жк днепропетровская 37 3-комнатная 8.8

Малый бизнес: пока все только для «больших»

Исследования аналитиков состояния малого и среднего предпринимательства открывают множество проблем, связанных с условиями вхождения в рынок, встраиванием в существующие производственные цепочки, недоступностью государственной поддержки. Это существенно сдерживает развитие малого бизнеса.

Станок
Фото: doctor-ort.ru

О важной роли малого бизнеса в экономике страны говорится давно и много, однако пока предприниматели не чувствуют реальной поддержки государства и каждый решает задачи и проблемы развития бизнеса в одиночку, нередко уходом «в тень». Проблемы сектора в этом году впервые активно обсуждались на Петербургском международном экономическом форуме.

Предприниматели считают, что и правовое поле, и налоговая система в стране заточены под богатых, владеющих уже состоявшимся, как правило, крупным бизнесом. «В России проблематично не только начать бизнес, но и встраиваться в уже действующие производственные цепочки. Несмотря на закон о закупках товаров, работ, услуг (№ 223-ФЗ), требующий, чтобы крупные компании отдавали определенный процент малым предпринимателям, малый бизнес по-прежнему сетует на сложности в получении заказов и недоступность господдержки», – считает генеральный директор ООО «Энергосервис» Николай Дунаев.

Нереальная статистика

Для начала, считают участники дискуссии, производственные малые и средние компании необходимо выделить в отдельную экономическую отрасль, однако пока это вряд ли осуществимо. Как заметил вице-президент общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» Азат Газизов, по данным Росстата за 2016 год, в России всего 38 600 промышленных предприятий. А если брать данные ЕГРЮЛ, то по ОКВЭД производственных предприятий более 400 000. Какие из этих данных более точны, сказать трудно. Государственная информационная система промышленности (ГИСП) находится в стадии становления. Чтобы определиться с тем, кого поддерживать и в каких объемах, необходимо провести всероссийскую перепись производственных компаний. Но отсутствие реальной статистики – только одна из проблем.

«Ни для кого не секрет, что производственный парк изношен на 50%, а чтобы быть конкурентоспособными, требуется современное оборудование. Фонд развития промышленности работает в основном с крупными предприятиями, – говорит Азат Газизов. – У Министерства экономического развития были программы по лизинг-гранту, но они закрылись. Есть подобная программа лизинга в Минпромторге – так там капитализация всего 2 млрд рублей. Словом, потребность есть, а работающих инструментов нет».

Но самая большая сложность, по словам АзатаГазизова, в недоступности кредитов для предпринимателей, намеревающихся открыть производство. Для этого нужно иметь свободными от 30 до 100 млн рублей. Займы с действующими процентными ставками для малого и среднего бизнеса нереально обслуживать, да и получить не всегда можно. Необходимо ставки снижать, проводить опросы, анализ и мониторинг, чтобы понять, каковы сегодня нужды производственных МСП, и только после этого принимать программы поддержки.

«Действительно, чтобы организовать производство, надо пройти через множество структур, – поддержала коллегу вице-президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Елена Дыбова. – Государственные ведомства между собой не кооперируются. А вот контрольно-надзорные органы работают вполне успешно, поэтому пользоваться господдержкой люди не спешат. Возьмешь 3 млн, а отчитываться придется за 133. Нет единой схемы поддержки, когда один институт передает компанию следующему, от стартапа до крупного производства. В Астраханской области, например, предпринимателя за руку по всем инстанциям водит министр экономики. И коррупционные схемы присутствуют, конечно, потому что процедуры непрозрачны. Кроме того, региональные власти плохо взаимодействуют с федеральными. У нас до сих пор нет единого реестра получателя господдержки. Надо сделать так, чтобы точка входа была одна, реестр один и полностью прозрачная среда. А пока фонды поддержки 80% средств тратят на свое содержание, мы не добьемся успеха».

Слабые связи между крупным и малым бизнесом, отсутствие интереса и доверия «большого» к «малому» – еще один барьер на пути развития малого предпринимательства в промышленности

Поставщиков придется растить

В свою очередь, заместитель генерального директора АО «Корпорация «МСП» Наталья Коротченкова подчеркнула, что пришло время растить поставщиков. Для этого крупнейшим компаниям нужно позволить предоставлять преференции эффективным компаниям-поставщикам. «Мы теряем технологические цепочки и компетенции, – утверждает она. – Я отвечаю за блок закупки. В 2018 году объем закупок у малого бизнеса должен составить примерно 3 трлн рублей. Эту сумму невозможно закрыть канцелярией и туалетной бумагой. Основные закупки все же придутся на производственные компании. Но необходимо понять критерии отнесения к производственным компаниям. Сегодня таких критериев нет».

«Беда в том, что в результате несовершенства системы стандартизации мы получили ГОСТы, заточенные под конкретных производителей, – отметила Елена Дыбова. – Эксперты активно внедрились в Госстандарт, «договорились», что называется, с некоторыми техническими комитетами, которые «рисуют» стандарты так, как нам и не снилось. Поэтому малому бизнесу попасть в госзакупки очень сложно. Предприниматели, кстати, и не в курсе, что о них все записали в стандарты, в связи с чем в госзакупки они вообще не попадут, если это не прикормленные малые предприятия. Меня радует позиция ФАС, нам следует объединиться, это спасет конкуренцию и поддержит малый и средний бизнес. С ФАС можно договариваться, в антимонопольной службе прислушиваются к аргументам».

 Бизнес – не социалка

В государственной информационной системе промышленности, по словам директора Департамента стратегического развития и корпоративной политики Минпромторга Алексея Ученова, сегодня 6000 производственных компаний. На сайте ведомства есть каталог продукции, каждая компания может им воспользоваться. Более того, есть возможность на безвозмездной основе создать свой каталог и встроить его в ведомственный, доступный всем закупщикам. Это позволяет, по его мнению, «встраиваться в цепочки».

Минпромторгом, кроме того, введена система рейтингования и навигатор мер поддержки, который включает 740 мер, в том числе 598 – региональных мер. «Информация доступна всем желающим, – напомнил Алексей Ученов. – Вопрос в том, хотят ли об этом знать предприниматели».

Заместитель министра экономического развития Российской Федерации Олег Фомичев также пояснил, на портале госуслуг предоставляются услуги всем гражданам страны, и все зависит о инициативы самих предпринимателей. «Бизнес не социалка, – напомнил он, – и государство не может поддерживать нуждающийся бизнес».

Как полагает замминистра, в малом производственном бизнесе две проблемы: первая – это небольшой сектор экономики, представляющий в основном микропредприятия, вторая – у современного отечественного малого бизнеса нет выстроенной истории, когда существует и логистика, и электронная система, позволяющие нормализировать торговые сделки. «Государство как раз и должно поддержать этот сектор экономики в таких вопросах: предоставить электронные площадки и логистику», – резюмирует Олег Фомичев.

Цех
Фото: sofp.ru

 Большой малого не понимает

Слабые связи между крупным и малым бизнесом, а точнее говоря, отсутствие интереса и доверия «большого» к «малому» – это еще один барьер на пути развития малого предпринимательства в промышленности. «Нашей научно-производственной компании 25 лет, и мы никогда никакой поддержкой не пользовались, – рассказала генеральный директор ЗАО «Блокформ» Дина Смекалова. – Мы выпускаем продукцию, детали, важную для безопасности страны. Платим пошлину в 6,5% за поставку комплектующих, необходимых нам в производстве, которые пока в стране не изготавливает никто. Пытаемся договориться с крупными компаниями о сотрудничестве, так как собственных средств не хватает, но они не хотят рисковать, поскольку не уверены в успехе дела и возврате вложенных средств. Кто-то должен решать или регулировать проблемы с вложениями в такие производства. Можно, например, создать агентство консолидированного спроса, которое будет поддерживать научные разработки».

Условия, в которых сегодня находится малый производственный бизнес, вынуждают его уходить в тень. Такую неутешительную статистику приводит бизнесмен, член генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Андрей Павлов: «В прошлом году, по статистике, в стране произведено 111 млн пар обуви, в том числе в Дагестане – 50 000 пар мужской обуви. Но только мои заводы выпустили там 192 000 пар. Посчитав всех производителей, мы выяснили: в одной этой республике было произведено не менее 5 млн пар обуви. Примерно такая же картина в Ростовской области. Иначе говоря, в реальности продукции выпускается намного больше, чем отражается в статистике: производители находятся в тени, уходят от налогов, иначе не выживут. Отечественные обувщики не в состоянии конкурировать с китайскими, которые работают по 12–14 часов, а себестоимость обуви там составляет всего 100 юаней. В Китае налоги для производителя два-три юаня при высоких ввозных пошлинах на обувь. У нас же беспошлинный ввоз через казахстанскую границу. В России много малых городов, где легкая промышленность могла бы стать градообразующей. Но для этого необходимо производителя вывести из тени».

Как вывести бизнес из тени

Предприниматели утверждают, что попытки выйти из тени на свет чреваты для производителя потерей бизнеса. Контрольно-надзорные органы имеют право наказывать «за прошлое» и тем самым фактически приводят предприятия к банкротству.

Заместитель руководителя Федеральной налоговой службы (ФНС) России Дмитрий Сатин утверждает, что ситуация меняется. «Введение онлайн-касс, контроль за самозанятыми – серьезный шаг в сторону выхода экономики из тени, – говорит он. – Что касается «прощения» не уплаченных ранее налогов, то их должны платить все. ФНС приспосабливается, используя новейшие технологии. И предприниматели должны поступать так же. Если нужны другие решения, которые позволят собирать налоги и выполнять свои обязательства государству и вместе с тем дадут бизнесу развиваться, их можно обсудить. Но предложения необходимо облечь в конкретную форму».

«Не могу согласиться с тем, что ничего не делается для защиты отечественного рынка, – заявил Алексей Ученов. – Производство обуви, например, курирует блок министерства, который отвечает за противодействие контрафакту. В пилотном режиме была запущена специальная программа защиты рынка. Созданы условия для того, чтобы производители заявляли о себе. Мы продвинулись в части информационных систем промышленности. 20 июня вступил в силу приказ, который обязывает всех промышленников заявить о себе, заполнив соответствующие формы на нашем сайте. Все изменения широко обсуждаются. Работа выстроена, планируем делать это еще более публично».

Полномочия отраслевым ассоциациям

Предприниматели считают, что рост и развитие отечественного малого бизнеса зависят в том числе и от активности профессиональных сообществ. Отраслевым ассоциациям, партнерствам, союзам следует дать более широкие полномочия в части контроля над деятельностью входящих в сообщества компаний, оказания различного рода поддержки. «Вряд ли это произойдет в ближайшее время, – считает вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Мария Глухова. – Чтобы ассоциация действительно могла отвечать за своих членов, необходимо либо создавать СРО с их компенсационными фондами, из которых можно платить за недобросовестных членов, либо сами члены должны быть на 100% прозрачны для ассоциации. Я не уверена, что бизнес готов раскрываться перед объединением, как перед налоговой службой, так как в ассоциации состоят конкуренты».

Олег Фомичев не склонен драматизировать ситуацию, он считает, что сегодня Росаккредитация наводит порядок и борьба с контрафактом идет активно. Например, уже невозможно, как раньше, получить сертификат в интернете без испытаний продукции. «Это иллюзия, что в тени работать выгоднее, – подчеркивает замминистра Минэкономразвития. – Серый бизнес сам отрезает себя от большинства господдержек, от выхода на международные рынки. Что касается диалога между бизнесом и властью, у нас открытая площадка, куда бизнес может прийти и рассказать о своих проблемах. В целом конструкция выстроена. При правительстве есть комиссия по защитным мерам. Так что проблема не совсем в этом. У нас много других проблем в сфере промышленного производства, которые нам предстоит решать в ближайшей перспективе».

Тем не менее государство и бизнес пока говорят на разных языках и не очень доверяют друг другу. Теневой бизнес государство твердо намерено искоренить и договариваться с ним не собирается. При этом федеральные чиновники уверены, что делают все возможное для поддержки бизнеса: открывают информацию, предлагают программы, публикуют каталоги продукции, разрабатывают правила, снижают административные барьеры. Правда, не уверены, что все это доходит до реального бизнеса.

Лилиана Глазова

Другие материалы по теме

X