жк днепропетровская 37 квартиры

Строим Добро

Дух городской истории. Интервью с главным архитектором Санкт-Петербурга Ю. Митюревым

Интерес бизнеса к историческому пейзажу Петербурга сулит городу приток инвестиций и одновременно угрожает тем, что уникальная архитектурная среда «растает» под напором денег. Впрочем, есть вполне серьезные факторы, которые этот интерес сдерживают.

Дух городской истории. Интервью с главным архитектором Санкт-Петербурга Ю. Митюревым

Когда речь идет о такой тонкой материи, как инвестиции в недвижимость в историческом центре Петербурга, все заинтересованные стороны понимают: процесс этот должен быть управляемым. Причем не в автоматизированном, а в ручном режиме.

Похоже, сегодня никто не заинтересован в том, чтобы превратить историческую застройку в красивый, но мертвый музейный экспонат. Но для того, чтобы вдохнуть в нее жизнь, мало привести в порядок фасады и принять законы, запрещающие новое строительство. Нужна продуманная во всех аспектах политика, правила игры, понятные как инвесторам, так и горожанам.

О судьбе исторического центра мы беседуем с главным архитектором Петербурга Юрием Константиновичем МИТЮРЕВЫМ.

– Есть сегодня у властей Петербурга стратегическое понимание того, как следует городу развиваться в градостроительном отношении – по экстенсивному пути, с сохранением в неприкосновенности исторического центра, или по пути редевелопмента и реновации застроенных территорий?

– Развитие города не пойдет исключительно по экстенсивному пути или только по пути реновации. Думаю, будет использоваться и то и другое, этакий синтетический метод. На карте города есть участки, которые требуют реновации и дальнейшего развития, а есть исторический центр со зданиями – памятниками архитектуры. И здесь надо сохранять именно ту среду и те средовые характеристики, которые создают наши набережные и наши бранд­мауэры.

На мой взгляд, реновацию можно проводить в историческом центре города, сохраняя характеристики зданий, оставляя те же функции, которые у них были. Вот, например, доходные дома. Мы обязаны провести их реновацию, потому что сейчас это просто некомфортное жилье. Здесь вполне уместно, сохраняя внешние характеристики зданий, создавать новые пространства для жизни.

У Петербурга есть закон, который говорит о том, как город должен развиваться, – Генеральный план. В нем прописана стратегия развития на период до 2020 года Основным критерием, во имя которого, собственно говоря, и разрабатывается Генеральный план, является улучшение условий жизни горожан.

В генплане есть разделы, посвященные жилищному строительству, развитию транспорта, из него можно узнать о том, где и сколько будет посажено зеленых насаждений. Поэтому стратегическое понимание, как будет развиваться город, у властей есть.

Другое дело, что Генеральный план уже нуждается в корректировке. Потому что жизнь диктует свои условия, ставит новые проблемы. Одна из них – растущая интенсивность дорожного движения, которая в последнее время приобрела взрывоопасный характер.

В Генеральном плане столь бурный рост автомобилизации населения не был заложен. Не было в нем учтено и то, что мы начнем осваивать новые территории. На землях, отмеченных в Генеральном плане как земли сельхозназначения, будем вести строительство автомобильных кластеров, строить на намывных территориях.

– Существуют ли точные критерии того, что можно, а что нельзя строить в историческом центре?

– Пожалуй, да. Есть Закон о зонах охраны, который именно это и призван регламентировать. По нему вся территория исторического центра разделена на зоны охраны различной категории и зоны регулируемой застройки. И для каждой зоны прописаны правила использования этой территории. Так что точные критерии у нас есть. И они выполняются. За последнее время не принималось решений, которые бы не вписывались в эти регламенты.

– То есть проблем у инвесторов и девелоперов при работе в историческом центре нет?

– Проблемы всегда есть, хотя бы уже потому, что когда инвестор идет в исторический центр Петербурга, то он идет сюда с целью заработать и пытается выжать из участка максимум. Нужен диалог между Комитетом по градостроительству и архитектуре, КГИОП и инвестором.

Сегодня к этому разговору подключились и градозащитники. На мой взгляд, такая совместная работа как раз и позволяет найти оптимальные решения. Это, естественно, не касается случаев, когда налицо ярко выраженное нарушение закона. Такое даже не обсуждается.

Иногда нам приходится доказывать нарушение высотного регламента с помощью 3D-модели, которая позволяет определить, как повлияет высота будущего здания на историческую застройку и окружающую среду. Когда мы видим такие нарушения, я вызываю заказчика, и мы стремимся достичь договоренностей о понижении высотности.

Аналогичную работу мы провели по зданию на улице Марата, где фасад нависал над тротуаром. Таких примеров, когда инвестор с пониманием относится к исполнению требований закона, можно привести немало.

– А можно в историческом центре позволить допустить контрастные вкрапления, которые можно назвать архитектурным вызовом?

 – Это вопрос непростой. Основная претензия, которая высказывается в ходе общественных дискуссий: застройщики не соблюдают регламенты застройки. Задача регламентов – сохранение архитектурной среды, ауры, которая существует в историческом центре города. Это касается не только памятников архитектуры, но и фоновой застройки.

Для меня в этом есть спорные моменты. Наш город построен из кирпича на болоте. Конструкции, воздвигнутые еще в позапрошлом веке, плохо сохранились. И как в этом случае относиться к зданию: сносить или нет?

После того как экспертиза дважды подтвердит, что здание можно снести, так как оно находится в аварийном состоянии, возникает следующая тема: надо ли этот дом восстанавливать?

Сегодняшние законы говорят о том, что не только памятники, но и дома обычной средовой архитектуры необходимо воссоздавать. И вот тут возможна дискуссия. К этому вопросу можно подходить с творческой точки зрения.

Один из примеров такого подхода – проект Набережная Европы, где среди контекстуальной архитектуры есть довольно яркий объект – новое здание Дворца танца Бориса ЭЙФМАНА. Проект, как мне кажется, своей контрастностью, новизной только подтверждает необходимость сохранения старой архитектуры. Поэтому я считаю, что в историческом центре города новая архитектура все-таки возможна.

– Какие материалы можно использовать для новых фасадов в центре Петербурга?

 – Когда-то Генри ФОРД сказал, что автомобиль может быть любого цвета, если он черный. В данном случае, как мне кажется, и строительные материалы должны быть традиционными для Петербурга. Это штукатурка, неполированный камень.

– Можно ли сделать инвестиционно привлекательной реконструкцию внутриквартальных пространств?

– Эта работа может быть инвестиционно привлекательной для тех, кто занимается реновацией старинных доходных домов, переделывая внутренние пространства под современное жилье.

Точно так же, как и в новостройках, благоустроенная территория в историче­ском центре положительно влияет на выбор тех людей, которые хотели бы купить здесь квартиру, повышает привлекательность этих объектов. Поэтому сегодня девелоперы и застройщики заинтересованы в том, чтобы как можно лучше выполнить благоустройство. Новая традиция украшать внутриквартальные пространства скульптурными композициями, выполненными из камня или металла, также привлекает покупателей квартир.

Если внутри исторического квартала реконструкции и реновации не происходит, благоустройство приходится проводить либо за счет бюджетных средств, либо за счет денег благотворителей.

– Что, на ваш взгляд, в сегодняшней нормативной базе мешает привлечь деньги и привести в порядок исторический центр? Какие законопроекты нужно было бы принять, чтобы активизировать эту работу?

– Привлечь деньги интересантов в исторический центр мешают законы, которые сегодня регламентируют правила реконструкции и строительства в центре Петербурга. Они довольно жесткие.

Если раньше девелопер шел в центр города с надеждой, что он оставит фасад, а все остальное снесет и перестроит «под арендатора», то для того, чтобы сделать подобное сегодня, ему еще придется доказать возможность сноса.

По этой причине инвесторы в центр города идут с оглядкой. Они отдают себе отчет в том, что придется выполнять высот­ный регламент, учитывать особенности зон регулирования или зон охраны.

Еще одна головная боль инвесторов – это необходимость вести строительные работы так, чтобы от этого не пострадали соседние здания. Поэтому, прежде чем взяться за строительные работы в центре Петербурга, инвесторы делают экономический расчет, чтобы понять, интересно ли это, есть ли тут возможность заработать.

Несмотря на все эти проблемы, интерес у инвесторов к работе в историческом центре есть. И если проехать по городу, то в этом можно убедиться своими глазами.

– Есть ли у главного архитектора города любимый уголок Петербурга?

– Есть. Это Крюков канал около Никольского морского собора. В этом месте колокольня храма отражается в канале. Я одно время неподалеку жил и часто ходил туда, чтобы полюбоваться этим великолепным зрелищем.

Подготовила Светлана Смирнова

Другие материалы по теме

X