жк днепропетровская 37 евродвушка

Актуальное

В поисках утраченного. Дискуссия о проблемах проектирования энергообъектов

Стагнация в российской энергетике нанесла сокрушительный удар по некогда мощной базе проектных организаций и отраслевых НИИ. Эксперты заговорили о росте дефицита генерации, усматривая одну из причин в том, что был расформирован Всесоюзный проектный институт.

Развал российской энергетики за последние два десятилетия нанес серьезный ущерб мощному научно-техническому потенциалу отраслевых НИИ. За это время был утрачен колоссальный опыт проектирования объектов энергогенерации (АЭС, ТЭЦ, ГЭС) и уникальные компетенции лучших проектных институтов страны.

Редакция пригласила к обсуждению проблемы представителей двух проектных институтов: Марка ПЛИСКИНА, генерального директора ЗАО «Лонас технология», и Эдуарда ГОЛЬМШТОКА, главного инженера энергетических установок ОАО «СПбАЭП».

– Как бы вы охарактеризовали современные тенденции на рынке проектирования объектов генерации?

М. Плискин:

Плискин.jpg– После реформирования РАО «ЕЭС России» и финансового кризиса 2008 года рынок проектирования объектов энергогенерации оказался слабо структурированным. Он подвержен серьезным изменениям. Многочисленные инжиниринговые компании, ранее входившие в РАО «ЕЭС России», меняют собственников, структуру, сливаются и делятся, иногда изменяя направление деятельности.

Если говорить о сложностях перехода на рыночные отношения в сфере проектирования, то необходимо отметить, что принципы проектирования сложились в советское время, когда была сформирована действующая нормативная база. Сегодня структура предприятия заказчика существенно изменилась, и это влияет на правила игры. Исчезло Управление капитального строительства, зато появились службы закупок, которые стремятся сами структурировать работу проектировщика, часто весьма непрофессионально.

Э. Гольмшток:

Гольмшток.jpg– В доперестроечное время энергетика четко планировалась на длительную (15–20 лет) и среднесрочную (до 5 лет) перспективу, соответственно планировалось и проектирование. Сегодня такого масштабного планирования не видно. С другой стороны, прекратили свою деятельность многие проектные организации, в том числе и в энергетике. Спрос на проектирование энергетических объектов растет, и появляются новые компании, качество работы которых определит время.

– В России растет спрос на объекты генерации нового поколения. Что под этим понимают?

М. Плискин:

– Самый критический и важный вопрос в городах – модернизация всей системы центрального теплоснабжения. Цель – эффективное производство тепла, передача, распределение и использование тепла в зданиях. Надо провести большую работу по преобразованию открытых систем теплоснабжения в закрытые.

Большое количество тепла у нас все еще вырабатывается котельными вместо того, чтобы объединить выработку тепла и электроэнергии. Это долгий переходный процесс, и каждый город должен сделать разработку и определить свои инвестиционные планы.

Должны широко использоваться современные газовые турбины и котлы, работающие на биотопливе. Выбор технологий будет зависеть от доступности топлива. Это общее направление. Использование других современных технологий (солнца, ветра и т. д.) интересно, но не решает проблемы так быстро, как требуется.

Э. Гольмшток:

– Проект нового поколения – это, прежде всего, современные технологии производства энергии: газотурбинные, парогазовые, газодвигательные.

Параллельно с их внедрением нужно создавать и развивать централизованные системы тепло- и электроснабжения. Это подразумевает строительство надежных энергоисточников и развитие систем резервирования, поперечных связей и т. д. Ничего нового изобретать не нужно – в свое время это все было решено и подтверждено многолетней практикой.

Другое дело, что реализация таких решений в условиях дефицита не всегда проходила так, как было задумано проектировщиками. Нас всегда заставляют удешевлять проекты, находить упрощенные и дешевые решения, даже в ущерб надежности.

Всем известны частые аварии на теплосетях города. Но можно строить и по-другому. В 1995 году я был в Финляндии, где от новой электростанции Вуосаари до Хельсинки протянули многокилометровый теплопровод из нержавеющей стали, и финны по сей день не знают о том, что такое авария на теплотрассе. Мы используем дешевые материалы, трубопроводы из «черной» стали, часто нетестированные – в общем, то, что дешево на первый взгляд. Именно поэтому так высока аварийность на теплосетях российских городов. Даже в крупных мегаполисах отсутствует мониторинг работы теплосистем.

Сейчас в энергоснабжении мы переходим на новый уровень, строя современные экономичные энергоисточники – приме-ром может служить Юго-Западная ТЭЦ в СПб. Наука и техника движутся, и надо применять их достижения.

– При современных темпах развития городов проекты новых источников генерации востребованы. Но есть объективный дефицит проектных сил. Можно ли при таких условиях рассчитывать на высокое качество проектов?

М. Плискин:

– Альтернативные источники энергии уже давно активно применяются на Западе, где они зарекомендовали себя как надежный, эффективный и экологически безопасный способ получения энергии. В России доля электроэнергии, получаемой таким путем, ничтожно мала по сравнению с западными странами.

В области альтернативных источников мы не успели нарастить достаточный потенциал технологий, адекватный западному.

Российские специалисты не обладают серьезным опытом и компетенциями для разработки таких проектов. Поэтому для проектной компании очень важны связи, возможность выстроить «мост» для получения таких знаний.

В этом отношении, например, наша компания находится в выгодном положении, так как является частью международной Группы «ÅF».

– Решается ли проблема кадрового обновления и насыщения проектных организаций?

М. Плискин:

– В начале 1990-х в силу глобальных реформ и нестабильной экономической ситуации в России рынок труда претерпел существенные изменения. Быть инженером стало непрестижно. Те немногие молодые люди, которые все-таки поступали в технические вузы, в дальнейшем работали не по специальности.

Последствия этого мы ощущаем сегодня в виде нехватки опытных сотрудников 30–40 лет. Проектные организации борются с дефицитом кадров за счет целенаправленного подбора перспективных, передовых молодых специалистов, используют методы наставничества и внутрикорпоративные обучающие программы. Эти меры позволяют соответствовать требованиям российского рынка энергетики и участвовать в международных проектах.

Э. Гольмшток:

– Проектировщиков сегодня не хватает во всех отраслях, и мы, энергетики, в этом смысле не исключение. Сегодня есть масса работающих пенсионеров и много молодежи, а специалистов среднего возраста, которые являлись бы носителями идеологии проектирования, к сожалению, не так много. Ситуация пока исправляется медленно.

– Какое влияние оказывают на энергетический проект административные барьеры и длительная процедура согласования?

М. Плискин:

– При проектировании и строительстве энергетических объектов мы пользуемся нормативными документами, включающими в себя несколько десятков федеральных законов и сотни подзаконных правовых актов. Практика показывает, что они содержат массу законотворческих ошибок и часто противоречат друг другу. Это приводит к дополнительным сложностям при сборе исходных данных, проведении изысканий, проектировании. И влечет за собой увеличение сроков согласования проектов. Чтобы ускорить процесс согласования проектной документации и упростить преодоление административных барьеров, требуются изменения на государственном уровне.

– Можно ли увеличить степень локализации в части поставок оборудования для новых энергообъектов?

М. Плискин:

– В России производят качественное оборудование. Но государство не оказывает поддержки развитию локальных поставок в российском энергетическом секторе. Проектировщики сами должны стремиться максимально увеличить долю поставок местного оборудования в ходе инвестиционного планирования. Наше предприятие в течение многих лет обеспечивает поставки российских паровых турбин и другого оборудования на технически сложные энергетические проекты.

Новые экономические рубежи сегодня подталкивают рынок в сторону эволюционных преобразований, требуют притока новых идей и проектных предложений. Поэтому проектные институты спешно наверстывают упущенное и работают на перспективу.

Подготовила Нонна Цай

Другие материалы по теме

X