Top Banner_Благотворительный_фонд_Строим_Добро

Актуальное

Градостроительная стихия

Стратегические документы полирегиональных агломераций разрабатываются, по сути, впрок. Они не могут быть приняты официально из-за отсутствия в Градостроительном кодексе понятия «городская агломерация», что ведет к стихийному процессу слияния поселений.
На карте России вполне официально присутствует Московская агломерация, включающая столицу и ряд территорий соседних областей. Де-факто сформировалась Петербургская агломерация, в которой город и область разрабатывают стратегические планы – каждый по отдельности, но с учетом взаимных интересов. Башкортостан разрабатывает план развития агломерации своей столицы, этим путем идут Владивосток, Красноярск, Новосибирск.

Поскольку в состав Петербургской агломерации входят территории двух субъектов Федерации, камнем преткновения, о который разбиваются документы межрегионального территориального планирования, является Бюджетный кодекс, запрещающий тратить деньги одного субъекта на территории другого. Это, в свою очередь, существенно ограничивает развитие территорий на стыке двух субъектов и делает этот процесс стихийным. Поэтому экономисты, градостроители, чиновники все чаще вынуждены искать ответ на вопрос: как этот хаос подчинить человеческой и экономической целесообразности?

Мрачное завтра

Чиновники Петербурга и Ленобласти утверждают, что при существующей нормативно-законодательной базе они не в состоянии регулировать застройку по обе стороны границы мегаполиса. Прогнозы по поводу качества среды таких новых жилых массивов мрачные. Вопросы развития инфраструктуры (электро-, водо-, теплоснабжения, транспортной доступности) на сопредельных территориях двух регионов зачастую остаются открытыми из-за ее недостаточности еще до начала масштабной застройки. Рекреационных зон, культурных объектов и не предвидится, социальных учреждений будет не хватать.

«Общественных пространств там нет, школы и детские сады будут лишь те, что по нормативу требуются сельским поселениям» – такую печальную картину представил заместитель председателя комитета по градостроительству и архитектуре Ленобласти Владимир ДЕМИН, говоря о перспективах новоселов жилых районов, возводимых в Буграх, Мурино, Новодевяткино. Это означает, что большинство детей придется возить в городские дошкольные и школьные заведения.

Чего будет в достатке, так это машин. Они будут везде и плотными рядами – во дворах, на трассах. Следовательно, нагрузка на транспортную инфраструктуру, также рассчитанную по нормативам сельского поселения, возрастет. То, что происходит на границе города и области, вице-губернатор Ленобласти Дмитрий ЯЛОВ сравнил с прогрессирующими метастазами раковой опухоли.

Поиск решения

«Мы пять лет бьемся над разработкой и принятием федерального закона, который позволит готовить совместные (двух и более субъектов РФ) документы территориального планирования. В нем мы предлагаем прописать процедуру финансирования таких работ на межбюджетном уровне», – рассказал главный архитектор Ленинградской области Евгений ДОМРАЧЕВ. Но принятие закона тормозится несмотря на то, что он крайне необходим, в том числе и в связи с образованием Московской агломерации. Несмотря на то что Госдума игнорирует эту проблему, регионы активно ищут выход.

По словам директора СПб ГКУ «НИПЦ Генерального плана Санкт-Петербурга» Юрия БАКЕЯ, разрабатываемый генплан СПб предусматривает работу с агломерацией в надежде на то, что к моменту его утверждения (в 2018 году) федеральный закон о подготовке документов межрегионального территориального планирования будет принят.

В области ставок на скорейшее принятие закона не делают, там пробуют разбить проблему на части и «малыми группами» пробиваться к цели. В 2013 году был разработан нетрадиционный документ – концепция экономического и пространственного развития агломерационных территорий 47-го региона. Несмотря на то что документ не может иметь юридического статуса, сейчас ведется работа по формированию «дорожной карты» с тем, чтобы документ хотя бы по частям, какими-то фрагментами согласовать на правительственном уровне, рассказал гендиректор института территориального развития «Урбаника» Антон ФИНОГЕНОВ.

Также звучат предложения пойти путем встраивания отдельных программ в крупные отраслевые проекты. Например, в проекты Дирекции по развитию транспортной системы Санкт-Петербурга и Ленинградской области, созданной как единый орган, который возьмет под контроль разработку предложений по развитию и проектированию объектов транспортной инфраструктуры города и области. Деятельность дирекции могла бы способствовать сшиванию федеральных и региональных интересов.

Наработанный опыт

Что касается сбалансированного развития территорий, то этот сегмент должен регулироваться в первую очередь национальными законами. К примеру, в Финляндии правила землепользования и правила застройки разведены. Правила землепользования как документ национального уровня по статусу выше, чем генпланы субъектов. Поэтому там по прихоти местных чиновников не застраиваются зеленые зоны, открытые пространства, сельскохозяйственные земли. Следующий уровень – совместный план развития регионов, и лишь потом – генплан города. Это ранжирование распространяется и на столицу – Хельсинки.

Такая градостроительная иерархия, успешно работающая у наших северных соседей, могла бы быть весьма уместна и в России. Но как часто бывает, отечественные законотворцы и регуляторы предпочитают свой особенный путь. «Зачем нужны ПЗЗ, если в них можно вносить бесконечное количество поправок, в результате которых теряются принципы использования земель?» – поинтересовалась преподаватель факультета архитектуры Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина Анна КАТХАНОВА.

В частности, в Германии на федеральном уровне запрещено изъятие земель лесного фонда и сельхозназначения. Если инвестор в силу каких-то исключительных причин изымает эти земли, он должен восполнить равную площадь в другом месте. В России до 2012 года ст. ГК 4.1 позволяла собственнику сельхозземель подать заявку на изменение назначения даже в отсутствие генплана, напомнил Евгений Домрачев.

Также он отметил, что алгоритм развития городских территорий, привлечения частных инвестиций известен и давно отработан – когда государство берет на себя инженерную подготовку территории, а также строительство необходимой социальной и транспортной инфраструктуры, тогда и бизнес «идет туда, куда надо, и строит то, что надо».

«Необходим сбалансированный подход к формированию инфраструктуры, который включает в себя перспективное видение развития территорий. Я бы также сделала упор на проекты, которые предусматривают застройку целых кварталов,– отметила генеральный директор «О2 Недвижимость» Елена БЕСЕДИНА, не акцентируя внимания на источниках финансирования инфраструктуры. – Власть должна играть роль куратора инфраструктурных и градостроительных процессов, а девелоперы – принимать участие в формировании этих планов. Такой подход позволяет сформировать более комфортную жилую среду». Она верит, что остановить хаотичность застройки, сформировать комфортную среду проживания в развивающихся районах поможет введение Региональных нормативов градостроительного проектирования, которые в Петербурге разрабатываются с участием застройщиков.

Идеальная стратегия развития агломерации была сформулирована еще в начале XX века: сложившееся ядро мегаполиса должно быть окружено зеленым поясом, за которым идут полноценные, самодостаточные города-спутники, обеспеченные хорошей транспортной связью с центром. О формировании зеленого пояса сегодня, к сожалению, никто не вспоминает. А что считать городами-спутниками и как обеспечить эту самодостаточность – тема для масштабной всесторонней дискуссии, которая начинает набирать обороты.

Наш путь

В то же время есть различные точки зрения относительно целесообразности строительства новых пригородов. По мнению Анны Катхановой, территориальное расползание поселений – это бич последнего времени. Таким образом, происходит уничтожение остатков природы.

Как заметил Антон Финогенов, вместо строительства новых пригородов следует заняться развитием уже существующих. Он считает, что перспективными с этой точки зрения являются Гатчина, Всеволожск и Сертолово, Шлиссельбург, Кировск, Тосно.

Вместе с тем есть понимание, что традиционное наращивание темпов жилищного строительства не решает проблем пополнения бюджета, поэтому необходимо искать компромиссные решения, направленные в том числе и на стимулирование различной экономической деятельности в зонах масштабной жилищной застройки.

Полицентричность нужно создавать путем типологизации подцентров, исходя из тенденций развития территории, заметил Антон Финогенов. В этом отношении перспективные зоны прежде всего зоны планируемого строительства станции метро в Кудрово, территория развития транспортной инфраструктуры на севере (пересечение Новоприозерского шоссе и КАД в районе Бургов) и район близ Горелово.

«Необходимо стремиться к тому, чтобы территория могла справляться с различными кризисами, причем не только экономическими, но и экологическими, социальными», – подчеркнула директор Фонда «ЦСР «Северо-Запад» Марина ЛИПЕЦКАЯ. А это связано с диверсификацией всей социально-экономической структуры территории – промышленный сектор должен быть представлен несколькими сферами деятельности, жилая застройка – разными классами жилья, причем надо избегать предпосылок для формирования гетто.

В пригородах должны появиться школы и детские дошкольные заведения, детские центры развития хорошего уровня. Требования к уровню жизни растут, поэтому в самодостаточном пригороде должны быть достойные и развлекательные центры, и обучающие (для всех возрастов), места культурного отдыха – выставочные залы, лектории, представлен широкий спектр услуг. Здесь же необходимы и благоустроенные места общего пользования, а также сады, парки, скверы.

Для того чтобы удовлетворить потребности населения, необходимо провести качественное социальное исследование – срез потребностей в каждом районе может отличаться, обратила внимание главный архитектор ООО «Институт Территориального Развития» (ИТР) Елена МИРОНОВА.

Маятниковая миграция

Проблема развития транспортной инфраструктуры напрямую связана с наличием рабочих мест в пригородах и спальных районах. По разным оценкам, от 40 до 60% экономики города сосредоточено в центре. И если на периферии складывается напряженная ситуация с энергоснабжением, то в центре образовался избыток мощностей в связи с закрытием и перепрофилированием предприятий. Не выполнена программа промышленного развития Петербурга, и сегодня Смольный склонен вообще закрыть тему редевелопмента промзон.

«Мы не успели создать промышленную инфраструктуру для новой экономики, – признал председатель комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга Максим МЕЙКСИН. – Нам придется заниматься реконструкцией существующих промзон». И процесс пошел – поступает много заявок на возвращение в генплан промышленных территорий, которые ранее были переведены в общественно-деловые.

Однако это не лучший выход для мегаполиса. Специалисты ИТР проанализировали, что происходит на бывших промышленных территориях зарубежных городов. Везде отмечено существенное сокращение серых зон и перемещение предприятий из центра на периферию, сообщил заместитель генерального директора ИТР Владимир АВРУТИН. В Петербурге суммарная площадь промышленных территорий практически не сокращается. Более того, при корректировке генплана в 2008 году заложено ее увеличение. Это стимулирует размещение в городе территориально емких предприятий. Доказательство тому – автомобильный кластер в Шушарах.

Вместе с тем понятно, что в условиях мегаполисов необходимо способствовать развитию наукоемкой промышленности, такие объекты предпочтительнее размещать и на окраинах агломерации. Концепция развития промышленного пояса на новом современном уровне должна стать ключевым элементом стратегии нового генплана.

Однако предприятиям на периферии агломерации потребуются высокопрофессиональные работники, у которых требования к уровню жизни достаточно высокие. «Необходим переход от двухформатного предложения жилья (либо очень дорогое, коттеджное, либо экономкласс) к широкоформатному, чтобы и средний класс мог найти себе подходящую квартиру», – сказал Антон Финогенов. Так, появлению бизнес-центров класса А, Б+ на севере (ул. Савушкина) и юге (Пулково) способствуют близко расположенные кварталы качественного жилья в первом случае в Курортном и Выборгском районах, во втором – в Пушкине.

На сегодня темпы прироста жителей в новостройках опережают прирост социальной и транспортной инфраструктуры. В этих условиях трудно ожидать синхронного строительства деловых центров, которые пока являются основными генераторами качественной занятости в окраинных зонах.

По данным Knight Frank St. Petersburg, вокруг Санкт-Петербурга к 2020 году численность населения в пригородных районах может суммарно достигнуть 1,1 млн человек. Одним из решений маятниковой транспортной проблемы, в частности, могло бы стать развитие там деловых зон. Пока же большая часть имеющихся и проектируемых офисных проектов сосредоточена ближе к центральной части города. Вместе с тем текущие показатели заполняемости офисов в нецентральных районах с низкой конкуренцией свидетельствуют о том, что данный формат востребован, говорит руководитель отдела исследований рынка недвижимости Knight Frank St. Petersburg Тамара ПОПОВА.

Нужно договариваться

Эксперты дружно заговорили об активном привлечении к решению проблем местной власти и населения. «Нужно объединять усилия всех заинтересованных сторон – местные, региональные и федеральные властные структуры, вовлекать бизнес, население, различные общественные группы», – считает Марина Липецкая.

«Целый ряд вопросов связан с развитием городской среды, общественных пространств, транспортной инфраструктуры – межрайонной, межпоселенческой, муниципальной. Эти многоуровневые проблемы требуют площадки не на региональном или федеральном уровне, а на уровне районов города и муниципальных округов, поселений области, исходя из полномочий органов», – поддержал ее Антон Финогенов.

Генплан Ленинграда и Ленобласти 1987 года специалисты называют важным экспериментом. Только вот почему экспериментом? Вспомним, что все дореволюционные генпланы Петербурга включали в себя большие территории вокруг. Так, генплан 1749 года включал окрестности в два-три раза больше радиуса города. Первоначальный проект первого советского генплана 1934 года, впоследствии отклоненный, по традиции был генпланом агломерации. То есть у Петербурга богатый градостроительный опыт по территориальному планированию агломерации. Не исключено, что он может быть приумножен, если чиновники, население и общественность совместными усилиями возьмутся за решение этих проблем.

 Ирина Кравцова
Исследование микрорайона

Подборка для Вас

X