жк днепропетровская 37

Актуальное
Поплавок_160_600_правый

Живые и мертвые. Возможность музеефикации исторического Петербурга комментируют эксперты на форуме PROEstate

Идея музеефикации исторического центра Санкт-Петербурга вызывает много споров как в среде профессионалов, так и в обществе в целом. Сам термин «музеефикация» применительно к городу понимается неоднозначно.

Живые и мертвые. Возможность музеефикации исторического Петербурга комментируют эксперты на форуме PROEstate

Музеефикация исторического центра Санкт-Петербурга и охрана памятников – понятия различные. Это мнение разделяет большинство специалистов. Относительно того, что должно являться предметом музеефикации, единого мнения нет. Чаще всего звучит тезис о том, что в Петербурге превращать в музейную ценность стоит не отдельные здания, а виды и перспективы города. То есть речь идет не о «замораживании» зданий-памятников в качестве музеев, а о превращении в достопримечательность уникальной городской среды.

Интересно, что в случае официального одобрения музеефикация налагает гораздо больше ограничений на деятельность девелоперов и строителей не только в историческом центре, но и на окраинах.

Вторая, но не менее важная проблема, связанная с музеефикацией, – комфорт проживания в городе, ставшем музеем под открытым небом. Например, жители Венеции – города с довольно высокой степенью музеефикации – заявляют, что город не комфортен для постоянного проживания.

Как историк по своему образованию, я осознаю, насколько важно сохранять и изучать историческое и культурное наследие. Но, прожив много лет в известном 130-м квартале, в доме-памятнике с прогнившими и частично не работающими коммуникациями, с чердаком, на котором нашли пристанище бродяги, с полуразрушенными строениями во дворах, поневоле прихожу к выводу, что девелоперы и строители в центре города все-таки нужны. Иначе мы получим не город-музей, а город-склеп с живописными руинами.

Самая большая проблема заключается в том, как совместить развитие города и сохранение исторического центра, музейную нетронутость среды и редевелопмент с реконструкцией памятников под современные функции и новым строительством.

Изменчивость и постоянство

Очередная дискуссия на эту тему состоялась в сентябре 2011 г. на международном форуме PROEstate. Открывая дискуссию, вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь МЕТЕЛЬСКИЙ отметил, что единого мнения по этому вопросу не было и у предыдущих поколений архитекторов и горожан.

– Прежде чем отвечать на вопрос, нужно ли музеефицировать городскую среду, надо ответить на вопрос – зачем,– считает директор центра экспертиз ЭКОМ Александр КАРПОВ. – Есть маленькие туристические городки, которые могут быть полностью законсервированы и превращены в историко-тематические парки. А есть города-символы, для которых термин музеефикация означает совсем другое. Сохранение Петербурга – это сохранение символа нации.

Стеклянные и высотные новоделы, выглядывающие из-за памятников-символов препятствуют «историческому» восприятию города. Петербург достаточно велик, и у каждого россиянина есть что-то личное, что связывает его с Северной столицей. Люди должны узнавать город, возвращаясь в него даже через много лет. Это особенно важно на фоне быстро меняющейся страны.

Руководитель архитектурной мастерской Михаил МАМОШИН напоминает, что город развивался по определенным законам, и «знаковый» характер он приобрел благодаря архитекторам. Волею обстоятельств архитектура Петербурга избежала «прививки» модернизма. А так называемый «сталинский стиль» не что иное, как ренессансная ветка ар-нуво, которая достойно вписалась в существующие в городе архитектурные ансамбли. То, чем мы гордимся сегодня, – результат труда не только петербургских, но и ленинградских архитекторов, считает архитектор:

– Город должен продолжать жить и развиваться, но по правильно заданным векторам. Если модернизма не было, то и не нужно его насаждать. В 70–80-е годы в центре города почти ничего не строилось, но за последние 20 лет строители активно взялись за проекты в историческом центре. Можно анализировать их ошибки. Но, сделав это, надо двигаться вперед. Обнадеживающий факт – присоединение к диалогу общественности.

 В двух словах о деньгах

Вопрос сохранения и развития исторического центра имеет финансовый аспект. Как отметил управляющий партнер IB Group Юрий БОРИСОВ, историческая застройка – это место, где отдача на каждый вложенный рубль больше, чем на окраинах города.

– Потенциал исторического центра с точки зрения инвестиций сегодня недооценен,– считает Ю. Борисов. – Кроме Невского проспекта нужны и другие «капилляры». Развитие неизбежно, но оно должно регулироваться. Важно, какую позицию займут по отношению к центру власти, бизнес-элиты и культурной элиты.

– Наши клиенты иногда просят нас просчитать несколько вариантов реализации проекта: с полным сносом имеющихся на участке объектов и строительством новых или с сохранением,– рассказывает Эвелина ПАВЛОВСКАЯ (ИШМЕТОВА), вице-президент GVA Sawyer.– Мы как консультанты всегда пытаемся донести до девелопера, что наличие у него на участке историче­ского здания при бережном отношении к нему придаст проекту изюминку. При этом вариант с сохранением всегда получается менее выгодным экономически. Но какой качественный и красивый получается проект! И объект сдается в аренду по более интересным ценам.

Директор Центрального музея связи им. А. С. Попова Людмила БАКАЮТОВА считает, что вести строительство в центре можно, если стандарты этого строительства будут достаточно высокими:

– Наш город – музей, а не некрополь, он живет и развивается. Не все здания в городе могут быть музеями. Примером удачного совмещения памятника и музея является реконструированный дворец Безбородко (архитектор Кваренги), в котором после длительного перерыва возобновил работу музей связи. Средства на реконструкцию (518 млн руб) выделены из бюджета и благотворительного фонда, созданного спонсорами.

Небесная линия, земные проблемы

Самую жесткую позицию в отношении ограничения строительства в центре и музеефикации городской среды занял директор института искусств СПбГУ Иван УРАЛОВ (в прошлом – главный художник города). Большинство известных новостроек он считает «градостроительными ошибками», «минами», «безумными идеями». Причина их появления – денежные интересы и амбиции.

– Лишенные силуэта масштабные постройки изуродовали основные виды нашего города, – утверждает И. Уралов. – Разговоры о небесной линии города на Неве можно считать историей.

Запрет на возведение Охта-центра эксперт считает знаковым событием. Однако проект Лахта-центра тоже не кажется ему удачным решением. По мнению эксперта, в Петербурге исторические виды, панорамы, перспективы, ансамбли являются даже более ценными объектами наследия, чем отдельные памятники. Соответственно, их надо музеефицировать в первую очередь. Кронштадт, пока не затронутый тотальными преобразованиями, может стать местом для формирования нового подхода.

И. Уралов утверждает, что не призывает к омертвлению города. Но архитектурных ошибок, считает он, можно было бы избежать. Например, строить здания с меньшим количеством этажей, а недополученную инвестором в этом случае прибыль государство могло бы компенсировать.

По мнению И. Уралова, в городе отсутствует единая концепция реализации знаковых проектов, существуют способы обойти закон, да и само законодательство подвержено изменениям. Эксперт предлагает создать специализированный орган, который будет заниматься этими вопросами, наделить дополнительными полномочиями Градостроительный совет и восстановить должность главного художника города.

Начальник юридического управления КГИОП Григорий ФИЛИН, опровергая тезис об изменчивости законодательства, заметил, что за два года действия закона о границах зон охраны объектов культурного наследия в него не было внесено ни одного изменения. Процесс внесения поправок весьма длительный, хотя правоприменительная практика выявляет проблемы, требующие оперативного решения. Сегодня комитетом и другими ведомствами готовятся поправки к этому закону, направленные как раз на разрешение противоречий в деле охраны городской среды.

По словам представителя КГИОП, тезис о музеефикации городской среды является спорным. Дело в том, что согласно федеральному законодательству и мировой практике даже применительно к объекту культурного наследия допустимы действия по приспособлению его для современного использования.

Самый правильный тезис, с точки зрения КГИОП, – сохранение культурного наследия через развитие и развитие через сохранение культурного наследия.

Как заметил один из участников дискуссии, проблема Петербурга в том, что федеральное законодательство в сфере охраны объектов культуры ориентировано на среднестатистические города России. Подводя итог дискуссии, И. Метельский констатировал:

– В городе должна быть возможность для нового строительства, но для центра необходимы более жесткие правила.

Наталья Соколова

 

Похожие сообщения

X