жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Инструмент рыночного воздействия на работу со стройматериалами

Оставшись вне поля действия федеральных законов о техническом регулировании и о саморегулировании, производители стройматериалов вынуждены сами устанавливать правила игры на строительном рынке.

Избрание заместителя директора ЗАО «Проммонолит» Михаила БИЗЯЕВА президентом Ассоциации «Абетон» вызвало неоднозначную реакцию некоторых коллег. Тем не менее один из самых авторитетных специалистов-бетонщиков получил единогласное «за» от всех участников собрания. Такая поддержка, по мнению нового президента, ко многому обязывает.

– Михаил Викторович, вы баллотировались в президенты с определенной программой? Каковы основные задачи Ассоциации?

– Откровенно говоря, я никогда не думал о президентстве. Но мои коллеги по Ассоциации выдвинули меня, руководство ЗАО «Проммонолит» и ОАО «Монолитстрой» поддержало, а собрание Ассоциации единогласно выбрало меня своим президентом. Это большая ответственность и доверие, которое мне еще предстоит оправдать. Конечно, свое видение ситуации на рынке бетона и железобетона у меня есть, но определять основные направления деятельности будут сами члены Ассоциации. Ведь «Абетон» – общественная организация с коллегиальным управлением.

Сегодня в ее рядах состоят 22 предприятия из Санкт-Петербурга по производству бетона и элементов сборного железобетона, которые в совокупности занимают около 80% рынка товарного бетона и примерно 70% – железобетонных изделий и конструкций. Они отличаются по объемам производства, его направленности и номенклатуре изделий. Каждое из них по-своему понимает предназначение Ассоциации и свою роль в ней, имея возможность высказывать собственное мнение и отстаивать свои позиции на собраниях или заседаниях правления.

Задача органов управления – учесть эти мнения, выработать ключевые направления работы Ассоциации и нацелить компании на решение конкретных проблем.

Проблемы эти находятся вне зоны коммерческих интересов компаний. Для нормальной работы нашего бизнеса важно сформировать понятное всем правовое поле, обеспечить «прозрачность» рынка, защитить потребителя от недобросовестных поставщиков.

Для этого Ассоциации необходимо, прежде всего, стать действующим инструментом в поддержке производителей качественных стройматериалов и, главное, в создании современной нормативной базы.

– Попытка упорядочить эти процессы предпринимается не в первый раз. Насколько обострилась такая задача для производителей стройматериалов в посткризисный период и насколько она вообще решаема?

– В отличие, например, от цементного рынка, рынок бетона и железобетона менее структурирован и более конкурентен. Его участникам очень сложно договориться между собой, хотя общие проблемы есть. Одна из них – профессиональное лоббирование и защита интересов предприятий стройиндустрии.

На стройки Санкт-Петербурга поступает железобетон из Пскова, Новгорода, других регионов. Сам по себе железобетон – недорогой продукт, но транспортная составляющая ощутимо сказывается на его цене. Поэтому, если железобетон везут за 300–400 км и он оказывается дешевле, чем местный продукт, то возникает вопрос, насколько он соответствует установленным техническим требованиям и нормативам. Речь в данном случае идет не столько о лоббировании местного производителя, сколько о правилах поведения на рынке и добросовестности поставщиков, а также потребителей стройматериалов, которые по закону отвечают за безопасность и качество строящихся объектов. Отсюда вопросы к СРО. Миновал год и три месяца с момента вступления в силу закона о саморегулировании. Но как он действует? Каковы его результаты?

– То есть проблемы производителей стройматериалов заложены на уровне федерального законодательства?

– В самом законе о саморегулируемых организациях заложен серьезный конфликт интересов, так как из цепочки изыскатель – проектировщик – производитель строительно-монтажных работ выпал поставщик стройматериалов. А его продукция определяет конструктивные особенности объекта, в том числе связанные с обеспечением безопасности и жизнедеятельности людей.

Но по закону о техническом регулировании продукция подлежит контролю на стадии обращения. И начатая было дискуссия о том, должен ли закон о саморегулировании распространяться на производителей стройматериалов, постепенно потеряла свою остроту.

Но рано или поздно она возобновится. Ведь сегодня подрядчик покупает ригели и балки у производителя железобетона, не подпадающего под действие закона о СРО. Вся ответственность за качество выполняемых работ и, следовательно, за качество стройматериалов лежит на подрядчике. То есть он должен осуществлять процедуру контроля за используемыми конструкциями, хотя непонятно как и какими средствами.

Вместе с тем начались процедуры проверок компаний, имеющих допуски от СРО. Возникает множество вопросов: чем эти проверки регулируются, какими нормативами, кто их утверждает и разрабатывает, почему им можно доверять? А ведь несоответствие стандартам – это способ убрать неудобные компании с рынка.

Самое неприятное во всей этой ситуации заключается в том, что быстро такие вопросы не решить, а последствия некачественного строительства носят отложенный характер. Качество конст­рукций определяет их долговечность, и, к сожалению, сложно прогнозировать, что будет с этими конструкциями через 20–30 лет. Поэтому мы все становимся заложниками решений, принятых без активного участия специалистов, а также малоэффективной системы регулирования и отсутствия жесткого контроля со стороны государства.

– Получается, что сегодня рынок стройматериалов не имеет ни законодательного, ни инструментального контроля? Что в таком случае может изменить общественная организация?

– В 2010 году в Росстрое РФ создан технический комитет по вопросам стандартизации, к работе которого будут привлечены эксперты, представители научных, проектных организаций, стройиндустрии. И мы сможем направлять туда наши разработки и предложения.

Если обратиться к европейскому опыту, то можно убедиться: там все операции по проектированию, транспортировке, укладке бетона в конструкцию, изготовлению конструкций, уходу за бетоном увязаны в единый стандарт, причем не добровольного применения, а жестко регламентированный государством.

У нас такого единства нет. Прежние стандарты разрабатывались исходя из заводских условий изготовления бетонных и железобетонных конструкций, когда не было такого объема монолитных работ и технических решений для их реализации. Да, старые ГОСТы тормозили развитие передовых технологий, но новые стандарты в полном объеме так и не были созданы, отрасль оказалась вне правил игры.

Устанавливать и контролировать правила, по моему мнению, задача государства, но профессиональная Ассоциация должна в этом активно участвовать. Она больше всех заинтересована в разработке и производстве материалов, которые обеспечивали бы долговечность и безопасность зданий и сооружений.

Строители иногда упрекают нас в лоббировании коммерческих интересов. Могу их успокоить – если бы мы могли договариваться между собой об отпускных ценах, то хоть как-то начали бы регулировать во многом анархичный рынок. На деле Ассоциация в качестве инструмента влияния на рынок должна заниматься нормотворчеством, стараясь создавать прозрачные и одинаковые для всех правила игры.

Тогда, по крайней мере, можно будет представлять себе ситуацию на рынке и разумно, в рамках действующих законов, управлять ею.

– Если понимание таких основополагающих вопросов есть у всех членов Ассоциации, то в чем проблема консолидации производителей?

– У меня есть небольшой опыт участия в работе первого в России Некоммерче­ского партнерства СРО «Производители качественных строительных материалов» Свердловской области. Надо сказать, что на Урале сложился свой, отличный от питерского, подход к решению озвученных вопросов. В Сибири – другой, обусловленный региональными особенностями. В Татарстане – третий… Сегодня в России насчитывается свыше 12 000 производителей бетона и железобетона. Консолидировать наши интересы, да и просто собрать представителей на одно мероприятие без участия региональных ассоциаций очень сложно. Мы не цемент­ный рынок, где общие вопросы могут решать 10–12 собственников цементных заводов.

Именно поэтому государство должно играть в этом процессе стержневую роль. Оно является заказчиком значимых дорогостоящих объектов и должно быть заинтересовано в их качественном строительстве.

Новый устав Ассоциации, к примеру, предусматривает создание двух новых структур – наблюдательного совета и комиссии по техническому регулированию. Для участия в работе комиссии мы планируем приглашать чиновников из строительного комитета, так как совмест­ное обсуждение и выработка решений представляются, на мой взгляд, взаимовыгодными как для производителей стройматериалов, так и для администрации города.

Беседовала Татьяна Рейтер

Другие материалы по теме

Другие материалы по теме не найдены.
X