жк днепропетровская 37 евротрешка

Актуальное

Генеральные сюжеты

Анализ и оценка градостроительных документов прошлых лет позволяют не только избежать ошибок, но и верно расставить приоритеты дальнейшего развития.

Генеральный план должен отражать запросы общества и тенденции экономического развития территорий, а также среднесрочную перспективу развития города в целом. Поэтому мнения архитекторов и градостроителей Санкт-Петербурга, участвовавших в разработке и внедрении генпланов в жизнь, могут оказаться не только интересными, но и весьма полезными.

Генплан 1966 года был ориентирован на гигантское по масштабам освоение новых городских территорий и строительство жилья. Это был настоящий строительный бум, в большом количестве расселялись коммунальные и переуплотненные квартиры. Ежегодно строилось два миллиона квад­ратных метров жилья и появлялся новый район более чем на 100 тысяч жителей. Дачное, Ново-Измайловский проспект, Народная улица, Полюстрово, Малая и Большая Охта, проспект Гагарина, Гражданка, Ульянка, Урицк – все эти территории в спешном порядке освобождались и обустраивались коммунальной инфраструктурой. Есть разные мнения относительно этого этапа развития Ленинграда. Одни оценивают его как деструктивный, другие – структурирующий. Однако сегодня очевидно, что до последнего времени использовались резервы территорий городского каркаса, заложенные в то время.

По мнению заместителя главного архитектора города 1968–1986 годов Владимира ПОПОВА, генплан Ленинграда 1987 года, впрочем, как и предыдущий, принятый в 1966 году, был романтичным. «Это были территориально-планировочные документы, а не ресурсообосновывающие. Прежде всего потому, что он предусматривал вывод большой части предприятий из центра города. В то время как экономические предпосылки этого сложились лишь в 1990-х, и то по причине их «кончины», – признает он.

Был и такой отягощающий момент – срок действия генплана 1987 года еще не завершился, когда ситуация на строительном рынке резко изменилась: пришел частный капитал, резко снизилось государственное финансирование градостроения. Все это требовало прямо на ходу менять правила игры и в первую очередь искать формы взаимодействия всех заинтересованных сторон. «До сих пор на этом пути мы продвинулись недалеко. Созданы профессиональные сообщества, целые институты, которые занимаются этой проблематикой, но успехов пока не видно», – констатировал Владимир Попов.

Баланс под давлением

Следующий генплан города, он же действующий, был принят в 2005 году.

Говоря о его специфике, главный архитектор Санкт-Петербурга 2008–2013 годов Юрий МИТЮРЕВ отметил, что при его разработке была создана и применена 3D-модель для прогнозирования влияния высотности застройки на панораму исторической застройки. «Сегодня у города есть точный механизм проверки влияния высоты застройки, базирующийся на основе сканирования всех зданий города, включая крыши. Это дает точную картину, и пока он применяется безошибочно, что чрезвычайно важно для Петербурга», – утверждает он.

Наряду с внедрением современных инструментов градостроительного планирования разработчикам предстояло учесть в документе новые подходы и принципы формирования городской среды в связи с принятием нового Градостроительного кодекса РФ (ГК РФ). Как отметил председатель комитета по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга 2004–2008 годов Александр ВИКТОРОВ, ГК РФ привнес много изменений процедурного и понятийного характера, а также ввел понятие регламентов, ПЗЗ, которые предстояло разрабатывать на основании принятого генплана. За десять лет с момента утверждения ГК РФ было принято 73 закона, каждый из которых содержал многочисленные поправки в него, это свидетельствует, «что мы до сих пор находимся в режиме адаптации к новым реалиям жизни», отметил Александр Викторов.

По его мнению, действующий генплан знаменателен еще и тем, что в новых экономических условиях баланс территорий вырабатывался «под огромным давлением бизнеса на разработчиков». В результате за последнее десятилетие появились проекты, которые заведомо не могут быть обеспечены социальной, инженерной и транспортной инфраструктурой, возникали проблемы с уплотнительной застройкой.

Главный архитектор Санкт-Петербурга 2008–2013 годов Юрий Митюрев обратил внимание на то, что ни одной новой площади после 1991 года в городе не появилось. «Это упущение и беда. Открытое пространство площадей, ансамблевость – то, что характерно для классического Петербурга», – признал он.

Главный акцент должен быть сделан на градостроительной композиции – такое правило ввел еще Петр I, и оно было незыблемым до победы индустриального домостроения, однако полностью исчезло в генплане 2005 года, напомнил доктор архитектуры, профессор Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета Сергей СЕМЕНЦОВ.

В то же время разработчики генплана 2005 года отказались от жестких требований по выводу промышленных предприятий из города. Кроме этого, они вернулись к практике, когда генплан города разрабатывался отдельно от области. Тем не менее при работе над документом велись консультации с коллегами Ленинградской области в части согласования и решения спорных моментов по границам города.

Генплан пролонгируют

Действующий генплан Санкт-Петербурга разрабатывался на период с 2005 по 2015 год с перспективой до 2025 года. В 2011 году было принято решение не разрабатывать на смену ему новый генплан, как это делалось до сих пор, а продлить действующий путем его корректировки еще на десять лет – до 2025 года. Но поскольку работы по корректировке так и не начались даже в 2014 году, стало ясно, что к часу «Ч» новый документ не поспеет. Сегодня разговоры идут о том, что принятие новой версии генплана в лучшем случае состоится в 2018 году. А до этого срока город «по умолчанию» будет застраиваться по действующему генплану.

В техническом задании новой версии генплана (2015–2025 годы) предусмотрено, что к 2025 году население Петербурга вырастет до 6 млн человек (в генплане 2005–2015 годов фигурировало 10 млн человек). В обновленном генплане будет учтено развитие промышленного пояса, а на месте заводов в центре города должны появиться общественные и деловые зоны, жилье. Также есть планы увеличить площадь рекреационных зон (на 3%, 1300 га), зон специального назначения – кладбищ, крематориев (на 16%, 300 га), зон транспортной инфраструктуры (на 3%). Вместе с тем произойдет уменьшение площади зон среднеэтажной и многоэтажной жилой застройки (на 0,3%, 50 га).

По словам директора СПб ГКУ «Научно-исследовательский и проектный центр Генерального плана Санкт-Петербурга» Юрия БАКЕЯ, перед разработчиками новой версии действующего генплана поставлена задача предотвратить появление больших спальных районов в удалении от мест приложения труда. Также необходимо увязать генплан с комплексной транспортной схемой и проектами развития железнодорожного узла Петербурга и с планом территориального развития Ленобласти.

Как сообщил Юрий Бакей, сейчас готова первая редакция технического задания на разработку генплана. Параллельно готовится проект технического задания на концепцию генплана. И первый, и второй документ охватывает территории Санкт-Петербургской агломерации, то есть выходит за пределы административных границ города.

«Хотим или нет, мы придем к тому, что будем заниматься комплексным развитием территорий города совместно с областью, потому что административные границы – искусственные, по жизни мы связаны очень тесно и должны решать проблемы совместно», – уверен Александр Викторов. Пока же разработке совместных градостроительных документов Санкт-Петербургу и Ленобласти мешает в том числе законодательство.

«Мы плохо изучаем, что происходит в Санкт-Петербурге и на территориях области, прилегающих к городу. Без этого анализа и сформулированных целей мы не сможем найти правильное решение», – сказал генеральный директор ООО «ЛабГрад» Михаил ПЕТРОВИЧ. Он считает, что в генплане должны быть жестко закреплены транспортный каркас и каркас улично-дорожной сети, все остальное может быть «мягким». Сейчас же все наоборот.

Стратегические ошибки

Юрий Бакей подчеркнул, что генплан – это документ, который отображает цели и задачи, обозначенные в Стратегии социально-экономического развития. «Мы неоднократно пытались обратить внимание на проблемы стратегии. Все ее «заблуждения» – это системные стратегические ошибки, которые будут транслироваться в новый генплан», – предупредил он. Но на это, по его словам, нет реакции, а потом все будут пенять на генплан. Аналогичного мнения придерживается руководитель 1-й мастерской НИПЦ Генплана Борис НИКОЛАЩЕНКО. Он уверен, что сначала экономисты должны сказать, как будет развиваться регион (регионы вместе), и лишь затем к этой работе следует подключать градостроителей.

«Чтобы не размазывать ресурсы, должно быть четкое понимание, в какой период развиваются какие территории, как они будут обеспечиваться всеми нормативными ресурсами – инженерными, трудовыми, финансовыми. Это очень важный момент», – подчеркнул Александр Викторов.

Нуждаются в актуализации целевые установки по экономике, отраслям. Возможно, следует серьезно обсудить тему развития порта. Идею развития портовой «агломерации» поддерживает Борис Николащенко. Он предложил воспользоваться опытом Роттердама, выстроить промышленное и транспортное кольцо вокруг города. Тогда, по его мнению, и будущий город-спутник «Южный» получит смысл, и уже построенная «Славянка».

Профессор СПбГАСУ, МААМ Владимир ЛИНОВ считает, что необходимо пересмотреть сам принцип разработки градостроительных документов и следует переходить к конкурсу концепций. В качестве примера он привел зарубежный опыт крупных городов мира – практики проектных консультаций, которые предшествуют разработке утверждаемых документов. Там многие годы тратятся на предварительное обсуждение концепции развития. Сейчас это процесс идет в столице Франции по поводу «Большого Парижа» – куда и как ему расти.

Ирина Кравцова

Другие материалы по теме

X