Актуальное

Без руля и без ветрил: как идет формирование кластеров

Барьером на пути развития кластеров как инновационной модели кооперации является качество управления процессом. Точечные меры, которые сегодня предпринимаются и государством, и промышленниками, пока не позволяют достичь эффективного взаимодействия и экономического роста.

Оборудование
В СЗФО действует 20 кластеров, в которых занято 184 000 человек и зарегистрировано 546 резидентов

В мае Министерство экономического развития РФ анонсировало разработку аналога программы «5-100» (по выходу российских вузов в сотню мировых) для развития российских кластеров. «Кластеры должны повысить качество управления, важно, чтобы во главе их были профессионалы, способные взаимодействовать с инвесторами и встраивать кластеры в процессы экономической кооперации», – считает директор Департамента социального развития и инноваций Минэкономразвития РФ Артем Шадрин.

Распространена точка зрения о том, что создание небольшой группы кластеров перспективно, что такие группы смогут привлекать зарубежный бизнес в Россию. Между тем это не более чем амбиции – известно, что в стране деловой климат хуже, чем в Европе. И без системных изменений этот тезис не имеет перспективы.

Один из основных барьеров на пути эффективного сотрудничества, кооперации производителей, разработчиков – отсутствие тесного взаимодействия между технопарками, бизнес-инкубаторами, ОЭЗ, расположенными в разных регионах страны. Иначе говоря, пока не сложилась система обмена полезными идеями, новинками, передовыми технологиями, которые уже существуют.

«Через год работы может выясниться, что в Новосибирске небольшая компания уже реализует аналогичный проект. Что там уже разработали и приступили к выпуску опытной партии, скажем, электродвигателя нового типа. А ведь, объединившись, можно было бы достичь лучших результатов с меньшими затратами, – рассуждает генеральный директор компании «Арткрим», резидент бизнес-инкубатора и участник ИТ-кластера Виталий Строков. – Если на региональном уровне много вопросов можно решить через УК кластера или Центр кластерного развития, то на федеральном становится сложнее – появляется много участников». Развитие пятерки успешных кластеров вряд ли приведет к полноценному взаимодействию со всеми площадками, с другой стороны, расширение программы обойдется дороже.

По словам Артема Шадрина, в ведомстве планируется вести работу по продвижению кластеров, повышению их инвестиционной привлекательности и качества управления. Предполагается, что кластерное движение должно развиваться в рамках единого подхода и программа «5-100» придаст ему импульс, как это произошло с университетами.

Графика
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

«Кооперация промышленных предприятий востребована в кластерных и межкластерных проектах. Для их успешной работы важно тщательно изучать рыночные запросы, производственные и логистические цепочки. Все это – часть услуг действующего в Технопарке Центра кластерного развития Санкт-Петербурга», – напоминает генеральный директор «Технопарка Санкт-Петербурга» Андрей Соколов.

Удачных примеров кластерного развития пока немного. Какие решения на государственном уровне будут способствовать ускорению процесса – сегодня большой вопрос. Успех кластера – это результат усилий команды, ориентированный на интересы резидентов, а не инвестора – в данном случае государства. Бюджетное финансирование в разумных масштабах полезно и уже осуществляется.

По данным Российской кластерной обсер­ватории Института статистических исследований и экономики знаний Высшей школы экономики, на территории Северо-Западного федерального округа действует 20 кластеров, в которых занято 184 000 человек и зарегистрировано 546 резидентов.

Из 20 кластеров 17 уже получают господдержку: пять включены в перечень пилотных инновационных территориальных кластеров, а 12 стимулируются Центром кластерного развития в рамках программы Минэкономразвития РФ по поддержке малого и среднего предпринимательства. По данным обсерватории, пока только один кластер находится на высоком уровне развития, пять – на среднем, 14 кластеров – еще на начальной стадии.

Обязали закупать инновации

В конце марта 2016 года Дмитрий Медведев подписал распоряжение правительства РФ, которым обязал отдельные компании, преимущественно госпредприятия, в том числе и оборонные, закупать отечественную инновационную, высокотехнологичную продукцию и у представителей малого и среднего бизнеса.

Малым компаниям пока сложно получить заказ от крупных игроков – нет налаженной системы отношений. «В момент выхода на рынок многие предприятия проявили интерес к нашим разработкам. Основной трудностью являлось не выявление потребностей клиентов, а согласование заказа внутри крупной компании. Обычно нашими заказчиками являются главные конструкторы, заинтересованные в том, чтобы работа была сделана «вчера». Мы всегда идем навстречу клиентам и приступаем к проработке задачи немедленно после заключения договора. Но тут возникают проблемы с оплатой уже выполненных работ, поскольку процесс согласования порой длится дольше, чем фактические сроки выполнения работ», – рассказывает экономист ЛЭПКОС, компании группы «ФЕРРИТ Холдинг», Елена Хуторская.

Запчасть
У государства нет единого плана поддержки кооперации. Вместо этого действует несколько программ, предусматривающих субсидии и иные льготы на федеральном и региональном уровне

По словам Владимира Быкова, и. о. начальника департамента логистики и МТО «МРСК Северо-Запада», одним из сложных моментов, возникающих при поиске поставщиков среди малых и средних предприятий, является определение устойчивости их финансового положения. Сложности с исполнением взятых на себя обязательств поставщиками, с учетом нестабильной макроэкономической ситуации в стране, несут финансовые риски для всех участников процесса.

Существующего финансирования при грамотной организации может быть достаточно для поддержки кооперации малых и крупных предприятий. «В прошлом году мы воспользовались региональной программой микрофинансирования, о которой нас проинформировали в петербургском Центре кластерного развития. Мы получили необходимые нам для расширения штата сотрудников средства и остались очень довольны этой программой», – говорит Елена Хуторская.

Сложности с финансированием могут привести к текучести кадров, что в конечном счете ставит под удар своевременное и качественное выполнение обязательств. «Борьба с постоянными и переменными издержками внутри субъектов МСП зачастую приводит к потере квалифицированных кадров на этих предприятиях и ухудшению качества поставляемой продукции и услуг. И, как следствие, отрицательно влияет на производственный процесс компаний-заказчиков», – резюмирует Владимир Быков.

У государства нет единого плана поддержки кооперации. Вместо этого действует несколько программ, которые предусматривают субсидии и иные льготы на федеральном и региональном уровнях. Они плохо согласованы между собой – в результате многие организационные, информационные проблемы остаются без внимания, что мешает предприятиям находить друг друга для совместной работы.

«В 2015 году доля участия малого и среднего бизнеса в закупочной деятельности МРСК Северо-Запада превысила 60%, или 5,8 млрд рублей. Высокая доля участия компаний этого сектора экономики в тендерах МРСК Северо-Запада объясняется тем, что в 2014 году компания сформировала Программу партнерства, предусматривающую информационную и организационную поддержку субъектов малого и среднего бизнеса», – говорит Владимир Быков.

«В первую очередь для любого результативного общения крупного и малого бизнеса необходима площадка для взаимодействия. Крупные компании не могут уделить должного внимания отдельно взятому малому предприятию. Необходим интегратор, который бы объединил участников рынка. Такой площадкой и являются кластеры, а в роли интегратора как раз выступает специализированная организация, которая управляет кластером», – соглашается Елена Хуторская.

В рамках закупочных процедур предприниматели могут получить от МРСК Северо-Запада аванс в размере не менее 30% от суммы договора, возможность его исполнения без предоставления обеспечительного залога и переуступку права требования по договору в пользу финансово-кредитных учреждений. Сейчас в реестре субъектов МСП, присоединившихся к Программе партнерства, более 90 компаний.

Проявить частную инициативу

Бизнес не стал ждать единой программы поддержки кооперации и проявил инициативу. Наравне с маркетинговой поддержкой и консалтингом, оказываемых «Ингрией» и Центром кластерного развития, важным элементом поддержки стал Центр прототипирования Санкт-Петербурга. Это подразделение Технопарка действует как связующее звено между малыми инновационными компаниями и крупным бизнесом.

Крупнейшие кластеры Северо-Запада
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

«Современное оборудование для объемной печати и создания трехмерных моделей помогает стартапам привлекательно «упаковать» свои технологические решения, продать их промышленным компаниям в готовой к серийному выпуску форме», – делится опытом Андрей Соколов.

Решить проблему межкластерного взаимодействия пытается проект Виталия Строкова «Арткрим», который представляет собой мультикластерный портал, где идет регистрация, поиск и аналитика новых инициатив, конкурсов, потенциальных кооперационных связей, кадровых, правовых и нормативных вопросов.

Тратиться на дорогостоящие программы вряд ли целесообразно, как и обязывать весь крупный бизнес вступать в кооперацию с малыми предприятиями. Проблема текучести кадров, сложности с согласованием – это следствие несовершенного управления российскими предприятиями, о чем неоднократно говорят экономисты.

Отсюда отсутствие комплексного подхода к развитию кооперации, предполагающего свое­временное и разностороннее информирование участников процесса, отлаженную систему взаимодействия. Качественный менеджмент способен оказать более существенное влияние на кооперацию, чем субсидии для отдельных кластеров. Другой вопрос: какой в этом процессе должна быть роль государства? Простой раздачей субсидий тут не обойтись.

«Создание кластеров, бизнес-инкубаторов, технопарков требует социального понимания процессов в обществе, которого сейчас нет. Сегодня жизненный цикл того или иного кластера целиком и полностью зависит от конкретного человека, который его создает, его одержимости проектом и понимания внутренних процессов. Помимо венчурных, экономических рисков внутри кластеров возникают дополнительные риски управленческого взаимодействия, которые приводят либо к увеличению посредников в связующих цепочках, что экономически нецелесообразно, либо к затуханию процесса», – резюмирует Быков.

Крупнейшие кластеры Северо-Запада
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Евгений Заздравных

В печатной версии название статьи – “Без руля и без ветрил” (приложение “Инновации” к журналу “Промышленно-строительное обозрение”, выпуск 4, 2016 г.)

Related posts

X