Актуальное

Зачем Петербургу свой Форт Боярд?. Безопасность малых водохозяйственных объектов


Малые водохозяйственные объекты нуждаются в программе по оценке их безопасности и эффективном собственнике.
Чтобы украсить ландшафт, стать объектом туристской индустрии или малым источником электроэнергии и приносить их владельцам прибыль.

На территории Ленинградской области в прошлом веке были построены 22 малые ГЭС, которые обеспечивали электроэнергией промышленные и сельхозпредприятия. После введения в строй крупных ТЭЦ и Ленинградской АЭС они потеряли свое экономическое и хозяйственное значение и были законсервированы, а после 1990-х многие лишились своих владельцев и эксплуатирующих организаций. По данным Невско-Ладожского бассейнового водного управления (НЛ БВУ), 10 из них восстановлению не подлежат, остальные после проведения восстановительных работ и установки гидроагрегатов можно привести в рабочее состояние («Энергосбережение» № 6).

руководитель Центра безопасности водохозяйственных объектов Александр Иванович профессором СПбПУ АльхименкоВ Санкт-Петербурге с 1999 года работает Центр безопасности водохозяйственных объектов.
О том, что является предметом обследования центра, беседуем с его руководителем – доктором технических наук, профессором СПбПУ А. И. Альхименко.

– Диапазон работ центра весьма широк. Нами проведено около 40 работ по оформлению деклараций безопасности гидротехнических сооружений, а также по оценке этой безопасности. Широко востребовано проведение экспертиз ГТС, где специалисты осуществляют полный анализ состояния объектов, выявляют причины аварий и предлагают инженерные мероприятия для устранения опасного состояния, в котором находится то или иное сооружение.

– Какие объекты становятся предметом ваших обследований?
– Сложилось так, что работа центра приобрела несколько «морскую окраску» – мы много занимаемся безопасностью морских причалов в петербургском морском порту, стапелей судостроительных заводов (например, «Адмиралтейские верфи»). Хотя чаще безопасность гидротехнических сооружений трактуется исключительно как безопасность больших плотин гидроэлектростанций, таких как Красноярская, Саяно-Шушенская, Усть-Илимская ГЭС. Но такими объектами традиционно занимаются крупные проектные организации. Например, наши соседи и коллеги – ВНИИГ им. Б. Веденеева. Мы же занимаемся в основном теми плотинами, которые называют малыми, имеющими хозяйственное значение – они поддерживают в реке уровень воды, необходимый для работы водозабора того или иного предприятия. По этим объектам нас чаще всего просят определить качество воды, необходимые мероприятия по ремонту, оценку остаточного ресурса.

– К вам обращаются собственники объектов?
– Плотины, большие и малые, являются собственностью государства; предприятия их арендуют.
Но недалек тот миг, когда государство начнет передавать малые ГТС в частные руки. На разных уровнях не раз заявлялось, что государство не может и не считает правильным тратить средства на их обслуживание. Поэтому все актуальнее становится определение остаточного ресурса сооружения.

– Александр Иванович, в последнее время много говорят о бесхозных малых ГЭС, от которых отказались арендаторы или их предприятия прекратили свою деятельность.
– Таких сооружений действительно немало, и по ряду аспектов их состояние может считаться опасным. Причем не только ГЭС и плотины – у нас встречаются «бесхозные» форты! Полагаю, передача таких объектов в частные руки сможет эту ситуацию выправить. Но перед тем как продать и, соответственно, купить то или иное сооружение, необходимо оценить его состояние, перспективы восстановления и дальнейшей эксплуатации. Собственник должен понимать, что он приобретает – сооружение, которое еще 50 лет будет работать и приносить прибыль, либо объект, который завтра развалится, и затраты на его восстановление окажутся непомерно высокими. Мы должны четко сказать, что из себя представляет объект, и предложить мероприятия по работе с ним – по его восстановлению или демонтажу.
Кстати, на Западе нередко именно так и поступают – малые сооружения демонтируют, возвращая реки в прежнее состояние. Партии «зеленых» считают, что для экосистемы такое решение будет самым верным. Определенная доля истины здесь есть, но это путь для стран с сильной экономикой.

Как правило, стоимость работ по демонтажу старых сооружений соизмерима с суммами, затраченными на их строительство. Конечно, об этом надо было думать заранее, при их строительстве…
Сегодня в стоимость ГТС закладывается стоимость работ по выводу их из эксплуатации. Причем я имею в виду не только крупные сооружения, но и такие, например, как буровые установки по добыче газа на Балтике…

– Буровые платформы имеют обычно сильного собственника.
А как быть с теми малыми ГЭС на территории города и области, что считаются бесхозными?

– Об их состоянии власти знают, поступило несколько предложений заняться этой проблемой. Нами даже был разработан конкретный план мероприятий по оценке состояния этих сооружений.

Но, к сожалению, средств на реализацию его пока не нашлось. Тем не менее сегодня интерес к подобным объектам начинают проявлять частные компании. Не скажу, что таких предложений много, но они появляются.

– То есть такие сооружения могут представлять интерес для стороннего инвестора и в дальнейшем приносить прибыль?
– Мне сложно об этом говорить, ибо от нас ждут оценки сооружения и возможностей его реорганизации и не всегда посвящают в свои планы по их использованию. Но могу высказать свое мнение: малые плотины могут стать красивым элементом ландшафта, объектом туристской индустрии, независимыми от монополистов и растущих тарифов малыми источниками электроэнергии, способными обеспечить надежное электроснабжение отдаленных территорий.

– Как бы вы оценили состояние наших малых ГТС?
– По школьной оценочной шкале, пожалуй, на три с минусом. Паники устраивать не стоит, но нужно наводить порядок, сделать их не опасными и убыточными, а безопасными и прибыльными.
А насчет использования приведу простой пример. Все мы наслышаны о форте Боярд. Но все ли знают, что наш форт Константин является близнецом французской крепости? При этом Боярд пользуется постоянным спросом и приносит огромную прибыль, а его российский собрат ветшает и постоянно нуждается в средствах на содержание. Почему? Место замечательное, соседство с мегаполисом позволяет организовать любое мероприятие и обеспечить его всем необходимым. Нет эффективного собственника, который вдохнул бы в него жизнь!

Хочу заметить, что вопрос о безопасности водохозяйственных объектов всерьез стал разрабатываться недавно. В СССР деньги на ремонт выделялись регулярно, поэтому проблем тут не было. Они возникли в начале 1990-х по причинам, всем нам понятным. Наверное, что-то было упущено в экономически сложные 1990-е годы.
И сегодня необходимо навести в этой сфере порядок. Уверен, есть люди, которые это могут сделать и сделают, но на это потребуется известное время.

Светлана Соснова

СПб, Политехническая ул., д. 29
Тел. (812) 552-7903

Мнение

Я. Бляшко, генеральный директор МНТО «ИНСЭТ»:
– Мы, разработчики и производители как оборудования, так и проектной документации, стараемся на самом раннем этапе проектных работ показать потенциальному инвестору, что вложение денег в такие проекты весьма эффективно и перспективно. И прежде всего из-за отсутствия в структуре стоимости электроэнергии малых ГЭС топливной составляющей… В то же время считаю, что следует думать не только о деньгах, но и об экономическом развитии энергодефицитных регионов, о гражданах, проживающих в отдаленных районах, которые постоянно испытывают перебои с электроснабжением. Малая гидроэнергетика должна стать основной для устойчивого развития таких регионов («Энергосбережение» № b/en7/07.php»>7).

Другие материалы по теме