жк днепропетровская 37

Актуальное
Поплавок_160_600_правый

Судьи остались довольны

На реконструкцию творения Карла Росси, которая началась в конце сентября 2006 года, из федерального бюджета выделили более 4 миллиардов рублей.

В здании Сената разместится Конституционный суд РФ, в Синоде расположится Президентская библиотека.

О приемке судьями Конституционного суда реконструированного здания Сената и дальнейшем ходе работ мы беседуем с директором Федерального ГУП «Дирекция по строительству и реконструкции объектов в Северо-Западном федеральном округе» Управления делами Президента Российской Федерации Н. С. Таскиным.

– Президент на встрече со строителями выразил удовлетворение работой, которая была проделана. Мы показали кабинеты и залы, где будут работать судьи Конституционного суда. Они восхищались всем. Условия работы здесь – по сравнению с московскими – на порядок лучше. В первую очередь по площадям, исторические залы достаточно большие, с росписями – перегородок здесь ставить было нельзя. Поэтому один кабинет – это 70–80 кв. метров. Плюс комнаты отдыха, санузлы с душевыми кабинами. Залы, которые необходимы для работы Конституционного суда, очень красивы. По оценке Владимира Путина, которую, кстати сказать, подтвердил и Валерий Зорькин, это будет лучшее здание Конституционного суда в мире.

В течение первых месяцев 2008 года мы еще что-то будем шлифовать, полировать – доводить объект. Такой огромный комплекс без вопросов не сдается.

Президент в новом зале подписал Указ о том, что Конституционный суд приступит к работе в Петербурге 21 мая. Переезжать он будет постепенно. Сначала технический персонал, затем сами судьи.

Мы реконструировали объект один год и два месяца. Причем приступили к нему «с чистого листа» – до нас практически сто лет в здании ничего не делалось. Сейчас здание Сената, особняк Лаваль, зал совещаний готовы на 100%.

Хорошую оценку получил дизайн комплекса, который был разработан нашим старым проверенным партнером фирмой «Кредо». После осмотра зданий у большинства судей пропали всякие сомнения относительно переезда из Москвы в Петербург.

Но сделанную работу я всегда оцениваю критически. В процессе работы было много нестыковок, особенно в работе проектировщиков. Да и строители любят все оставлять на последний день… и реставраторы привыкли работать не спеша. Поэтому всех пришлось подгонять.

Отмечу один интересный ракурс.

Судьи между собой все равны. Кабинеты у них тоже должны быть однотипные. С одинаковым набором мебели. Но, к примеру, не во всех исторических помещениях была живопись на потолке. Там, где ее не было, она появилась. Где-то наклеили репринты, где-то сделали современную живопись с сохранением исторического стиля.

Мы сохранили все печи, все внутренние лестницы. Вреда памятнику не нанесли – это точно.

– Николай Сергеевич, расскажите об инженерном обеспечении.

– Главная проблема – решение инженерных вопросов, которых в этом комплексе было гораздо больше, чем в обыкновенных зданиях. Инженерные работы – это 50% от всего объема. К устройству классических инженерных сетей – водопровода, канализации, отопления и вентиляции – добавились вопросы: резервирование и подача электрической мощности по первой категории, кондиционирование и увлажнение воздуха, связь и защита информации и другие.

Вся инженерия автоматизирована – в приемной судьи стоит пульт, с помощью которого секретарь создает оптимальный рабочий климат в помещениях.

Конституционный суд – одна из ветвей высшей государственной власти. Он работает с материалами, связанными с государственными секретами. Естественно, нужна информационная безопасность – открытые и закрытые сети, правительственная связь, защита съема информации и прочее. Охранные системы – не только телевизионные камеры, но еще много и много всего.

В зданиях предусмотрено повторное использование тепла. Практически во всех помещения (90%) теплые полы с регулируемой температурой.

Мы применили систему, запатентованную компанией «7+11». Это использование температуры обратного теплоносителя. Часть тепла мы берем с прямого теплопровода, часть – которая обычно возвращается на ТЭЦ – с обратного. Это 43–45 градусов. И этого достаточно для теплых полов. Главное здесь, что мы не увеличиваем мощности, не перекладываем теплотрассы, не устанавливаем дополнительных насосов.

К сожалению, до сих пор техническое руководство «Ленэнерго» не воспринимает такой подход. С большим трудом их удается убедить в целесообразности использования обратного тепла. Мешает инерция мышления. Между тем эта технология уже применяется на Алтае, в Калининграде, Сочи, Уфе, в Казахстане – ведь это 25–30% экономии.

Если в здания Коституционного суда прекратится подача тепла – то в течение 3 дней этого никто не заметит, потому что все полы и конструкции теплые. Температура поверхности пола до 26 градусов.

Есть еще один плюс этой системы. От радиаторов идет конвенция воздуха, а это гуляющая пыль. А здесь тепло поднимается со всей площади полов равномерно. Аллергии на пыль здесь никогда не будет.

– На объекте еще много новых технологий?

– На стенах, полах и потолках вы не найдете ни одной проводки, ни одного кабеля – все они скрыты от глаз. Кроме оконечных устройств ничего не видно. Устроены несгораемые перекрытия.

Потолки с исторической живописью мы закрепили, а несущие конструкции устроили над ними. Была серьезная проблема с устройством канализации во дворе – пришлось шпунтиться и прокладывать ее на глубине 5 метров.

– Расскажите о роли проектных организаций. Об их взаимодействии с подрядчиками.

– Сегодня у заказчика две проблемы. Это генпроектировщик и генподрядчик. Если и тот и другой настоящие профессионалы – заказчик вообще может не появляться на объекте. Но заполучить и одного и второго профессионала очень сложно.

Проектировщики – это одна из серьезных проблем стройки. ОАО «НИИ Спецпроектреставрация» было не совсем готово к таким работам. И практически не выполняло обязанностей генпроектировщика – решения выдавались с большими опозданиями и часто очень «слабые». Заказчику приходилось самому специально проводить совещания с субподрядчиками.

Наши подрядчики опережали проектировщиков. Поэтому были переделки, которые нас преследовали до последнего времени.

– Кого из подрядчиков вы могли бы отметить?

– Неплохо работала фирма «Интарсия». С генподрядчиком – фирмой «Логос» – мы сотрудничаем не первый год. Здесь, в сложных условиях, она тоже оправдала доверие.

Хорошо работали наши партнеры: югославская фирма «Харвинтер» – руководитель Слободан Обрадович, фирма «Раритет», ООО «НСК-Монолит». Отлично действовал ЛенНИИпроект, директор Ю. П. Груздев всегда четко принимал меры и ускорял решение вопросов.

У всех подрядчиков к окончанию стройки вид был совсем заработанный, все выложились по полной. Но есть компании, которые не смогли выдержать таких жестких условий и таких сжатых сроков и «сошли с дистанции». Их называть не буду.

Сегодня найти подрядчика, который готов и способен работать по-новому, не так легко. Поэтому мы стараемся не менять партнеров, потому что старым и проверенным не нужно объяснять, чего мы от них хотим.

К сегодняшнему дню сложилась совершенно новая команда из заказчика в нашем лице, генподрядчика и субподрядчиков, которую хотелось бы сохранить.

– Для этого нужен равный по статусу и значимости проект. Какие, на ваш взгляд, должны быть отношения между заказчиком, проектировщиками, генподрядчиком и подрядчиками, чтобы успешно реализовывать такие сложные проекты?

– Каждый должен знать свое дело. Функция заказчика – координация. Заказчик решает стратегические вопросы, а все нюансы должны решаться без его участия. Пока, к сожалению, такого нет. Наш еженедельный протокол состоял из 3–4 страниц текста и содержал несколько десятков пунктов вопросов, которые нужно было решить. Требовался ежедневный контроль.

Вот распространенный случай нестыковки: происходят изменения в проектной документации, а знают об этом не все субпроектировщики. Вы понимаете, сколько из-за этого переделок.

Другая проблема – опасение проектировщика принимать решения и оттягивание вопроса на неопределенное время.

Наш город должен иметь мощную проектную организацию, способную разрабатывать любые реставрационные проекты. Сейчас нельзя долго думать, а в реставрационной сфере привыкли думать долго, анализировать многомесячно.

На проектах реконструкции можно совмещать функции реставрации и современного дизайна. Это получается, но дается очень трудно. Проектировщик должен подсказывать заказчику – где и какое решение нужно принимать.

– Будут ли премии, награды?

– По зданию Конституционного суда скажу позже. Вручены награды за здание Российского государственного исторического архива. Орденом дружбы награждена М. Н. Еловченкова, медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени получили Д. Н. Беликов, В. А. Борщев, В. В. Горелов, Е. М. Лихачева.

Почетное звание «Заслуженный строитель Российской Федерации» получили О. А. Бодунов и ваш покорный слуга.

Похожие сообщения

X