жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Управление с позиции госзаказчика (ARG «Дирекция комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений» Министерства регионального развития РФ)


Строительство Комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений плавно подходит к своему полному завершению. Осень 2011 года обещает стать триумфом отечественных инженеров

и строителей-гидротехников.

Об особенностях управления строительством уникального комплекса гидротехнических сооружений рассказывает генеральный директор ФКП «Дирекция КЗС Минрегиона России» заслуженный строитель РФ Владимир Иванович ЩЕКАЧИХИН.

Щекачихин.jpg– Трудно было принимать такой объект, как КЗС? Что в тот момент являлось наиболее сложной задачей для вас как нового руководителя?

– Я знаком с объектом с 1981 года, поэтому, принимая руководство стройкой, чувствовал себя уверенно. Конечно, в тот момент здесь была разруха. И это неудивительно – стройка не финансировалась более 10 лет. В 90-е годы многие организации ушли со строительства, некоторые были расформированы, их руководители не смогли «вписаться» в новую экономическую систему. Сложно было восстановить исполнительную документацию по проекту, требовалось проведение обследований ранее возведенных конструкций и оборудования.

Начали с бумажной работы, включая подготовку соглашения о займе и решения финансовых вопросов. Мы разбили стройку на девять контрактов, распределили объемы работ, определились с графиком и порядком проведения тендеров, в результате которых на каждый контракт был выбран генеральный подрядчик. Такой подход связан с необходимостью финансирования проекта из международных займов по соглашению между РФ и ЕБРР.

Разумеется, сразу же началась полная корректировка проекта. В результате международного тендера на проектирование КЗС была выбрана английская компания Hаllcrow, которая совместно с Ленгидропроектом и ЛенморНИИпроектом работала над новыми проектными решениями, позволившими в конечном счете завершить строительство.

– Что из советского опыта организации масштабного гидротехнического строительства применимо и эффективно сегодня? Как изменилась система управления гидротехническим строительством в постсоветское время?

– В советской системе управления существовала практика социалистического трудового соревнования, которая служила хорошей мотивацией для сотрудников. Спустя 20 лет после перехода к рыночной экономике у меня работает коллектив, в котором практически все испытывают искренний интерес к объекту и гордость за то, что ими построено.

Если же перейти от идеологической составляющей к более земным вещам, то в новые времена появилась необходимость разрабатывать комплексный план реализации проекта, за основу которого был принят директивный график строительства, взаимоувязанный с графиком и источниками финансирования строительства.

Необходима последовательность работ, которая позволила бы построить объект в кратчайшие сроки и уложиться в установленный лимит финансирования.

– После того как вы приняли на себя руководство проектом, происходили серьезные кадровые перестановки в составе Дирекции? Как вы ведете подбор своих заместителей, руководителей среднего звена, какие требования предъявляете?

– Да, я занимался перестановками и увольнениями. Приглашал в команду людей, о которых знал, что они умеют работать. Из человеческих качеств для меня очень важна неконфликтность. Немало есть руководителей, которые дело свое знают хорошо, но работать с ними никто не хочет.

Безусловно, руководитель должен также ориентироваться в правовой базе, в теории и практике проведения тендеров. Но главное – он должен знать производство, которым берется управлять. Это не может быть менеджер «широкого профиля». Я вообще считаю, что банком все-таки должен руководить финансист, адвокатской конторой – юрист, а строительством такого объекта, как КЗС – только инженер-гидростроитель. Среди наших генеральных подрядчиков такие компании, как Метрострой, Атомстройэкспорт, Boscalis – ими руководят люди, знающие технологии строительства.

– На каких принципах строятся взаимоотношения компании с подрядными организациями? Насколько свободна Дирекция в формировании пула подрядчиков при размещении государственного заказа?

– Дело в том, что по 94-ФЗ у нас проходила сравнительно небольшая часть конкурсов – по тем работам, которые финансируются из средств бюджета РФ по Федеральной адресной инвестиционной программе. Всем известны недостатки при подготовке и проведении конкурсов по 94-ФЗ, которые приводят к дальнейшим сложностям во взаимоотношениях с подрядчиком при выполнении работ.

Что касается конкурсов по основным объектам строительства КЗС, которые финансируются из средств Международных финансовых организаций (МФО), то они проводились по международным канонам, в соответствии с принципами и правилами закупок ЕБРР. Предусмотрен очень серьезный этап предквалификации. При подготовке конкурсной документации очень высоки требования к финансовым возможностям организации, к наличию опыта в строительстве подобных объектов. Вся конкурсная документация согласовывается с Европейским банком реконструкции и развития.

Любые взаимоотношения между Дирекцией как представителем государственного заказчика, подрядчиками и Инженером строятся по принципам, заложенным в основном документе контракта, – это Общие условия контракта (ФИДИК), разработанные Международной Федерацией инженеров-консультантов. Принципы ФИДИК широко распространены за рубежом и успешно применены в строительстве КЗС.

– Насколько сложно было добиться скоординированной деятельности всех подрядных организаций на объекте? Есть вопросы, которые приходится решать в режиме «ручного управления»?

– С нашими подрядчиками работать легко – это профессионалы. Тем не менее на объект я выезжаю часто. Мое присутст­вие требуется, когда начинается новый этап работ, надо провести «стыковку» подрядчиков, помочь генеральному подрядчику навести порядок с его субподрядчиками, решить конкретные инженерные вопросы. Масса ситуаций требует моего личного участия на этапе сдачи объекта в эксплуатацию.

На всех этапах строительства приходится уделять внимание вопросам качест­ва. Качество контролируют собственные службы технадзора Дирекции КЗС и Консультанта-инженера. И конечно, на стройке присутствуют специалисты Ростехнадзора. Я постоянно получаю информацию о качестве работ и своевременно принимаю меры в случае его несоответствия.

– Новые технические решения и технологии не всегда легко обосновать перед госэкспертизой. Должен ли госзаказчик добиваться применения современных технологий в строительстве?

– В первоначальном проекте были предложены технические решения, которые на тот период времени считались обоснованными. Однако иногда в процессе корректировки проекта подрядчиком, проектировщиком или представителями заказчика предлагались иные проектные решения. Связано это было с утверждением Правительством новой программы завершения строительства КЗС, новыми сроками, установленными в ней. Появились более совершенные материалы, технологии и оборудование, изменились нормативы и даже природные условия.

Мы постоянно знакомимся с новинками, современными тенденциями в гидростроительстве. Наши специалисты посещают семинары, выезжают за рубеж для изучения опыта строительства и эксплуатации на других защитных сооружениях от наводнений. Разумеется, на нас постоянно выходят организации, которые занимаются поставками материалов или оборудования. Много появляется разработок в области бетонных смесей, материалов и технологий для гидроизоляции и т. д. И здесь важно отделить то, что действительно пригодится для КЗС, от чисто рекламных акций с целью продвинуть свой продукт на строительство уникального объекта.

Основными критериями принятия таких решений являются сроки работ, стоимость, эксплуатационные характеристики. Однако все эти факторы довольно сложно учесть при проектировании и возведении такого крупного комплекса, завершение строительства которого проходит в столь сжатые сроки.

Новые технологии применялись в большинстве конструктивов комплекса. Так, например, затвор судопропускного сооружения С-1 можно отнести к сложнейшему техническому агрегату, где буквально каждый конструктив является уникальным в области гидротехнического строительства.

Другим не менее сложным объектом С-1 является подземный тоннель, в котором запроектированы совершенно новые системы, обеспечивающие высокий уровень безопасности.

С учетом современных требований новые технические решения появились и в области экологии. С целью минимизации негативного воздействия автодороги, проходящей по территории КЗС, было предусмотрено строительство водоочистных сооружений, которые позволят обеспечить полную очистку загрязненных ливневых стоков на всем протяжении Комплекса защиты.

Все проектные решения были утверждены Главгосэкспертизой. И уверяю вас, там работают специалисты высокого класса, способные на основе своего опыта и квалификации учесть все необходимые факторы для согласования новых проектных решений.

– Приходится ли время от времени оптимизировать управление проектом? Какие критерии являются ключевыми для оценки эффективности в работе государственного заказчика?

– Объект сложный, долгосрочный. По ходу строительства изменились сам проект, правовая база, состав подрядчиков, производственная ситуация, инженерный взгляд на многие работы. Менялся и подход к управлению проектом. Но смена курса всегда должна быть хорошо обдуманной, с точным пониманием целей.

Я вижу три основных критерия для оценки эффективности государственного заказчика. Во-первых, реализовать проект на выделенные финансовые средства; во-вторых, завершить проект в поставленные сроки; в-третьих, обеспечить высокое качество и долговечность построенного объекта.

Подготовила Наталья Андропова

ФКП «Дирекция комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений» Министерства регионального развития РФ

Санкт-Петербург,

Торжковская ул., д. 5

Teл.: (812) 496-5060, 496-5036

www.dambaspb.ru

Другие материалы по теме

X