жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

ПРОЕКТЫ И ПРОБЛЕМЫ ОЭЗ

Особые экономические зоны – важный и наиболее эффективный элемент инфраструктуры инновационного развития. В Комплексной программе мероприятий по реализации инновационной политики в Санкт-Петербурге на 2008–2011 годы инфраструктурные проекты, которые поддерживаются Правительством РФ, выделены в отдельное направление.

Свою точку зрения на принципы формирования особых экономических зон, процесс развития ОЭЗ в Петербурге высказывает руководитель Территориального управления Федерального агентства по управлению ОЭЗ по Санкт-Петербургу Юрий Михайлов.

Михайлов.jpg– Юрий Анатольевич, насколько государство действует эффективно, взяв на себя функции по управлению инновационными процессами, формированию ОЭЗ?

– Сама по себе идея направить развитие экономики по инновационному пути, безусловно, своевременна и перспективна. И поддержка производителям инновационных продуктов, разработчикам новинок, которые в дальнейшем могут повлиять на позиции российских компаний как на внутренних, так и внешних рынках, необходима.

Однако, с точки зрения государственного чиновника, я выскажу, вероятно, крамольные мысли. Мне кажется, что процесс формирования ОЭЗ должен рассматриваться как проект. И в этом случае он требует более гибкой, специфической методики управления, что называется, проектного подхода к управлению.

В то же время, в соответствии с Указом Президента РФ от 9 марта 2004 года «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» Федеральное агентство является государственным органом исполнительной власти. И осуществляет в установленной сфере деятельности функции по оказанию государственных услуг по управлению государственным имуществом и правоприменительные функции, за исключением функций по контролю и надзору.

Таким образом, основная цель деятельности государственного агентства – это оказание государственных услуг, т.е. оказание помощи компаниям в решении локальных, хорошо описанных и формализованных задач. А эта деятельность ограничена утвержденными административными регламентами по оказанию государственных услуг.

Решение же большинства вопросов при реализации проекта требует инициативы, быстроты в принятии зачастую нестандартных решений. Результат применения бюрократической системы управления к решению творческой, не формализуемой задачи не всегда оправдывает ожидания. Система управления, например, «Роснано» более эффективна. Во-первых, она располагает собственными ресурсами, кроме того, это структура, нацеленная на конечный результат: разработку определенных продуктов, завоевание рынков, получение прибыли и т. д..

– Но, вероятно, государство берет все в свои руки, потому что опыта реализации таких проектов не было.

– Опыта такого достаточно, например, запуск космического спутника. Или пример с проектом полета американцев на Луну, где организационная структура и формы взаимодействия участников проекта рождались по мере развития проекта.

Абсолютно нереально умозрительно создать некую госструктуру, ее законодательно закрепить и ожидать, что она будет эффективно действовать в заранее продуманных жестких рамках и добьется результата. Для решения определенного класса задач необходимо применение соответствующих этим задачам организационно-управленческих методов. Проще говоря, для выполнения специальной работы нужен специально заточенный инструмент.

Творческий процесс невозможно формализовать. Известно, что увеличение точности планирования вдвое требует вчетверо больших затрат ресурсов. В конечном счете, добиваясь абсолютной точности государственного планирования, можно потратить на это все имеющиеся в распоряжении ресурсы.

Большинство инновационных территорий, которые сформированы за рубежом, не имеют большой надстройки в виде госструктур, которые формально управляли бы процессами их развития.

Безусловно, и в Европе, и на Западе государство поддерживает инновационные компании, выступая в качестве финансового донора. Но, замечу, деньги направляются не столько в строительство офисных центров, создание инфраструктуры, сколько на развитие идеологии инновационного бизнеса, стимулирование инновационного спроса.

У нас господствует патерналистский подход: мы хотим обо всех заботиться и всех контролировать. К тому, что государство – отец родной, быстро привыкают. Очень удобно, когда можно прийти в некий кабинет и заявить: хотя мы маленькая компания, но у нас грандиозные идеи, помогите нам взять кредит в банке под минимальный процент.

– Такая практика, по-вашему, неверна в корне?

– Если мы реализуем проект, направленный на развитие экономики на основе инноваций, предприятия должны в своем государстве иметь возможность получать кредиты под приемлемый для них процент. И этот процесс сегодня должен регулироваться фондами, которые в установленном порядке рассматривают подобные заявки. Но уж никак не государственный чиновник обязан идти в банк и просить для резидента кредит по льготной ставке.

Сейчас фактически все к этому сводится. И еще к отчетности: есть бюджетные ресурсы, мы их потратили – отчитались. Действуя в рамках регламента, я как руководитель ТУ РосОЭЗ обязан принять заявку, проверить, насколько документы, представленные потенциальным резидентом, соответствуют установленным правилам, и отправить их в Москву, при этом затратив на каждого просителя не более 15 минут.

Именно так и написано в административном регламенте черным по белому. Но если работать, не проявляя инициативы, не относиться к проекту как к собственному делу, то вся идея нивелируется.

Кроме того, российский менталитет по отношению к понятию «инновации» отличается от общепринятого в мире. Мы как всегда хотим идти своим особенным путем.

Нередко под инновациями подразумевают способность нескольких умельцев собрать в собственном гараже автомобиль из трех подержанных иномарок. А на недавнем Инновационном молодежном форуме, проходившем на Селигере, прозвучало предложение собирать из сидиромов микроскопы. Зачем, когда давно налажено серийное производство того и другого? И, что самое поразительное, на такие проекты самые настойчивые умудряются получить казенные деньги!

Надо подходить ко всему профессионально, над идеями должны трудиться лучшие умы. И происходить это должно на уровне государства, когда подключаются ученые и на основе современных методик делают прогноз, каким может быть основной вектор инновационного развития регионов с учетом сырьевых ресурсов, географического положения, кадрового потенциала. В чем состоит их ключевая компетенция? А далее регионы определятся с приоритетами: страна большая и возможности территорий различны.

– То есть дальше наступает ответственность регионов…

– Именно. Если власти территории приняли решение о создании особой экономической зоны, подали документы и Правительство РФ определило, что регион готов к их формированию, то именно региональные власти должны нести основную смысловую нагрузку по формированию внутреннего содержания и развития ОЭЗ.

С моей точки зрения, региональную составляющую управления инновационным процессом на территории ОЭЗ надо многократно увеличить. Поскольку на местах виднее, в каких направлениях вести развитие.

Федерация создает условия, формирует механизмы действия законов, направляет ассигнования на инфраструктуру, а далее передает права и ответственность за реализацию проекта в регионы. У нас же на деле получается, что регион определил территорию под ОЭЗ, а управляет частью процесса инновационного развития Санкт-Петербурга федеральный центр.

– А что происходит с формированием ОЭЗ в Петербурге?

– Санкт-Петербург, безусловно, особый субъект Федерации. Здесь продемонстрировали концептуальный подход к формированию ОЭЗ. Проект позиционируется как направление Комплексной программы по реализации инновационной политики. В программе учтены особенности региона, который не обладает, скажем, углеводородными ресурсами, но имеет большой научный потенциал.

Мы рассматриваем отделения ОЭЗ «Нойдорф» и «Новоорловская» как важнейший элемент инновационной инфраструктуры города. Тем более что они нацелены на системную работу. То есть зона, IT-парк «Ингрия», бизнес-инкубаторы, Ассоциации и сообщества малых предприятий – это общая система, дающая возможность инноваторам воспользоваться преимуществами того или иного направления.

Существуют и системы прямого субсидирования, и косвенной поддержки инновационных компаний, которые развивает КЭРППиТ, и это расширяет выбор.

Надо сказать, в Петербурге нашли территории, идеально соответствующие назначению ОЭЗ, но, однако, объем финансирования, который направляется из федерального бюджета, далеко не самый большой. Скажем так, он несравним с тем объемом ассигнований, который, например, идет в Дубну. Потому мы сосредоточимся в основном на создании инженерной инфраструктуры.

– Значит ли это, что принцип формирования ОЭЗ в России не похож на тот, что существует в мире?

– Та концепция, которая сложилась у нас, конечно же, отличается от принципа действия мировых свободных экономических зон. В мировой практике ОЭЗ – элемент политики транснациональных корпораций, который позволяет существенно повысить прибыль, снизить издержки. Действуя в разных частях света, они имеют возможность размещать различные элементы производственной деятельности компаний там, где это наиболее выгодно: разработку в США, Европе, Сингапуре, производство в Китае и Индонезии.

У нас утилитарный подход – мы требуем, чтобы резидент зоны как юридическое лицо был зарегистрирован в Санкт-Петербурге, не имел филиалов и представительств за пределами ОЭЗ.

То есть мы создаем условия для вхождения наших петербургских компаний в инновационный бизнес, поддерживаем те предприятия, у которых имеются уникальные разработки, но не хватает ресурсов для самостоятельного развития новых направлений инновационной деятельности. Для этого и используют льготы, предоставляемые в ОЭЗ.

– Когда компании смогут воспользоваться правом резидентов действовать

на территории зоны?


– В конце года планируется сдать в эксплуатацию площадку «Нойдорф», обустроенную инженерной инфраструктурой, с административно-деловым центром, таможенными терминалами, то есть готовую принимать резидентов. Зона предоставит предприятиям уже сложившимся, но с инновационной направленностью льготные условия для дальнейшего развития бизнеса, который уже стоит на ногах, но нуждается в господдержке, необходимой для того, чтобы расширить сферу влияния, увеличить обороты.

В отделении «Новоорловская», которое планируется ввести в строй в 2011 году, будет в основном создаваться инфраструктура и таможня, других объектов, которые бы строились за счет казны, не будет. Все остальное, что ранее задумывалось, станет возводиться на основе государственно-частного партнерства.

– Какие направления развития выбрали резиденты зоны?

– ОЭЗ представляет интерес для компаний, нацеленных на экспорт инновационной продукции, разработок, идей. Напомню, что сегодня в проекте участвуют 34 резидента. Поскольку кластерный подход при формировании зоны увеличивает ее эффективность как инструмента инновационного развития, мы выделили три перспективных направления, при определении которых исходили из специфики работы резидентов ОЭЗ. Это энергетика: энергоэффективность и энергосбережение; IT; медицинское оборудование, фармакология и биотехнологии.

Спрос на технологии, связанные с энергосбережением, совершенно очевиден: и производственные компании, и городское хозяйство сегодня потребляют неоправданно большой объем ресурсов. Так что продукция предприятий, образующих энергетический кластер, уже востребована.

В числе резидентов могу назвать компанию «Нобель-трейд», специалисты которой в сотрудничестве с Политехническим университетом создают компактные электролинии. А также компанию «ОптоГан», в развитие которой капитал направляет корпорация «Роснано», что позволит разработчикам успешно коммерциализировать идею по созданию светодиодов, обеспечивающих высокоэффективное освещение при пониженном энергопотреблении.

Кризис, конечно, отразился на темпах развития резидентов. В основном их сдерживает отсутствие доступных кредитных ресурсов. Но, тем не менее, есть весьма интересные проекты.

Например, «Ракурс-инжиниринг», один из крупнейших поставщиков оборудования для ГЭС в России, который имеет собственные разработки в области гидроэнергетики. В планах предприятия создание информационных методов управления различными энергосистемами. Проект, который компания намерена реализовать, уже прошел государственную экспертизу, получил положительное заключение.

Весьма интересны и планы ООО «ЛОМО-Прибор», создавшего датчики для фиксирования объемов жидких и газообразных продуктов, которые транспортируются по трубопроводам. НПО «Лазерные системы» внедряет в производство мощные лазеры, системы для определения химического состава воздуха и, следовательно, степени его химического заражения. Примером применения этих разработок в повседневной жизни может быть их использование для дистанционного контроля наличия паров алкоголя в воздухе салона движущегося автомобиля.

Мы создаем условия для вхождения наших петербургских компаний в инновационный бизнес, поддерживаем те предприятия, у которых имеются уникальные разработки, но не хватает ресурсов для самостоятельного развития новых направлений инновационной деятельности.

Беседовала Роза Михайлова

Другие материалы по теме

Другие материалы по теме не найдены.
X