жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

ЮНЕСКО и Петербург – новая парадигма (мнения профессионалов)

С октября 2010 года в городе ведутся жаркие дискуссии вокруг уточнения номинации Петербурга в ЮНЕСКО. 29 мая город должен представить международной комиссии проект декларации и предложения по сохранению исторических территорий в свете современных требований.

В ходе подготовки документов к номинации рабочая группа Совета по культурному наследию Санкт-Петербурга пришла к удивительным выводам. Как утверждает ее руководитель профессор СПбГАСУ Сергей Владимирович СЕМЕНЦОВ, они могут привести не только к изменениям подходов в сохранении исторического наследия, но и к мощному экономическому толчку. Впрочем, с профессором Семенцовым согласны далеко не все в Петербурге.

Объект охраны – агломерация

20 лет назад Петербург был представлен в ЮНЕСКО очень мощной номинацией. Но время потребовало скорректировать документ. В 2000 г. в недрах КГИОП пытались переработать концепцию, автор­ство которой приписывается мастерской Никитина. Тогда ЮНЕСКО, общественность и администрация города не нашли общего языка. При всех неточностях первая номинация многим казалась более содержательной и концептуальной.

Попытка «пристегнуть» документ к реалиям сегодняшнего дня привела к сокращениям охраняемых территорий в 4,5 раза и только ослабила позиции города в ЮНЕСКО. Поэтому к настоящему моменту рабочая группа по поручению Президента РФ изучила все предложенные варианты, а также современные требования, предъявляемые ЮНЕСКО к номинации.

– За основу были взяты первый вариант документа и ряд уточнений, привнесенных во время работы над вторым вариантом, – рассказывает Сергей Владимирович Семенцов. – 20 лет методического изучения города привели к тому, что понимание концепции вышло на новый уровень.

Мы сделали вывод, что охранять надо не город, а агломерацию. Надо обязательно взять под охрану ландшафт – природный и культурный, архитектурный, созданный при Петре I и последующих поколениях, вплоть до 1950–1960-х годов.

Основатель Северной столицы задал развитию города такое направление, которого никогда не было в мире. Создавать некий идеальный город пробовали в разное время разные гении. Но эти пробы были очень малы (300–500 м), по сравнению с масштабом Петербурга (10 на 15 км), с его пригородами, боевыми укреплениями, огромными ответвлениями дорог, такими как трасса от Санкт-Петербурга до Москвы.

Петр начертил иероглиф идеальной агломерации. Последующими императорами и советской властью вплоть до 1950–1960-х годов сохранялась петровская идея городской планировки. Стиль менялся, а суть оставалась.

Но на этой территории есть и допетровская тема. Это древнерусская, новгородская линии, московские и шведские преобразования, среда, во многом предопределившая создание города. Если допетровская паутина дорог и расположения селений очень напоминали Францию, Германию, Испанию, то после петровских перемен получился некий симбиоз, новые территориальные пласты.

В свою очередь, все созданное Петром I и построенное после него не было снесено, а закрывалось новыми слоями. Возникли исторические пласты, которые нарастали вплоть до сегодняшнего дня. Это время перехода от допетровского принципа к петербургскому. Но далеко не все готовы к такому пониманию истории.

Реставрация как стимул к развитию

Последняя трактовка номинации допускала не очень значительное сокращение охраняемых территорий – с 45 811 до 36 715 га. Соответственно, у многих экспертов, реставраторов и архитекторов возник резонный вопрос: как можно сохранить в неприкосновенности такую огромную площадь?

По мнению профессора Семенцова, главным направлением градостроительных преобразований в Петербурге должна стать реставрация с приспособлением зданий под современные потребности развивающегося города. В Петербурге невозможно проводить чистую реставрацию. Маленький замок можно отреставрировать как музей, а агломерация, превращенная в музей, постепенно умрет.

– Если подойти с позиции, что требуется городу, нужно нормально развивать реставрационное дело, но в разных вариантах, не зацикливаясь на Венецианской хартии, – комментирует Сергей Владимирович, – Питер не вмещается в прокрустово ложе традиционных концепций реставрации или консервации одного ансамбля или здания. Если мы хотим сохранить Петербург, надо дать возможность даже самым мощным памятникам развиваться, но в понятных рамках. Нужна реставрация с возможностями приспособления. С другой стороны, любые виды новых работ должны включать элементы реставрации.

– Может быть, нужно создать Петербургскую хартию?

– Наверное, да. Даже Венеция мелка для Питера. Она занимает площадь, которая по сравнению с петербургской агломерацией – горошина на огромном столе на сотню персон. Миллион человек живет в центре города, и они хотят жить в нормальных условиях. Но как? В Венеции 40 000 жителей, их можно переселить, а миллион? А пригороды? Надо искать такие пути для сохранения наследия, при которых возможно развитие.

– Это может повлиять на градостроительную ситуацию в городе?

– Исходя из этой позиции, надо разрабатывать новые технологии, учитывающие потребности города. Они станут ноу-хау для всего мира. Системный подход, опыт Петербурга будет с благодарностью востребован другими городами мира. Северная столица может торговать идеями, технологиями, специалистами.

Можно в течение нескольких лет совершить прорыв мирового уровня в сознании, в технологии, в экономике и т. д. Но для этого надо сразу обращаться к щадящим технологиям и методикам: как асфальтировать дороги, как реставрировать фасады, как избавляться от сосулек, не повреждая крыши. Это комплексный подход к сохранению зданий: технологии ремонта или реставрации, пожарообеспечения, подачи газа, тепла, энергообеспечения, уборки мусора. Другой должна стать жизнь коммуникаций. Должен измениться экологический фон.

Проще, конечно, все снести, оставить 100 памятников и в рамках Венецианской хартии их реставрировать. Но наши памятники не «вмещаются» в наше законодательство. Те, кто разрабатывает законы, не учитывают специфику города, а те, кто их реализует, требуют, чтобы город соответст­вовал праву, а не наоборот. Современные законы подгоняют город под себя, уничтожают основные исторические объекты.

– Как на практике обеспечить их охрану?

– Мы должны оценить степень разнообразия памятников как предметов охраны. На Дворцовой площади что является предметом охраны? Воздух? Определенность очертаний, создаваемая окружающими зданиями? В некоторых случаях это улицы со зданиями или просто оси направлений. Как у Московского проспекта или у фарватера. Ось может быть тоньше, толще, с современным покрытием, с возникновением новых виадуков, но сама по себе она должна быть незыблема. Нужен разный подход.

– А если эта ось «зарастет», как старый Ладожский канал, часть которого также включена в охраняемую зону, или как «Зеленый пояс Славы», оборонные линии, финские укрепрайоны?

– Нужно искать такой комплекс мер, чтобы не дать этому случиться. Если подходить со стандартных позиций, мы погубим особенности Петербурга. Если высокопоставленные чиновники не проникнутся идеей понимания этого города, дело не сдвинется с мертвой точки.

Трудный выбор

Проект документов, представленный в середине апреля на Совете по культурному наследию, был подверг­нут критике со стороны рецензентов, привлеченных экспертов и отдельных членов самой рабочей группы.

Чиновникам КГИОП импонирует компактность охраняемых территорий, представленных в варианте номинации 2000 г. (11 179,5 га). Рецензент новой номинации профессор Владимир ЛИСОВСКИЙ назвал ее откровенной утопией, впрочем, оговорившись, что «если ЮНЕСКО согласится с включением такой площади, это надо только приветствовать».

Никита ЯВЕЙН назвал проделанную работу скорее исследовательской, чем практической. С точки зрения архитектора, в ней не описаны режимы охраны, потому что это невозможно сделать в рамках здравого смысла и российского законодательства. Это приведет к тому, что Петербургу снова придется корректировать границы зон охраны.

Подготовленная номинация подверглась резкой критике и со стороны академика Татьяны СЛАВИНОЙ. Борису КИРИКОВУ показалось странным, что в документ включены сомнительные объекты охраны. По словам главы КГИОП Веры ДЕМЕНТЬЕВОЙ, ее ведомству необходим тайм-аут для тщательного изучения предложенной документации.

Рабочая группа взялась за уточнение номинации с учетом сделанных замечаний, чтобы представить ее международной комиссии 29 мая как концепцию проекта, который, по всей вероятности, предстоит готовить еще не один месяц.



Наталия Ловецкая

Другие материалы по теме

X