жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Тариф в обмен на инвестиции

Компания «Ленэнерго» вынуждена значительно сократить инвестиционную программу. Для ее сохранения Смольному придется либо согласиться с незапланированным ростом тарифов, либо увеличить долю акций в компании.

Крупнейшая сетевая компания Санкт-Петербурга и Ленинградской области – «Ленэнерго» – объявила о значительном сокращении инвестиций на ближайшие пять лет. Если прежняя программа предполагала финансирование в размере 156 млрд рублей, то теперь в строительство и реконструкцию объектов сетевой инфраструктуры предполагается вложить примерно 110 млрд, или около 70% от запланированного.

RABы тарифов

Основной причиной секвестра считалась санация банка «Таврический», который прежний руководитель сетевой компании намеревался превратить в «опорный». Предполагалось, что банк станет основным источником кредитных ресурсов как для самой компании, так и для ее подрядчиков, поэтому его использовали и для расчетов с поставщиками, и для размещения временно свободных средств. В конце прошлого года у «Таврического» начались проблемы, и Центробанк принял решение о санации и передачи его активов в управление банка «Международный финансовый клуб».

«Объем средств, находящихся на счетах банка «Таврический» – 16,5 млрд рублей, из них 13,5 млрд – это средства, которые находятся на депозитах, а 2,2 млрд – это деньги, которые были списаны с расчетных счетов «Ленэнерго» в «Таврическом», но не дошли до подрядчиков», – объяснил на презентации антикризисной программы генеральный директор «Ленэнерго» Василий НИКОНОВ. Он пояснил, что в ближайшее время «Лен­энерго» сможет рассчитывать на получение лишь 25% собственных средств, а остальные «зависшие» в «Таврическом» деньги будут переоформлены в кредиты со ставкой всего в 0,5% на срок в 20 лет. «По существу, наши депозиты превратились в беспроцентный кредит», – отметил Никонов.

Однако еще больший ущерб, по мнению ее руководителя, наносит «Ленэнерго» неправильная тарифная политика. С начала 2011 года компания подчиняется так называемому RAB-регулированию (Regulatory Asset Base – регулируемая база инвестированного капитала). Это система тарифообразования для естественных монополий, которая, с одной стороны, обеспечивает долгосрочный возврат инвестиций, а с другой – нивелирует резкий рост тарифов. Компания привлекает для развития инфраструктуры кредиты, а средства на их погашение закладываются в тариф, но растягиваются на длительный срок.

RAB-регулирование для «Ленэнерго» предполагает кредитование со ставкой 12% годовых со сроком погашения в 30 лет. Планирование тарифов осуществляется при этом на пятилетний срок. Подобная система успешно применяется во многих странах, и стала обязательной для всех российских сетевых компаний. Прежняя схема тарифообразования основывалась на оценке затрат и установлении нормативной прибыли, что не стимулировало к снижению издержек. При RAB-регулировании все сэкономленные средства остаются у компании.

Как вернуть деньги

Руководитель «Ленэнерго», очевидно, не выступает против RAB-регулирования, но уверен, что тарифообразование при этом осуществляется неверно. «В результате «кривых» тарифных решений мы получаем сумму меньше, чем нам определил регулятор, из-за этого мы не имеем источника, чтобы рассчитаться со смежными сетевыми организациями, в первую очередь теми, которые принадлежат городу. Из-за такой политики мы испытываем трудности при расчете со смежниками и подрядчиками», – говорит Никонов. «При переходе к RAB-регулированию операционный долг «Ленэнерго» составлял около 14 млрд рублей, а модель RAB не предполагает механизма погашения прошлых долгов», – пояснил руководитель «Ленэнерго».

Кроме того, сетевой компании не компенсируют потери, которые связаны с меньшим, чем заявлено, потреблением электроэнергии абонентами. «По факту компания получает не ту выручку, которую ей насчитал регулятор, а значительно меньшую. Это происходит потому, что при расчете тарифов некорректно используются физические показатели», – настаивал Никонов.

Наконец, часть средств из-за «сглаживания» тарифов компания сможет получить только в 2017 году. По оценкам компании, искусственное сдерживание тарифов привело с момента введения RAB-регулирования к выпадающим доходам в размере 20 млрд рублей, что превышает потери от зависших в «Таврическом» денег примерно в два раза. Выпавшие доходы в Ленобласти ниже, «Лен­энерго» оценивает их в 1,8 млрд рублей.

«Мы направили соответствующие материалы в Федеральную службу по тарифам, поскольку такие решения принимаются регулятором. Мы предлагаем сократить инвестиционную программу, при этом должны снизиться тарифы (что предполагает механизм RAB-регулирования. – Ред.). Но если тариф останется на прежнем уровне, то мы тем самым сможем вернуть выпавшие доходы прошлых лет. Иначе нам придется судиться, хотя суды с регуляторами – дело неблагодарное», – подчеркнул Никонов.

По сути дела, «Ленэнерго» предлагает регулятору, читай – Смольному, согласиться с антикризисным планом компании, но при этом оставить нетронутыми тарифы на ближайшие пять лет. Руководитель «Ленэнерго» признал при этом, что компания сможет исполнить примерно половину из запланированных договоров о технологическом присоединении: «Из-за урезания программы мы не сможем выполнить все накопленные обязательства. Мы сможем лишь снизить их в два раза».

Хитросплетения электросетей

Руководитель городского комитета по энергетике и инженерному обеспечению Андрей Бондарчук считает, что подключение новых абонентов может частично компенсироваться за счет компании «Санкт-Петербургские электрические сети» («СПб ЭС»). «Там, где работы не начаты и где есть физическая возможность присоединения к сетям «СПб ЭС», будем переключать абонентов», – обещает Бондарчук. «Мы оцениваем возможности технологического присоединения объектов со сроками ввода в 2015 и 2016 годах, в первую очередь – из бюджетной сферы, которые не охвачены инвестиционной программой «Ленэнерго», – добавил руководитель комитета по энергетике.

«СПб ЭС» – это компания, в которой 100% акций принадлежат правительству Петербурга, в этом году ее инвестиционная программа на 2015–2019 годы увеличена на 12 млрд рублей и составляет 53,6 млрд. При этом рост инвестиций не сопровождается сверхнормативным ростом тарифов, что стало возможным именно благодаря переходу на тарифное регулирование методом RAB, отмечается в пресс-релизе «СПб ЭС». Как видно, в отличие от «Ленэнерго», «СПб ЭС» не жалуется на «RAB-ские» тарифы.

Однако Василий Никонов считает, что городское и областное правительства создают своим дочкам преференции и никакой конкуренции между сетевыми компаниями на самом деле не существует. Компании борются за одних и тех же потребителей, используя при этом административный ресурс и перераспределяя выручку не в пользу «Ленэнерго».

«В 2009 году «СПб ЭС» имела выручку всего в 43 млн рублей, а сегодня – порядка 2,5 млрд. Это колоссальный рост, которого нет больше ни у одной сетевой компании города и области. В области наблюдается похожая картина: темпы роста выручки «ЛОЭСК» (Ленинградская областная управляющая электросетевая компания) в два раза опережают аналогичные показатели «Ленэнерго». От такой мнимой конкуренции однозначно проигрывает потребитель», – настаивает руководитель «Ленэнерго». Объединение сетевых активов в единой компании позволит не только снизить расходы на управленческий аппарат, но также удешевить инвестиционную программу.

Руководитель «Ленэнерго» приводит такой пример: «Реконструируется подстанция, и ее мощность увеличивается с 35 кВ на 110 кВ. На расстоянии всего в 500 м от подстанции проходит кабель 110 кВ, принадлежащий «СПб ЭС». Инвестиционные затраты на реконструкцию минимальны, но возникает «переток» электроэнергии между «СПб ЭС» и «Ленэнерго». А транзит электроэнергии мы оплачиваем по тарифу 1 руб/кВт·ч, и за год набегает 200 млн рублей. Поэтому мы присоединяем подстанцию к своему кабелю, который находится на расстоянии в 5 км. Расходы на подключение оказываются на порядок выше, но из-за отсутствия платежей в адрес «СПб ЭС» такое решение оказывается для нас более выгодным».

«Городские электросети тесно переплетены, из общего объема транзита в 2,8–2,9 млрд кВт/ч в год, который «СПб ЭС» предъявляет для оплаты «Ленэнерго», только 730 млн кВт/ч идут конечным потребителям. Переток постоянно растет, а вместе с ним и транзитные платежи «Ленэнерго» в пользу «СПб ЭС», – жалуется Никонов.

Нелегкая доля

Понятно, что возможное объединение сетевых активов Санкт-Петербурга повлияет на соотношение долей собственников в акционерном капитале «Ленэнерго». Сегодня у городского правительства нет даже блокирующего пакета (25%), причем последняя дополнительная эмиссия акций произведена в сентябре прошлого года. Тогда доля города в акционерном капитале снизилась с 26,6% до 18%, при этом главному собственнику – «Россетям» принадлежит 53,4%. Взаимоотношения городской администрации и руководства «Ленэнерго» всегда были непростыми, и создание в 2001 году «СПб ЭС» объяснялось недовольством Смольного темпами строительства и модернизации сетевой инфраструктуры. Попав в чрезвычайно сложную финансовую ситуацию, «Лен­энерго» просит городское правительство не только сохранить тариф, но и войти деньгами или имуществом в акционерный капитал. На вопрос корреспондента «Строительства и городского хозяйства» о том, каков должен быть городской пакет акций «Ленэнерго» при объединении компании с «СПб ЭС» Никонов не дал прямого ответа: «Исполнительное руководство занимается оперативной деятельностью, а вопрос собственности – прерогатива акционеров».

Судя по реакции городских властей на антикризисную программу «Ленэнерго», им придется более активно вмешаться в управление компанией. Дело не только в том, что компания содержит свыше 65% сетевой инфраструктуры и от ее работы зависит снабжение электроэнергией тысяч домов, учреждений и промышленных предприятий. Из-за проблем с платежами и сокращения инвестиций растет очередь тех, кто так и не может подключиться к городским сетям. «Объем долгов перед заявителями превышает 35 млрд рублей, – пояснил телеканалу «Санкт-Петербург» вице-губернатор Игорь АЛБИН, – мы приняли решение взять на себя часть обязательств по технологическому присоединению, но это произойдет за счет повышения доли города или за счет других возвратных механизмов». Он подчеркнул, что отсутствие контроля над действиями сетевой компании может привести к резкому росту цен на электроэнергию.

Вице-губернатор признал, что «Ленэнерго» недополучает часть выручки из-за расхождения между заявленной и фактической мощностью, которая поставляется потребителям, но отметил, что «одномоментное решение в соответствии с предложением «Ленэнерго» приведет к росту тарифов для конечных потребителей более чем на 50%». В нынешней экономической ситуации это может окончательно парализовать городское промышленное производство. Албин не согласен и с заявленными Никоновым параметрами сокращения инвестиционной программы: «Мероприятия по повышению финансовой устойчивости «Ленэнерго» свидетельствуют об отсутствии у менеджмента конкретного плана действий по выходу компании из сложившейся ситуации без привлечения бюджетных средств».

Безусловно, руководство «Ленэнерго» заслуживает критики и за рискованную кредитную политику (в течение последних лет долги предприятия постоянно росли), и за хранение денег в одной корзине «Таврического». Находящийся на посту руководителя Василий Никонов куда охотнее винит в бедах компании Смольный в лице его комитета по тарифам, чем собственных управленцев.

Понятно, что желание объединить сетевые активы объясняется не столько заботой о потребителях, сколько невозможностью обойтись без бюджетных денег. Но, как известно, кризис – это еще и время для реализации новых возможностей. Городской администрации предоставляется уникальный шанс по-настоящему разобраться в проблемах главной сетевой компании, проведя, например, независимый аудит. Инвестиционную программу и ее возможные сокращения следует обсуждать не столько с руководством «Лен­энерго», сколько с главным акционером – «Россетями». И вместе определить, каким быть городскому сетевому хозяйству. В противном случае строители создадут очередь на присоединение лишь в местах «дислокации» альтернативных операторов – «СПб ЭС» и «ЛОЭСК». В поисках «светлых» мест им придется забыть и о локации, и о логистике.

Павел Прохоров

Другие материалы по теме

X