Актуальное

Все грани мастерства. Специалистам ООО «СКС-Проект»по плечу любой объект


ООО «СКС-Проект» – компания, способная выполнить проектирование любой степени сложности.

Опыт и мастерство специалистов фирмы оттачивались годами на объектах военногои гражданского назначения.

Настоящий проектировщик должен быть универсалом – убежден руководитель компании Виктор Хацревин.

генеральный директор ООО «СКС-Проект» Виктор ХацревинСегодня генеральный директор ООО «СКС-Проект» Виктор Хацревин у нас в гостях.

– Виктор Моисеевич, недавно на всероссийском конкурсе «Поселок года-2007» один из ваших последних проектов, «Коттеджный поселок «Михайловское», удостоен Гран-при. Что выгодно отличает проект от работ других участников?
– Главным преимуществом этого проекта стала комплексность застройки. Довольно редкий случай в моей практике, когда заказчик создает не просто отдельные дома, а замкнутую среду обитания, в которой все подчинено общей идее, единому стилю. Это во многом обусловило творческий подход к делу.
Создавая архитектурный облик будущих коттеджей, ориентиром для себя мы выбрали дом Николая I в парке Александрия.
Простота, функциональность, комфортность, отсутствие архитектурных излишеств ставят его в ряд лучших образцов классического загородного дома. Конечно же, при проектировании учитывались и современные тенденции домостроения, так что получился некий сплав традиций и новаций.

– Это ведь не первый ваш опыт градостроительства?
– И далеко не самый сложный. На счету нашей компании 5 градостроительных проектов, реализованных в Мурманской области. Мы выполняли генеральные планы таких городов Северного флота, как Заозерск, Полярный, Гаджиево, Мончегорск. Это масштабная работа, комплексная, очень сложная и потому интересная. Но градостроительство – лишь одно из направлений нашей компании. Я считаю, что только тот настоящий профессионал, кто способен создать проект объекта любой сложности и назначения.
Так, например, 9 лет назад в Заозерске мы участвовали в российско-норвежском проекте по реабилитации базы отработанного ядерного топлива. В девяностых годах произошла утечка радиоактивной воды в одном из накопителей. Радиоактивные стоки стали попадать в Баренцево море. Аварию быстро удалось ликвидировать, топливо перегрузили в другой бассейн, но почва осталась зараженной, а следовательно, продолжали загрязняться подземные ручьи. Мы предложили отделить поверхностные и подземные стоки путем устройства сложной дренажной системы высотой до 10 м. Эффективность работы определялась очень просто: производился анализ воды на выходе. Этот проект смело можно назвать уникальным. Норвежские партнеры, которые частично финансировали проект, были настолько уверены в профессионализме наших специалистов, что осуществляли контроль, не присутствуя на месте работ. Все-таки это закрытый военный объект. Им было достаточно видеть результаты фото- и видеосъемки.

– Сегодня многие проектировщики жалуются на кризис кадров. Где вам удается находить и привлекать к работе таких высококлассных специалистов?
– Действительно, кадровый вопрос для проектной отрасли сегодня один из самых больных. Уровень подготовки специалистов в высшей школе недопустимо низкий. Кроме того, современная тенденция в молодежной среде «иметь все и сразу» прививает молодым людям необоснованные амбиции. Ребята нацелены не на получение знаний, опыта, а на скорейшее обогащение. Проектировщик становится профессионалом после как минимум пяти лет упорного труда. Только тогда он может самостоятельно принимать решения, понимает ответственность, которая ложится на него.
Поэтому я так дорожу старыми кадрами. Отслужив 25 лет на Севере рядом с профессионалами высочайшего уровня, многих я пригласил в нашу организацию.
У меня работает проектировщик, которому 73 года, и вряд ли кто из молодых может его заменить. Мы ведь все практически вышли из военного вуза, который готовил проектировщиков-универсалов. Кроме того, опыт, приобретенный на Севере, бесценен и стоит любых дипломов и курсов повышения квалификации.

– Какие еще проблемы мешают работе проектных организаций?
– Уверен, все коллеги согласятся со мной в том, что ситуация, которая сложилась в сфере согласований, по меньшей мере, неразумна. Раньше сроки проектирования превышали сроки согласования.
Сейчас, при уровне современной техники, проектирование длится в среднем 6-8 месяцев, а согласование затягивается на 2 года.
Все понимают, что ни один инвестор не будет ждать окончания этого процесса, иначе он разорится. Строители просто вынуждены идти на нарушения.
Самая ненормальная ситуация складывается с согласованием экологии.
Практически одно и то же проверяют и согласовывают службы санитарного надзора, роспотребнадзора, экологи на разных стадиях проектирования, причем последовательно, что занимает огромное время. Я до сих пор не могу понять, как влияет на охрану окружающей среды отсутствие в экологическом разделе проекта, например, протокола общественных обсуждений. Или другой пример: если разработан экологический раздел на стадии проекта планировки, допустим, жилого квартала, зачем его разрабатывать при проектировании жилого дома в этом квартале?

Между тем в СНиПах есть замечательная фраза, не помню ее дословно, но смысл следующий: в случае выполнения норм согласование не требуется. Но на практике с такими идеальными условиями встречаться не приходилось. СНиПы носят сейчас рекомендательный характер. Их должен заменить технический регламент, которого пока нет. Справедливости ради нужно сказать, что сегодня ведется большая работа по созданию территориальных строительных норм. И это правильно. Нельзя унифицировать, к примеру, нормы по устройству фундаментов для такой обширной и разнообразной в климатическом и геологическом плане страны, как наша. А для Санкт-Петербурга территориальные нормы необходимы как воздух. Наш город вообще уникальный и по геологическим условиям, и по своему статусу. Сюда неслучайно направлено внимание федеральных структур, реализуются масштабные планы по его развитию.

– Какие у вас планы на будущее?
– Надеюсь, наши знания и опыт будут востребованы и в дальнейшем. В том же Петродворцовом районе начались работы по созданию особой экономической зоны. Там придется решать серьезные задачи по развитию инженерной инфраструктуры, на эти цели выделяются значительные финансовые средства из федерального и городского бюджетов. Планируется возведение технологически сложных объектов и установлены предельно сжатые сроки – всего 2 года. Так что, думаю, будут задействованы лучшие силы строительного комплекса региона. Мы трудностей не боимся и привыкли работать в жестком режиме: чем сложнее, тем интереснее.

Елена Рачкова

190005, Санкт-Петербург,
Измайловский пр., д. 29
Тел.: (812) 337-1280, 337-1281

Другие материалы по теме