жк днепропетровская 37 евротрешка

Актуальное

СРО с точки зрения госзаказчика

В условиях несовершенства законодательства и падения спроса на реставрационно-строительные работы отраслевые СРО могут стать толчком для развития бизнеса.

СРО может быть эффективным нормативным и экономическим инструментом. Но для этого необходимо исключить формализм в ее деятельности, ясно понимать проблемы ее участников, внедрить жесткое регулирование и контроль внутри организации. А также цивилизованно лоббировать интересы отрасли.

Такой подход исповедует генеральный директор ФГУП «Дирекция по строительству и реставрации» Управления делами Президента Николай Сергеевич ТАСКИН. Его ведомство стало организатором НП «Лига строительных организаций».

– Зачем государственному заказчику понадобилось создавать СРО?

– Законодательство обязывает Дирекцию быть членом какой-то СРО. А когда к нам стали обращаться подрядчики с этим вопросом, мы решили, что активная позиция лучше пассивной.
Нашей организации СРО даст возможность раньше и шире оценивать тех, кто потенциально может участвовать в аукционах и конкурсах, проводимых в сфере деятельности Дирекции. Ведь в СРО проводится мониторинг соответствия квалификационным требованиям ее членов.

– То есть под крылом Лиги объединяются компании, работающие на объектах Дирекции? Правильно ли это?

– Многие наши подрядчики действительно вступают в это НП. Но, во-первых, тот, кто с нами работал, понимает, что требования Дирекции как заказчика к участникам проектов значительно отличаются от общепринятых на рынке и по качеству, и по ритму работ. Далеко не все выдерживают их.

Мы не собираемся закрывать двери тем, кто хочет быть в НП «Лига строительных организаций». Но они должны быть готовы к нашей планке профессионализма.

Во-вторых, членство в других СРО не запрещает участие в аукционах и конкурсах по нашим объектам. Все они проходят в Москве. Дирекция лишь может высказать комиссии свое мнение об участниках, но дать гарантию выигрыша кому-либо – нет. Мы хотели бы, чтобы побеждали лучшие, те, кто знает специфику наших объектов, с кем мы имели положительный опыт работы. Такие фирмы строго в рамках законодательства нами будут продвигаться. За лучшими членами СРО потянутся другие, сначала на условиях субподряда, затем – генподряда.

– То есть СРО может повлиять на систему проведения тендеров и аукционов?

– С нашей точки зрения, необходимо совершенствовать законодательство в данной сфере. Кто сегодня больше всего страдает от несовершенства тендеров и аукционов? Нормальные, законопослушные фирмы. Потому что снижать цену на 50% могут только фирмы-«шарлатаны», созданные вчера, не имеющие в штате никого, кроме директора и бухгалтера. Нельзя допускать нерациональных и необоснованных трат, но и нельзя построить хороший объект бесплатно.

Доводить до совершенства процесс проведения конкурсов, безусловно, надо. Голос заказчика не всегда слышен. А если появится третья сторона, например СРО, тогда члены СРО, как непосредственные участники тендеров и аукционов, попав в ситуацию демпинга во время проведения аукционов, сформируют цивилизованную профессиональную оппозицию и начнут аргументированно доносить это до законодателя. И тогда, я уверен, проблема решится.

С другой стороны, работа каждого члена СРО, взаимоувязанная с деятельностью других членов, позволит достичь наибольшего результата как на этапе аукционов, так и на этапах реализации проекта.

Хорошо слаженный коллектив способен решить задачи любой сложности. К примеру, сегодня есть фирмы, которые за минимальные деньги способны выполнить работы. Они не покупают готовое оборудование, а организуют его сборку своими силами или за счет системы скидок на материалы делают заказ для всех компаний в рамках одного проекта.

Экономического эффекта в работе можно достичь и за счет «специализации» в рамках СРО. В результате – добиться серьезного снижения себестоимости затрат строительства не в ущерб его качеству и выигрывать на аукционах, создавая реальный противовес фирмам-«шабашникам».

– Какую роль Дирекция отвела себе в будущем СРО?

– Активного ее участника. Дирекция организует цивилизованное лоббирование интересов для членов СРО в области экономики строительства, в частности – сметно-нормативной базы, кадровой политики, а также отраслевого законодательства.

К примеру, когда мы делали Президентскую библиотеку, то столкнулись с тем, что законодатель, прописав все действия с памятниками федерального значения, забыл определить госорганы, которые дают разрешение на строительство, ввод в эксплуатацию здания, а также осуществляют строительный надзор. Нам пришлось за 3 месяца добиться выпуска распоряжения правительства, в котором были определены эти органы – Минрегионразвития и Гостехнадзор. Когда я говорю о цивилизованном лоббировании – это оно и есть.

Такая же проблема существует и на уровне города: никто не отрегулировал этот вопрос по памятникам местного значения. Особенно это касается зданий и сооружений, которые, не являясь памятниками сами по себе, тем не менее находятся на территории памятника.

Члены СРО должны объединять свои усилия и делать так, чтобы на пути движения компаний не было «пробок» и подводных камней.

Сегодня системно никто не занимается анализом строительных и реставрационных проблем, не выявляет сложные моменты и не ищет решений. Чаще какие-либо нестыковки устраняются по мере их возникновения. Об анализе проблем необходимо позаботиться в рамках СРО.

К примеру, для отдельного подрядчика очень дорога услуга по разработке расценки на определенный вид работ. Сделать это, если расценка касается всех, в рамках СРО – дешевле и разумнее. Еще одно из направлений деятельности СРО – подготовка кадров как непосредственно для фирм-участников СРО, так и для других структур в области строительства, в том числе и государственных.

– У Дирекции огромный опыт по приспособлению архитектурных памятников к современным нуждам. Впору делиться методологией?

– Я думаю, да. Делиться методиками возможно не только с членами нашей СРО, но и с другими, в том числе российской Ассоциацией СРО. Но до этого нужно отработать механизмы обучения, открыть свои образовательные центры. Многие преподаватели строительно-реставрационных вузов являются нашими подрядчиками. У них разные школы, разные подходы, но у каждого из них есть чему поучиться.

Кроме того, нужно срочно вмешиваться в подготовку специалистов нижнего звена отрасли. Сегодня для стройки фактически не готовят рабочих и нижние управленческие кадры. Если на стройку приходят люди и хотят работать отделочниками, то их 2–3 года нужно учить. А они за эти годы брака «налепят»…

Проблема качества – еще одно больное место, которое нужно срочно «лечить» в рамках СРО. Многие строительные компании за рублем ничего не видят. А надзорные органы уследить за целой махиной стройки не в состоянии. Время спада на рынке – хороший период осмыслить проблему и найти новые решения.

– Реставрация, как вид деятельности, наименее защищена в строительной отрасли. Если у строителей сильное лобби в эшелонах власти, голос реставраторов слаб. Как будут строиться отношения строителей с реставраторами в Лиге?

– Разделять сегодня фирмы, работающие в реставрации и в строительстве, невозможно. В СРО должны присутствовать и те, и другие. Причем как крупные предприятия, так и малый бизнес. Реставрация – завершающий этап в работе на объектах Дирекции, но не менее важный, чем остальные. В финансовом балансе у нас она занимает 10–20%.

Прежде в каждом историческом здании надо поменять перекрытия на железобетонные, этого требуют нормы пожарной безопасности, укрепить стены, провести инженерию. Казалось бы, несложная проблема – проложить электрический провод, но как вывести его на потолок в историческом помещении, не повредив то, что на потолке? Или как ввести вентиляционный короб 500х500 и более в историческое здание? Это очень сложная проблема, особенно там, где есть своды.

Согласно нашему опыту, организаций, профессионально понимающих эти задачи и технологически правильно работающих на подобных стройках, немного. А в рамках СРО компании можно обучить хотя бы методологии процесса. В том числе – преодолеть привычку реставраторов работать годами. Они в большинстве своем не умеют оперативно разрабатывать проектную документацию. Методики готовятся очень долго, и делается это как в первый раз. Хотя известно, что Петербург строился из одних и тех же примерно материалов. Позицию реставраторов можно понять, когда речь идет о чистой реставрации, но когда проходит комплексная реставрация и зданию дается вторая жизнь – здесь многим из них еще нужно учиться и учиться.

Мы постараемся организовать деятельность СРО так, как мы делаем это на объектах – оперативно решать все вопросы в интересах дела. И, конечно, в интересах членов СРО.

Наталия Ловецкая

Другие материалы по теме

X