жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Станкостроение: новая эра

В этом году исполняется 150 петербургскому станкостроению. Долгая история отрасли отмечена не только большими победами, технологическими прорывами, но и кризисами, падением производства. Сегодня петербургские станкостроители, объединившись, продолжают лучшие традиции своих предшественников.

Юлия Адашкевич
Юлия Адашкевич

Об истории отрасли, планах по технологическому обновлению, проектах, которые будут реализованы на основе консолидации производителей, мы говорим с генеральным директором Кластера станкоинструментальной промышленности Санкт-Петербурга Юлией Всеволодовной Адашкевич.

– Юлия Всеволодовна, история петербургского станкостроения, по сути, это история развития и становления отрасли в масштабах всей страны…

– Санкт-Петербург без преувеличения можно назвать городом отечественной промышленной революции, здесь, в частности на Выборгской стороне, начиналась история многих предприятий, положивших начало целым отраслям отечественной промышленности. Одной из таких отраслей и стало российское станкостроение.

Средства обработки металла появились в Петербурге еще в петровские времена. Но первый машиностроительный завод «Феникс», с которого и началось петербургское станкостроение как отрасль промышленности, был основан англичанином Джеймсом Мюргедом ровно 150 лет назад, в 1868 году. Иностранные предприниматели охотно шли в Россию со своими технологиями, понимая, какие возможности для их бизнеса им открываются. Позже завод перешел его сыновьям, которые довольно успешно вели дело.

Первый в мире станок с ЧПУ был создан на заводе им. Свердлова в далеком 1958 году

Происходило развитие производства примерно по той же схеме, которая нам известна сегодня. Сначала предприниматели организовали сборку паровых машин и металлообрабатывающих станков из деталей, которые доставлялись из Европы.

Но примерно через 20 лет на заводе уже был отлажен серийный выпуск станков на основе российских технологий. «Феникс» поставлял металлообрабатывающее оборудование для судостроительной промышленности, для военных заводов. Продукция пользовалась спросом и за рубежом – экспортировалась в Европу. К концу XIX века станкостроительная отрасль была представлена уже несколькими крупными заводами.

После революции машиностроительное предприятие «Феникс» было национализировано, и с этого началась новая история развития отрасли, положившая начало целой школы отечественного станкостроения под всемирно известным брендом «Свердлов».

– Чем была знаменательна советская история предприятия?

Цех– Машиностроительный завод «Феникс», в 20-е годы получивший название «Станкостроительный завод им. Я. М. Свердлова», начал серийно выпускать продукцию в 1925 году. Надо отметить, что советское правительство прекрасно понимало, насколько важную роль играет отрасль в технологическом обеспечении активно развивающейся советской промышленности. В период индустриализации, реализуемой в годы первых пятилеток, вплоть до Великой Отечественной войны, было очень много сделано для развития станкостроения, включая создание отраслевой научной базы.

В войну завод был эвакуирован на Урал и работал на нужды обороны. Производства разворачивались буквально в чистом поле, только потом возводились корпуса, и выпуск продукции не прекращался.

После войны начался новый этап в развитии предприятия, которое было восстановлено на Свердловской набережной в 1947 году.

В это время большое значение придавалось отраслевой науке. Только в Ленинграде были созданы пять крупнейших КБ, где решались перспективные задачи по развитию промышленной индустрии страны. Поясню: станкостроение – основа машиностроения, поскольку без станков как средств производства невозможно поступательное обновление любой индустрии.

Технический, технологический, научный потенциал предприятий кластера позволяет решать не только задачи собственного развития, но и отрасли в целом

Вместе с тем на каждом станкоинструментальном предприятии формировались свои КБ, куда отбирались лучшие силы, самые талантливые инженеры. Они решали важные отраслевые задачи по созданию технологий мирового уровня.

Это дало возможность организовать выпуск по собственным разработкам металлорежущих станков различных типов: горизонтально-расточных, координатно-расточных, копировально-фрезерных – по сути, обрабатывающих центров.

Сегодня мало кто знает, что именно на заводе им. Я. М. Свердлова в далеком 1958 году был создан первый в мире станок с числовым программным управлением. Предприятие постоянно участвовало во всемирных промышленных выставках, и дважды – в Брюсселе и Лейпциге – ленинградские инженеры получали за свои уникальные разработки золотые медали.

– Другими словами, по уровню развития отрасль не отставала от всего промышленного мира.

– Это действительно так. В 1962 году на базе завода им. Свердлова было образовано Ленинградское станкостроительное производственное объединение (ЛСПО), в него влились пять предприятий, все крупные ленинградские КБ, которые вели научные исследования в области станкостроения.

ДеталиТаким образом, была создана мощная структура – самая крупная в стране – по разработке и производству станкостроительного оборудования для тяжелого машиностроения.

Для сравнения: ЛСПО им. Свердлова ежемесячно производило до 600 оборудования, около 4000 станков было поставлено за рубеж. Объединение стало одним из крупнейших в мире экспортеров станков среднего и тяжелого класса, успешно конкурируя с ведущими мировыми производителями, в том числе из США, Германии и Японии.

Конечно, в СССР был и импорт станочного оборудования, но при этом сохранялся вполне адекватный баланс экспорта – импорта. Более 80% станков, внедренных в промышленное производство, были отечественного производства, а также поставлены из дружественных нам социалистических стран. Импорт из капиталистических стран был менее 20%. Для сравнения: сегодня импортируется более 92% станков, в том числе произведенных в странах – членах НАТО.

– Тем не менее в 2004 году завод им. Свердлова был признан банкротом, в чем была причина такого упадка?

– Никакого упадка не было! Завод был процветающим, сумевшим в 90-е годы не только восстановить производство станков, ранее выпускаемых знаменитым ЛСПО им. Я. М. Свердлова, но и к концу 90-х вновь стать лидером отечественного станкостроения. Именно завод «Свердлов» является достойным примером того, что реальное отечественное станкостроение можно эффективно развивать в рыночных условиях, опираясь на школу отечественного станкостроении.

Наша миссия – обеспечить переход от традиционных станков и обрабатывающих центров к новому типу оборудования – многофункциональным технологическим комплексам

Говорю об этом уверенно, так как значительная часть моей жизнь связана с ЛСПО им. Я. М. Свердлова, а позднее с заводом «Свердлов». Начальником одного из цехов ЛСПО им. Я.М. Свердлова работал мой отец, а мама была главным диспетчером. Учась в институте (Завод-ВТУЗ при Ленинградском металлическом заводе), я начинала в ЛСПО им. Я. М. Свердлова свою трудовую деятельность скомплектовщицы, пройдя профессиональное становление на инженерных должностях, а с конца 90-х была назначена на должность заместителя генерального директора ЗАО «Станкостроительный завод «Свердлов». И я, и мои родители, и их друзья буквально жили заботой о предприятии, его интересами, все разговоры, даже за праздничным столом, всегда сводились к заводским делам.

Станкостроительный завод «Свердлов» был образован в 1996 году после приватизации и последующего банкротства в начале 90-х знаменитого ЛСПО им. Я. М. Свердлова (как и многих других предприятий станкостроения после тотальной приватизации отрасли). На момент образования завод был практически неработоспособен и имел огромные внешние долги вследствие банкротства ЛСПО им. Я. М. Свердлова.

Тем не менее в объективно тяжелых экономических условиях 1996–2002 годов завод развивался динамично и эффективно, став к 2001 году бесспорным лидером отечественного и в значительной степени мирового станкостроения. Об этом свидетельствуют многочисленные награды и дипломы престижных международных выставок, а также премии Правительства РФ и Правительства Санкт-Петербурга за достижения в области качества.

Фрезерный станок

Однако в конце 2002 года из-за своего престижного месторасположения на набережной Невы в историческом центре Санкт-Петербурга завод подвергся рейдерскому захвату, был доведен до банкротства и прекратил существование.

На мой взгляд, это невосполнимая утрата для отечественного станкостроения. Но, невзирая на проблемы, петербургская станкостроительная отрасль жива – благодаря энергии, энтузиазму и профессионализму специалистов и руководителей, которые сумели восстановить деятельность, продолжая лучшие традиции ленинградской школы отечественного станкостроения.

– Как сегодня идет их развитие и насколько важно было объединиться в кластер?

– Хотя распад отрасли происходил, безусловно, болезненно, но малые предприятия, образованные в основном из бывших подразделений ЛСПО и Станкостроительного завода «Свердлов», а также из крупных предприятий сопутствующих отраслей промышленности, не только уцелели, но и сумели найти свою рыночную нишу.

Например, компания «Балт-Систем» поставляет свои системы не только в страны ближнего зарубежья, но и в Европу. Приборами, которые выпускают в ООО «Специальное конструкторское бюро измерительных систем» – энкондерами и различными преобразователями перемещений, пользуются более 2000 потребителей в России и за рубежом.

АО «АВА ГИДРОСИСТЕМЫ» тоже не ограничивается станкостроительной специализацией и создает продукцию, к примеру, для метрополитена и даже для космодромов. Сегодня от 10 до 30% продукции этих компаний успешно экспортируется в дальнее и ближнее зарубежье, а суммарный оборот составляет несколько миллиардов рублей.

Технический, технологический, научный потенциал каждого из этих предприятий позволяет решать не только задачи собственного развития, но и отрасли в целом. Сейчас, например, в рамках кластера производятся тяжелые фрезерно-расточные, уникальные прецизионные станки, системы ЧПУ, гидравлические устройства, датчики и измерительные приборы, лазерные системы, программное обеспечение, системы автоматики.

Это и стало шесть лет назад основанием для образования Кластера станкоинструментальной промышленности Санкт-Петербурга.

И если вначале в кластер входили 15 компаний, сегодня мы объединяем 25 предприятий, три из них – иногородние, пять выпускают конечную продукцию (станки и оборудование).

– Почему именно такая кооперационная система, как кластер, была выбрана станкостроителями?

– Кластерная политика была объявлена государством как один из основных элементов промышленной политики. На самом деле история кластеров насчитывает более 40 лет. Такие объединения создаются практически во всех развитых странах. Многочисленные примеры из мировой практики подтверждают, что кластерная форма организации производства является оптимальной для конкурентоспособного развития конкретных отраслей промышленности, причем именно на инновационной основе.

В целом, по оценке экспертов, кластеризацией охвачено около 50% экономик ведущих стран мира, модель ведения хозяйства чрезвычайно популярна в странах Евросоюза, что обусловлено благоприятным сочетанием региональных факторов и дальнейшим развитием связей между предприятиями внутри самого кластера.

В России этот процесс идет в разных отраслях экономики.

Так, в 2015 году было принято постановление правительства «О промышленных кластерах и специализированных организациях промышленных кластеров» (№ 779 от 15 июля 2015 года), в котором предприятия в составе кластеров, внесенных в Федеральный реестр промышленных кластеров, имеют право на получение государственных субсидий при реализации инновационных проектов.

С 2012 года в стране под эгидой Министерства экономического развития создается региональная инфраструктура поддержки кластеров. В Санкт-Петербурге это Центр кластерного развития (ЦКР), который координирует деятельность региональных кластеров и помогает решать задачи взаимодействия с региональными и федеральными органами власти.

Кроме того, в регионе сложилось достаточное количество компаний, специализирующихся в области станкостроения, и это не случайно. Санкт-Петербург, как уже было сказано выше, традиционно был и остается местом локализации знаменитой школы отечественного станкостроения. Ну и, разумеется, готовность правительства СПб активно поддерживать кластерные инициативы также сыграла немаловажную роль в создании нашего кластера.

– Какие задачи перед вами стоят сегодня?

– Как я уже говорила, после уничтожения ЗАО «Станкостроительный завод «Свердлов» в России, по сути, было утрачено среднее и тяжелое станкостроение. И мы взяли за основу деятельности кластера именно это направление, которое реализуется в виде единого проекта. Технико-экономическое обоснование было разработано специалистами ЗАО «Станкозавод ТБС» в составе нашего кластера.

Проект подразумевает производство широкой гаммы горизонтально-расточных станков среднего и тяжелого класса для обработкAdи крупногабаритных деталей. Опытные образцы такой техники уже получены. Сейчас мы готовим документы для получения субсидий на НИОКР в Российский фонд технологического развития (РФТР) и в Фонд развития промышленности Санкт-Петербурга.

Тяжелое станкостроение – это наукоемкое, материалоемкое и энергоемкое направление в нашей отрасли, которое требует профессионального и системного подхода к разработке и производству такой техники и которое неизбежно связано с большими затратами на организацию производства современного станочного оборудования такого класса.

Без тяжелых станков и обрабатывающих центров невозможно развивать судостроение, тяжелое машиностроение, аэрокосмическую и атомную промышленность, почти весь оборонно-промышленный комплекс и много других видов производств.

Мы планируем взять на себя выпуск такого оборудования – ориентированного именно на потребности базовых отраслей российской промышленности. Уже определен инвестор, приобретена площадка под размещение сборочного производства, а производство базовых деталей и других компонентов, включая производство шпинделей, расположится на площадке бывшего завода «Русский дизель», здесь есть для этого специальное оборудование. Остальные детали и комплектующие будут производиться на предприятиях кластера и приобретаться у наших партнеров.

Поскольку мы являемся разработчиками оборудования, то любой станок может быть использован как платформа, которую можно будет дорабатывать с учетом требований заказчика. Иначе говоря, мы намерены в первую очередь производить то, что сегодня необходимо нашему потребителю, комплексно решая задачи импортозамещения.

И здесь отдельно хочу отметить завод прецизионного станкостроения, также входящий в состав кластера. Братья Экваль основали завод (впоследствии наждачно-механический завод «Струк-Экваль»), родоначальник завода прецизионного станкостроения им. Ильича, который ведет свою историю с 1893 года.

За годы существования завод разработал и поставил на поток выпуск сотни различных моделей станков, в том числе уникальных прецизионных станков для подшипниковой промышленности, а также высокопроизводительных шлифовальных, круглошлифовальных, оптических профилешлифовальных, сферошлифовальных и доводочных станков для различных отраслей промышленности.

Однако базовая задача, стоящая перед кластером, – это создание нового поколения технологий, причем не только обработки материалов, но и формообразования. Иначе говоря, наша миссия – обеспечить переход от традиционных станков и обрабатывающих центров к новому типу оборудования – многофункциональным технологическим комплексам (МТК). Именно такое оборудование способно успешно решать задачи перехода России к новому технологическому укладу, включая реализацию стратегии «Индустрия 4.0».

Для системного решения задач по развитию инновационного станкостроения и создания нового поколения промышленных технологий нами был инициирован проект создания в Санкт-Петербурге Международного центра технологических инноваций (МЦТИ). Реализация проекта планируется при поддержке правительства Санкт-Петербурга. В проекте помимо предприятий кластера планируется участие Госкорпорпции «Ростех», а также станкостроителей Республики Беларусь.

– Что же необходимо предпринять, чтобы станкоинструментальная отрасль не только жила, но и развивалась?

– Прежде всего, помимо решения задач импортозамещения, это ориентация российских предприятий, в том числе и нашего кластера, на инновационное станкостроение, на создание нового поколения технологий, отнесенных к категории «высоких» (hi-tech). Для этого необходима политическая воля государства, направленная на поддержку отечественного инновационного станкостроения. Причем это не фантазии российских станкостроителей – это мировая практика. Система взаимоотношений государства и бизнеса должна быть направлена на создание базы инновационного развития отрасли – законодательной, научной, производственной и образовательной.

Но помимо поддержки отрасли необходимо стимулирование со стороны государства и самих потребителей, особенно в сфере ОПК, на преодоление технологической зависимости от иностранного оборудования и восстановления баланса российских и иностранных технологий в структуре российской промышленности до приемлемого уровня (как минимум 50 х 50, а не так, как сейчас, – 95 х 5 в пользу иностранной техники).

Задачи и цели нам, как станкостроителям, понятны и даже очевидны, поэтому теперь слово за органами государственной власти, особенно после выступлений президента РФ В. В. Путина по вопросам технологического развития экономики. Тем не менее до сих пор не утверждена стратегия развития отрасли. Документ был разработан под эгидой Минпромторга РФ, однако его не одобрили специалисты, посчитав сырым и в значительной мере дилетантским. Сейчас документ дорабатывается.

Мы, в свою очередь, по поручению вице-губернатора Петербурга Сергея Мовчана разрабатываем стратегию развития станкостроения в Санкт-Петербурге, которая должна стать основой для развития отрасли в регионе. Это очень кропотливая и серьезная работа, но мы с ней справимся.

Роза Михайлова

Другие материалы по теме

X