий и населения, поэтапно снижая их для первых и повышая для вторых…

Во взаимотношениях нужно находить компромисс, власть и бизнес одинаково зависят друг от друга, нужно встречаться, разговаривать, обсуждать проблемы и не принимать решения в одностороннем порядке

– И в результате пришли к тому, что федеральные тарифы на электроэнергию выше региональных даже сейчас, когда их подняли на 35%. А Россети, которые предоставляют сети для транспортировки электроэнергии и работают по тарифам федерального ведомства, сейчас подают иск на «Ленэнерго» о возмещении разницы в цене в 3 млрд рублей.

Кто должен гасить эту разницу: правительство, которое снизило цены, или компания, которая работает по утвержденным правительством тарифам? Вот такая дилемма. Но увеличение тарифов ставит петербургскую промышленность в неравные конкурентные условия с другими производителями той же продукции. Мне кажется, если бы тарифы на все ресурсы оставили в покое хотя бы на два-три года, то предприятиям было бы легче жить и работать в нынешних условиях. Это была бы существенная поддержка.

– Цена услуг монополистов – это ведь не единственная и, наверное, не основная проблема бизнеса?

– Совершенно справедливо, бизнес в большей степени волнует состояние экономики, приведшее к серьезному падению платежеспособного спроса населения. Кроме того, опросы предпринимателей показывают: негативно влияют на бизнес повышение налогов и акцизов, арендной платы и изменение курсов валют. Последнее особенно важно для тех, кто импортирует товары из других стран.

– А как же импортозамещение?

– К сожалению, не все можно заместить. Бананы, например, в России не растут. Не выпускаются у нас и некоторые виды современного оборудования, материалов. К примеру, ткани и фурнитура для легкой промышленности, высококачественная кожа, ряд запчастей для автопрома и энергетики. И те предприятия, которые завязаны на поставки импорта, несут убытки от роста курса валют.

– Ваша деятельность предполагает анализ привлекательности региона, инвестиционного климата, что здесь, по-вашему, интересно, важно?

– В рейтинге инвестиционной привлекательности регионов России, которое публикует Агентство «Эксперт РА», в прошедшем году наш город получил высшую оценку – 1А, что означает максимальный потенциал, минимальный риск. При этом общая доля Санкт-Петербурга в общероссийском инвестиционном потенциале составила 4,6%. Но по индикатору «Инвестиционный риск российских регионов в 2015 году» Петербург понизил свои показатели на три пункта. В целом это соответствует средним по стране показателям и во многом обусловлено сложившейся экономической ситуацией.

Завязанные на поставки импорта предприятия несут убытки от взлетевшего курса валют (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Завязанные на поставки импорта предприятия несут убытки от взлетевшего курса валют
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

По объему инвестиций на душу населения мы занимаем лишь 21-е место в стране. В 2015 году индекс физического объема инвестиций в Санкт-Петербурге снизился, инвестиции в сопоставимых ценах уменьшились на 11% по сравнению с предыдущим периодом. Продолжает падать индекс промышленного производства: если в 2014 году падение зафиксировано на уровне 6,4%, то в 2015-м – уже на 7,3%. Сократилась и доля обрабатывающих производств – с 37% в 2013-м до 31% в 2015 году.

Еще хуже обстоят дела в малом бизнесе. Для сравнения: доля крупных промышленных предприятий, снизивших показатели, составляет 44,4%, средних – 50,8%, малых – 60,6%, или почти две трети. Если же оценивать по отраслям, то, как всегда, в большей степени на экономическую конъюнктуру реагирует строительное производство – 78,2% подрядных компаний сократили объемы. В сфере торговли таких 64,5%, а в секторе услуг – 55,7%.

Конечно, устойчивость городской экономике придает ее разноплановость, но если ничего не предпринимать, не менять, падение будет продолжаться и экономику не спасет даже диверсификация. Безусловно, наш город остается крупнейшим промышленным, индустриальным центром. В этом секторе трудятся 341 600 петербуржцев. Доля промышленности в ВРП составляет 24%, а в обороте организаций – 40%. Вклад промышленного комплекса в формирование доходной части бюджетов всех уровней – 38,3%. И это самая большая доля.

Предприятия города занимают лидирующие позиции в Северо-Западном федеральном округе: из 250 крупнейших компаний, расположенных в СЗФО, 165 – предприятия Санкт-Петербурга, совокупная выручка которых составляет 6,4 трлн рублей, или 78% оборота всех петербургских компаний.

– И все же ситуация в экономике не столь благостна, как хотелось бы. Как вы считаете, что следует предпринять власти для дальнейшего эффективного развития?

– Как известно, правительство разработало Программу первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в Санкт-Петербурге в 2015 году и на 2016–2017 годы. И свои предложения при ее формировании я направлял губернатору.

В рейтинге инвестиционной привлекательности регионов России в 2015 году Петербург получил высшую оценку – 1А, что означает максимальный потенциал, минимальный риск

Например, считаю, что необходимо максимально сократить перечень основных магистралей Санкт-Петербурга, на которых не допускается размещение нестационарных торговых объектов. Следует полностью компенсировать затраты машиностроительных предприятий на участие в выставочно-ярмарочных мероприятиях на территории города и на 50% – при выезде в другие регионы и за границу. Я предлагаю рассмотреть возможность разработки специальной программы «Создание и (или) развитие частных промышленных (индустриальных) парков» с последующим привлечением на эти цели средств федерального бюджета.

Причем при подготовке нормативных и правовых актов, регламентирующих порядок предоставления субсидий и преимуществ резидентам индустриальных парков для малого и среднего бизнеса, заложить средства на создание центров коллективного пользования оборудованием, в первую очередь для проведения испытаний.

Вообще, если говорить об инфраструктуре для размещения промышленных производств, считаю, сегодня можно ее развивать, не вкладывая больших средств, а рационально используя потенциал так называемого серого пояса.

Известно, что на крупных промышленных предприятиях не только пустуют административные помещения и производственные площади, но и оборудование простаивает. И это объективный процесс: современные технологии производства продукции не требуют столь значительных площадей. Наш промышленный комплекс формировался десятки лет назад под другие объемы производства и под технологические процессы, которые существовали в середине прошлого века.

Сегодня избыток производственных площадей и основных фондов промышленные гиганты могут использовать для развития индустриальных парков. И на этих территориях вполне могут размещаться малые и средние производственные предприятия, которые, как известно, быстрее адаптируются на рынке, реагируют на его запросы и смогут быть полезными партнерами крупного бизнеса. Таким образом, для сектора МСП это будет очень существенная поддержка, при этом не потребуется больших бюджетных затрат.

Ведь что сегодня на деле происходит: малые предприятия арендуют производственные площади и офисы у крупных компаний, но никто не хочет заключать с ними договор более чем на 11 месяцев. Вы понимаете, что значит для производства не иметь возможности планировать работу хотя бы на год-два вперед? Развитие индустриальных парков позволит малому бизнесу участвовать в госзаказе, а государству станет проще контролировать это участие.

– Идея хорошая, но говорят о ней уже много лет…

– Вот я и хочу сдвинуть этот воз. К счастью, к моему мнению в правительстве города прислушиваются. По-этому есть надежда, что ситуация изменится уже в ближайшей перспективе.

– Александр Васильевич, сегодня в предпринимательской среде весьма обсуждаемая тема – оценка регулирующего воздействия при формировании правовых, законодательных документов. Насколько это важно и кто должен такие оценки делать?

Избыток производственных площадей и основных фондов промышленные гиганты могут использовать для развития индустриальных парков (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Избыток производственных площадей и основных фондов промышленные гиганты могут использовать для развития индустриальных парков
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– Оценка регулирующего воздействия – это способ понять, как тот или иной закон повлияет на экономику региона или страны. Любой правовой акт, регулирующий экономическую сферу, следовало бы подвергать оценке экспертов, профессионалов, которые могут объяснить законодателям или чиновникам, принесет документ пользу обществу или, напротив, навредит.

Такое решение было принято на федеральном уровне, и в городе также действует постановление правительства № 244 от 10 апреля 2014 года «О порядке проведения оценки регулирующего воздействия (ОРВ) в Санкт-Петербурге». Однако это постановление практически не работает, потому что, во-первых, решение о проведении ОРВ принимает разработчик нормативного акта, а во-вторых, не установлены четкие критерии того, стоит подвергать нормативный акт оценке регулирующего воздействия или нет.

Есть и еще один ход, которым активно пользуются чиновники: ОРВ не подлежат изменениям уже действующего законодательства. Вот потому изменения Земельного кодекса и других основополагающих экономических законов не обсуждались бизнес-сообществом. А их негативное влияние на экономику тем не менее мы ощущаем очень остро.

Вот один из последних примеров. С 1 апреля вступили в действие изменения в Воздушный кодекс, требующие регистрации всех беспилотных летательных аппаратов весом от 600 г, включая мультикоптеры, которые используются при телесъемках. Если на оборудование не получен регистрационный документ, его нельзя использовать. А положения, описывающего процедуру регистрации, нет. Это пример того, как не должны работать органы власти, чтобы не вводить экономику в ступор.

– Расскажите о ваших ближайших планах. И каков ваш прогноз: выдержат ли городские предприниматели давление государства при падении спроса и обнищании большей части горожан?

– Ну, сгущать краски не стоит, бизнес жив, ситуация хоть и медленно, но меняется к лучшему. Например, до конца этого года все государственные помещения, которые сдаются в аренду, получат закрепленную за ними электрическую мощность. А это значит, предпринимателям не придется платить за бездоговорное потребление электроэнергии.

Предприятия города занимают лидирующие позиции в СЗФО: 165 из 250 крупнейших компаний округа – предприятия Санкт-Петербурга. Их совокупная выручка 6,4 трлн рублей, или 78% оборота всех петербургских компаний

При вице-губернаторе Александре Говорунове создана рабочая группа из сотрудников двух комитетов – по законности и правопорядку и по работе с органами госвласти и взаимодействию с муниципальными образованиями, которая будет заниматься постепенной ликвидацией несанкционированной торговли. Кстати, замечу: бюджет города от незаконной торговли теряет около 10 млрд рублей только арендных платежей, не считая налогов.

Еще такой аспект: наш автопром проявляет интерес к экспорту своей продукции и федеральный экспортный центр готов поддержать петербургских автопроизводителей. И это дает основание предполагать, что автомобили, которые производятся у нас, конкурентоспособны.

С прошлого года вместе с представителем прокуратуры я веду прием. Мы намерены защищать предпринимателей от незаконных покушений на их частную собственность.

Многое делается в городе по поддержке промышленности. Создан специальный фонд, который под небольшие проценты будет кредитовать предприятия. Городское правительство в рамках своих полномочий снижает налоги, тем самым способствуя легализации деятельности тех, кто из-за большой налоговой нагрузки предпочитал работать в тени. Уверен, наши предприниматели выстоят.

А от государства требуется совсем немного: заморозить на несколько лет законодательную деятельность, чтобы установленные правила игры действовали без изменений хотя бы три года, а еще лучше пять или семь.

Лилиана Глазова

Похожие сообщения

X