жк днепропетровская 37

Актуальное
Поплавок_160_600_правый

Классика и современность проектирования

О некоторых деталях подготовки и выполнения проекта нам рассказал руководитель архитектурной мастерской — генпроектировщика реконструкции Сергей Юрьевич Бобылев.

— Когда нам предложили выполнить проект реконструкции зданий, предназначенных для размещения Конституционного суда, мы задумались. Правильный ли это путь? Подходят ли эти объекты для данной цели? Мы провели глубокий анализ ресурсов комплекса, функциональных потребностей этого учреждения, рассмотрели различные варианты распределения площадей между различными службами. И пришли к выводу, что власти правы. Да, объект подходящий.

Комплекс зданий для размещения КС РФ:

здание Сената, площадь 18 164 м2;

особняк графини А. Г. Лаваль, площадь 7278 м2;

дом по Галерной ул., 3, площадь 3984 м2;

новое здание зала пленарных заседаний, площадь 1967 м2.

Общая площадь 32 393 м2.

— Как вы пришли к окончательному варианту?

— Вначале планировалось размещение Конституционного суда в зданиях Сената и Синода. Затем мы посчитали возможным — и заказчик с нами согласился — разместить КС в здании Сената, особняке Лаваль, доме по Галерной, 3, а Синод освободить для библиотеки имени Президента Ельцина. Таким образом, мы нашли пространство для нового важного учреждения.

— Какие функции будет нести каждое помещение?

— Судьи и их аппарат займут здание Сената. Там же, на цокольном этаже, оборудован комбинат питания. Особняк Лаваль отводится под прием делегаций и проведение протокольных мероприятий. Флигель особняка и здание на Галерной, 3 предназначаются для размещения управлений и отделов Конституционного суда…

— А для пленарных заседаний пришлось возводить новое здание?..

— Когда встал вопрос о зале для пленарных заседаний, мы поняли, что в существующих зданиях нет помещений, подходящих для этой цели. Поэтому приняли решение о размещении основного зала заседаний во дворе Сената. Двор представлял собой заброшенное пространство, в котором находились старая котельная, гаражи, мастерские и прочие помещения, наличие которых сомнительно с точки зрения эстетики и пожарной безопасности. Все это было убрано.

— Как новую постройку вписали в историческую среду и функционально связали с существующими зданиями?

— Это один из важнейших элементов нашей работы. При проектировании нового здания мы учитывали каноны классицизма — архитектурного стиля, в котором построены Сенат и Синод по проекту Росси.

На фасады нового здания мы, можно сказать, зеркально, на те же отметки спроецировали внутренние фасады Сената с элементами архитектуры Росси: портиками, рустовкой, характерными для него тягами и карнизами.

Для обеспечения функциональности новое здание поднято на опорах до уровня третьего этажа. Это позволило, во-первых, сохранить ощущение двора, во-вторых, обеспечить место для стоянки служебных автомобилей.

— В прессе появились сообщения о том, что интерьер здания пленарных заседаний спроектирован по образу и подобию ныне действующего помещения в Москве. Чтобы создать судьям привычную обстановку. Это правда?

— Не совсем так. Связь с московским помещением выразилась лишь в отделке интерьера: деревянные панели, общая стилистика классицизма (псевдоклассицизма), похожее цветовое решение. Но есть и принципиальные отличия. По сравнению с ныне действующим помещением в Москве новый зал гораздо удобнее и комфортнее. Он имеет круглую форму (в Москве прямоугольная), на крыше предусмотрен световой фонарь. Места для судей и других участников заседаний просторнее и выглядят более величественно.

— Принцип Конституционного суда — «равные среди равных». Удалось ли в здании Сената, отнюдь не отличающемся типовыми интерьерами, оборудовать равноценные помещения для всех 19 судей КС?

— Задача сложная, но мы наши ее решение. Вдоль лицевых фасадов здания Сената размещены 19 судейских блоков, приблизительно одинаковых по площади — до 250 м2. Каждому судье обеспечен набор необходимых помещений, включающий приемную, рабочий кабинет, комнату отдыха. Рядом с блоком расположены офисы для работы помощников судьи, референтов и других работников аппарата. При этом мы бережно относились к канонам классицизма, максимально использовали планировочную структуру здания и нашли решения, которые позволили не вносить никаких кардинальных изменений.

Мы обошлись без масштабной переделки.

По возможности сохраняли даже характерную для этого архитектурного стиля анфиладность помещений.

— Такой щадящий подход к реконструкции наверняка противоречил инженерным задачам проекта. Ведь нужно было адаптировать здания к современным требованиям комфорта и безопасности. Как это противоречие разрешалось?

— Инженерно-техническая сторона реконструкции оказалась весьма сложной. Фундаменты существующих зданий потребовали усиления и гидроизоляции, межэтажные перекрытия — усиления и частичной замены. Также пришлось усиливать существующие кирпичные стены, демонтировать некоторые перегородки, заменять стропильную систему кровли, оконные блоки и двери, лифты и т. п. Комплекс насыщен современными инженерными системами. Параллельно с реконструкцией шла реставрация (генпроектировщик ОАО «НИИ «Спецпроектреставрация»). Были восстановлены исторические фасады и интерьеры зданий, отреставрированы лестницы, скульптурный декор, потолочная и настенная роспись, камины, печи.

Мы комплексно увязали в единый проект все инженерно-технические решения, оставив зоны для реставрации.

— Не повредила ли зданию столь глубокая реконструкция?

— Наоборот! К моменту начала строительства реконструируемые здания, особенно дом Лаваль, были в весьма плачевном состоянии и медленно, но верно разрушались. Решение правительства о размещении здесь Конституционного суда, а также труды проектировщиков и строителей буквально спасли здания от неминуемой гибели.

— Назовите, пожалуйста, имена основных героев вашей спасательной команды.

— Особых слов благодарности заслуживают главные архитекторы проекта Татьяна Ивановна Журавлева, Олег Сергеевич Мальков и главный инженер проекта Сергей Константинович Митин. Под их руководством наша проектная группа, работавшая непосредственно на площадке, не щадя себя, в условиях цейтнота и бытовой неустроенности обеспечивала стройку необходимой рабочей документацией.

Сознание того, что мы делаем нужное и правое дело, придавало нам уверенность в своих силах и позволило выполнить эту сложную работу.

Записал Антон Жарков

НОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ:

6,8 км водопровода,

5,4 км канализации,

9,5 км воздуховодов,

98 км систем отопления и теплоснабжения, более 200 км внутренних электрических кабелей, более 600 км слаботочных кабелей.

НОВОЕ ИНЖЕНЕРНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ:

3 ИТП, 2 канализационные насосные станции, трансформаторная подстанция, АТС на 400 номеров, охранные и пожарные извещатели.

Похожие сообщения

X