жк днепропетровская 37 евродвушка

Актуальное

ИННОВАЦИИ –КЛАСТЕР – РЕГИОН (роль кластерной политики в инновационном развитии регионов — обзор)

География инноваций

inn5.jpg– Инновация в западном понимании – это передача знаний, – поясняет исполнительный директор Института региональных инновационных систем Антон Колошин. – Идеи, лежащие в основе инноваций, исходят из многих источников и разных стадий исследований, разработок, передачи знаний, обучения или рыночного спроса. Генерация, распространение и применение знаний – это цепочка передачи информации между людьми, которая гораздо эффективнее работает на региональном уровне, чем на отраслевом.

Ведущими западными странами делались попытки построить систему управления инновациями на национальном уровне, но нигде, кроме Финляндии, в силу размера страны это не получается. Так или иначе, на Западе создают региональные инновационные системы, из которых потом «собираются» национальные.

Региональный подход – далеко не единственный вариант формирования инновационной экономики, хотя именно он показал наибольшую эффективность: именно на региональном уровне проще установить информационный обмен между наукой, бизнесом и государственным управлением. Такое информационное взаимодействие создает основу для кластеризации.

– Кластерная система не является отраслевой, – подчеркивает Антон Колошин. – В Финляндии кластеры начинали строить еще в 1980-х гг., лишившись советского экспортного рынка. Их сегодняшнее состояние – это результат длительного и сложного процесса кластеризации. Заметим, что «Форд» пришел в Россию пять лет назад, а ростки автомобильного кластера с привлечением смежников и науки начали прорастать только сейчас. На мой взгляд, в Петербурге за 15 лет сложилась единственная самоуправляемая структура, которую можно назвать кластерной – IT.

– Кластер – это вопрос масштаба, – раздвигает границы понятия Сергей Цыбуков, генеральный директор НПО по переработке пластмасс им. «Комсомольской правды». – Это объединение предприятий для создания конкурентной продукции или услуги, и эти услуги или продукция должны быть глобальными. Чем меньше амбиций в создаваемой структуре, тем в меньшей степени она может называться кластером. Поэтому петербургский «Транзас» – это, в моем понимании, пример глобального кластера, который построен на объединении в единую сетевую структуру региональных и транснациональных компаний на основе общей идеи.

Инновации родом из кластеров

– В отличие от холдинга и кооперационной системы кластер объединяет предприятия на основании долгосрочной научной и инновационной программы, – поясняет Сергей Цыбуков. – То есть все звенья системы согласовывают свои НИОКРы и бизнес-процессы, исходя из будущих результатов. Это невозможно сделать, не опираясь на будущий инновационный продукт. Нет смысла вкладывать в науку, если речь идет о стандартном или даже улучшенном продукте.

Улучшение каких-то параметров, уменьшение себестоимости – эти задачи решаются кооперационной сетью. Кооперационные связи не учитывают долгосрочное сотрудничество, хотя внутри сети могут действовать долгосрочные договоры. Да, внутри кооперации постоянно совершенствуются бизнес-процессы, но основным критерием является не инновационный продукт, а цена.

В качестве примера успешной кластерной политики он приводит партнерство государства и бизнеса во Франции, где сотни кластеров действуют на региональном уровне и десятки – на национальном. Критерии государственно-частного партнерства закрепляют за государством обеспечение кадрами и инфраструктурой, за предпринимателями – бизнес-план и разработанный продукт. Результатом такого сотрудничества можно считать Airbus, где задействованы 15 тыс. предприятий, имущественно не связанных между собой.

– Чтобы сформировался кластер, нужна инициатива сверху, со стороны государства, и снизу – от предприятий, – подытоживает Сергей Цыбуков. – Если сегодня основным заказчиком на рынке выступает государство, то инноваторам нужна гарантия на закупку их продукта, но 94-ФЗ этого не разрешает. Какой же смысл предприятию генерировать инициативу, если для инноваций нет рынка?

– Созданы действующие кластеры или нет, развиваются протокластеры и сетевые структуры или нет – это спорные вопросы, – говорит Антон Колошин. – Но есть инновационные технологические задачи, при решении которых уже применяется кластерный подход. Общеизвестно, что кластерные и сетевые структуры генерируют больше инноваций. Например, сегодня полимерный технопарк начал поставки инновационных технологий для Водоканала. Таким образом, есть крупный потребитель, есть компании, каждая из которых использует свои ключевые компетенции, и есть методика управления, которая позволяет директорам договариваться о развитии проекта. То есть создана оптимальная для генерирования инноваций сетевая (или кластерная) структура.

Ключевые компетенции

Чтобы выдержать инновационную конкуренцию, компаниям приходится концентрировать свои ресурсы и фокусироваться на тех областях знаний и производства, в которых они являются лидерами, полагают в Институте региональных инновационных систем. В то же время они должны избавиться от компетенций, в которых отстают и оставить их более специализированным конкурентам. Это подразумевает работу компаний в открытой модели, когда деятельность предприятий не замыкается на один кластер.

– Система принятия решений в кластере в принципе отличается от принятия решений в иерархической системе холдинга, – рассказывает Антон Колошин. – В кластере десятки финансово независимых предприятий должны договариваться о долгосрочной научно-исследовательской и производственной программе. При этом компании могут работать и с внешними заказами. Это очень сложное образование с любой точки зрения: управленческой, финансовой, технологической.

По сути, кластер концентрирует ключевые компетенции участников. При этом спрос на компетенции зависит от требований заказчика. Поэтому кластеры не только открытая, но и очень гибкая структура. Иногда она формируется под конкретный проект или задачу и не обязательно может получить дальнейшее развитие.

Примером тому является деятельность Делового полимерного парка, созданного восемь лет назад по соглашению между администрацией СПб, агентством развития территории «Бекар» и НПО им. «Комсомольской правды». Сейчас в него входят более 20 компаний, работающих в сфере производства полимерной продукции и в смежных отраслях. При этом не все предприятия на территории парка составляют полимерный кластер. И наоборот – в кластер входят многие компании за пределами не только парка, но и Петербурга.

По словам Сергея Цыбукова, ядром кластера стал созданный в 2001 г. российско-германский Институт полимеров в рамках программы «Трансформ» при участии Центра полимеров Вюрцбурга и ТПП СПб. Сейчас на его основе реализуется второй проект «Полимеры для РЖД» для поставки полимерных материалов и технологий для железнодорожной отрасли.

В 2007 году совместно с РЖД организован Полимерный инженерный центр, где при участии Технического университета Мюнхена разработан стенд для испытаний конструкций верхнего строения пути.

В кооперациии с ИТМО и предприятиями «Механобртехника», «Кировский завод», «Транзас» инициирован проект стенда для обучения машинистов высокоскоростных поездов, который планируется реализовать в Сколково. Все это только часть проектов, создаваемых с использованием ключевых компетенций компаний полимерного кластера.

Кластеру удается оставаться конкурентоспособным благодаря готовности браться за разработку конструкционных полимерных материалов и за изготовление сложных изделий с заданными свойствами.

– В инициированном ИТМО международном проекте по созданию изделий с использованием светодиодов наши компании задействованы в 70% всех процессов, потому что их ключевые компетенции оказались востребованными – именно так создаются кластерные проекты, – говорит Сергей Цыбуков. – Другое дело, что для создания и развития полноценных инновационных кластеров нужна единая технологическая платформа, эффективная система взаимодействия. Как между предприятиями – участниками кластера, так и со сторонними организациями, в первую очередь – научными и образовательными. Иными словами, нужна продуманная региональная инновационная политика.

Концептуально она была заявлена три года назад. Но из-за отсутствия изначально заданных критериев трудно судить, насколько эффективными были практические шаги. Во всяком случае, в кризис инновационная продукция ни для кого не стала спасательным кругом.

Сейчас у нас появился уникальный шанс сформировать новую концепцию развития промышленности региона, создать новые законы, реформировать региональные органы – не только чиновничьи, но и общественные. Тогда можно будет рассчитывать на инновационный прорыв.

Подготовила Татьяна Рейтер

Другие материалы по теме

X