жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Частная жизнь памятников


К обсуждению проблемы приглашены:

>

Никита ОВЧИННИКОВ

Генеральный директор
ООО «НПХК «Ремстройкомплекс»

Никита ОВЧИННИКОВ

Юрий ЗАГВОЗКИН

Генеральный директор
ООО «Рестауро СПб»

Юрий ЗАГВОЗКИН

Алексей ЛАПИН

Генеральный директор
ООО «ЛАПИН ЭНТЕРПРАЙЗ»

Алексей ЛАПИН

Эндрио НИЕРО

Председатель Корпорации итальянских реставраторов
региона Венеции «Венето»

Эндрио НИЕРО

Нина ШАНГИНА

Председатель Совета Союза реставраторов Санкт-Петербурга доктор технических наук

Нина ШАНГИНА

Вера ДЕМЕНТЬЕВА

Председатель Комитета по охране государственных памятников администрации Санкт-Петербурга

Вера ДЕМЕНТЬЕВА

Игорь МЕТЕЛЬСКИЙ

Председатель Комитета
управления городским имуществом администрации Санкт-Петербурга

Игорь МЕТЕЛЬСКИЙ

Николай ПАШКОВ

Директор
по профессиональной деятельности
Knight Frank St.Petersburg

Николай ПАШКОВ

– Можно ли доверить российские памятники частному собственнику? Как отрегулировать их должное содержание?

Н. Овчинников:
– Затраты на поддержание и реставрацию памятника надо делить. Очевидно, что собственник захочет сэкономить. В том числе на реставрации – на технологиях, материалах. Будущих владельцев исторических помещений нужно четко сориентировать: будьте готовы к существенным затратам. К тому, что за сохранностью и благополучием вашей собственности будет вестись государственный контроль.

Ю. Загвоздкин:
– В Германии, например, средневековый замок средних размеров обходится его владельцу в сумму больше 100 тыс. евро в год. Это затраты на содержание, обслуживание, текущий ремонт и реставрацию с учетом государственных субсидий. Поэтому владелец использует свое имущество с коммерческими целями: в замке и на прилегающей территории организуются ярмарки, снимаются фильмы, играются свадьбы… Для экскурсий тоже отведены определенные часы.
Каждый год на объект приходит группа архитекторов и технологов-консультантов из государственной службы охраны культурного наследия, чтобы провести превентивный анализ. Их задача – определить, какие работы нужно проделать в первую очередь, чтобы впоследствии они не обернулись большими проблемами. Ремонт и реставрация, по сути, не прекращаются.

Методико-технологическая концепция содержания памятника стоит недешево, поскольку она определяет длительность эксплуатации и рентабельность здания. Хозяин получает предельно точную информацию и план действий на год, а затем проводит тендер на выполнение работ. Он кровно заинтересован в высокопрофессиональных реставраторах.

А. Лапин:
– В Петербурге есть объекты культурного наследия, перешедшие в частные руки после выполнения инвестором комплексных ремонтно-реставрационных работ. Надзор за их содержанием и последующей реставрацией осуществляет
КГИОП, он же организует экскурсии на такие объекты. При отлаженной системе контроля со стороны государства и общественности проблем на этом поле не будет.
Схема привлечения частного капитала к историческим памятникам уже работает. Государство заключает договор с собственником – юридическим или физическим лицом, где прописаны его прямые обязанности. У арендаторов есть своя мера ответственности, равно как льготы. Принципиально важны юридические аспекты. У инвесторов должна быть защита и гарантии их вложений, а у государства – методы борьбы с недобросовестными владельцами.

Э. Ниеро:
– В Венеции Ассоциация частных владельцев памятников объединяет порядка 4000 физических и юридических лиц. Им принадлежат замки и старинные особняки, перешедшие по наследству или перепроданные потомками бывших владельцев. В то же время в Италии огромное число общественных памятников, которые никогда не будут переданы в частные руки.

Ассоциация консультирует, решает многие юридические и хозяйственные проблемы владельцев, осуществляет посредничество между ним и государством. Например, ходатайствует о получении государственных дотаций, которые составляют до 20% затрат на реставрацию и благоустройство. Если у хозяина памятника не хватает средств, в помощь ему существует общественная «казна», регулярно пополняемая взносами.
Бывают случаи продажи памятников, так как хозяева не могут обеспечить их достойное содержание. В каждом регионе есть свое министерство по защите культурных ценностей, осуществляющее контроль за состоянием памятника, и экспертный надзор за его реставрацией и реконструкцией. Нормы функционального назначения памятников очень жестки. Зарабатывать на нем разрешается, но не всеми способами: устраивать дискотеки в исторических интерьерах нельзя, а конференции, собрания, свадебные и корпоративные торжества, презентации – можно. Но есть лимит приглашенных.

Н. Шангина:
– Крайне важно, что сегодня прописана и практикуется процедура заключения вместе с договором купли-продажи жесткого, детально проработанного охранного обязательства. Там определены и режим реставрационных работ, и контроль КГИОП, и возможность доступа к памятнику экскурсантов. Следует повысить ответственность собственника, ужесточив санкции за нарушения охранного обязательства.
Приватизация объектов культурного наследия не может быть массовым явлением, она должна быть «точечной». Поэтому задача № 1 – создать список памятников, не подлежащих отчуждению из государственной собственности, независимо от принадлежности памятника к РФ или Петербургу. Думаю, в нашем городе таких объектов должно быть значительно больше сотни.

В. Дементьева:
– Для Санкт-Петербурга отчуждение объекта культурного наследия из государственной собственности – это всего-навсего один из инструментов в деле сохранения наследия, причем, подчеркну, довольно незначительный. Я в равных долях могу назвать недобросовестных арендаторов и хороших собственников, хороших арендаторов и недобросовестных собственников. Хороший пользователь – тот, кто выполняет все мероприятия для сохранения объекта культурного наследия, и от формы собственности это не зависит.
Конечно, всегда есть опасения. Люди уничтожают объекты порой бесхитростно, себе во вред, не понимая не только исторической, но и экономической ценности объекта культурного наследия. На сегодняшний день законодательство в этом плане достаточно отрегулировано, и идея передачи ряда объектов в собственность различным организациям и частным лицам никем уже не оспаривается. В собственности государства должны оставаться объекты, необходимые для осуществления государственных властных полномочий, музеи, выставочные и концертные залы, больницы, образовательные учреждения.
Необходимо помнить, что архитектурные памятники – тоже объекты недвижимости, которые должны находиться в гражданском обороте. Вот пример: Дворец великого князя Алексея Александровича на Мойке, 122, комплексную реставрацию которого мы только недавно закончили, был руинирован! Это же ненормально, когда в центре Петербурга разрушается дворец – да еще с такой уникальной отделкой.
Право собственности подразумевает ответственность, и именно поэтому так важно, чтобы не оставалось «бесхозных» памятников. Так или иначе, основную ответственность и нагрузку по сохранению наследия несет государство в лице государственных собственников.

И. Метельский:
– Действующий сегодня Закон о сохранении культурного наследия четко прописывает все процедуры реставрации и эксплуатации памятников и наделяет власти достаточными рычагами контроля за ситуацией.

Н. Пашков:
– Дело не только в бизнесе, который ориентирован на минимизацию затрат и максимизацию прибыли. Велик соблазн недоинвестировать в реставрацию, последующую эксплуатацию зданий. Когда дело касается охранных требований, первична роль государства, которое должно задавать правила игры и жестко их контролировать.
Передача объектов инвесторам принесет городу дополнительный доход. И при этом снимет с бюджета часть затрат на содержание и реставрацию. Передавать в частные руки имеет смысл в первую очередь те объекты, на поддержание которых у государства нет ресурсов. Многие из них имеют выгодное расположение и будут востребованы рынком.

Никольский рынок– Надо ли оставлять государству возможность выкупа или изъятия памятника из частной собственности?

И. Метельский:
– Эти меры обоснованы, когда речь идет об угрозе сохранности памятника, о нарушении тех охранных обязательств, которые прямо прописаны в документах на здание. Охранное обязательство не может быть универсальным документом, оно составляется под каждый памятник индивидуально.

Н. Пашков:
– Безусловно, да. Если архитектурный памятник, переданный в частные руки, плохо эксплуатируется, возникает риск его утраты. У государства должна быть возможность принудительного изъятия его и либо передачи другому собственнику, либо национализации.

– Какие юридические аспекты этого процесса имеют принципиальное значение?

Н. Овчинников:
– В России существуют формы ответственности бизнеса за памятник – охранные обязательства, обременение, контроль КГИОП. Но в этой системе многого недостает. Например, нет гарантии платежеспособности собственника. Как быть, если в какой-то момент он не сможет содержать памятник, тратиться на реставрацию? Надо определить приемлемый срок и способы исправления ситуации. К примеру, обязать владельца сдавать помещения более состоятельным лицам или организациям. Предполагаю, что есть и другие способы расчета с государством – получение кредита под обеспечение того же памятника. Если собственник в срок не исправил ситуацию, значит, он обязан продать памятник за вычетом суммы, требуемой на реставрацию.

И. Метельский:
– В планах на приватизацию только те исторические здания, которые изначально были спроектированы под коммерческие цели – Малый Гостиный двор или Никольский рынок, ряд банковских зданий. Эти объекты и так используются бизнесом по долгосрочным договорам аренды. Покупка памятника – очень дорогое удовольствие. На такие приобретения идет только серьезный бизнес. Это обдуманные вложения. Ну а в юридическом плане ограничений множество: сроки реставрации, объем инвестиций, жесткий контроль. Во многом этому способствует доработанный в прошлом году Закон о сохранении культурного наследия.

усадьба Строгановых-Голицыных в Марьине– Назовите примеры удачного (неудачного) вложения частных средств в реставрационные проекты.

Н. Шангина:
– Один из обнадеживающих примеров – продажа частному владельцу практически развалившейся усадьбы Строгановых-Голицыных в Марьине, пригороде Петербурга. Проект ее реставрации выполнен с учетом обширной сохранившейся иконографии.
Однако почти половина архитектурного наследия Ленобласти находится на грани исчезновения. В этой ситуации частная собственность является единственным спасением.

Вера Дементьева:
– Замечательный пример – особняк Марии Тенишевой на Английской набережной, 6, который блестяще отреставрировало представительство Чукотки в Петербурге. Этот дом уже третий раз выставлен на продажу, и все время растет в цене. Собственник объект перепродал, вернул все свои затраты и оказался в выигрыше.

И. Метельский:
– Примеры есть – это и Пассаж, гостиница «Европа», Шереметевский дворец. Частный собственник эффективнее государства использует коммерческие объекты, ведь это залог успешности его бизнеса.

Подготовила Наталия Ловецкая
при поддержке Союза реставраторов СПб

Другие материалы по теме

X