Актуальное

Эпоха дворцового возрождения. Восстановление шедевров зодчества

Уникальная ленинградская – петербургская реставрационная школа, ее новаторские методы и приемы формировались при возрождении дворцово-парковых комплексов Петергофа, Царского Села, Павловска и Гатчины, пострадавших в годы оккупации.

Труд ленинградских реставраторов позволил вернуть к жизни шедевры мирового зодчества
Труд ленинградских реставраторов позволил вернуть к жизни шедевры мирового зодчества

Война не пощадила дворцово-парковые ансамбли пригородов Ленинграда, масштаб разрушений был колоссальным. Уже более 70 лет ведется кропотливая реставрационная работа пострадавших в годы оккупации пригородных дворцов и парков – по сей день открываются возрожденные объекты.

Петергоф

Петергоф в ряду дворцовых комплексов пригородов Ленинграда – Санкт-Петербурга в силу его и значимости, и размеров сыграл доминирующую роль в создании Ленинградской школы реставрации, считает главный архитектор ГМЗ «Петергоф» Сергей ­ПАВЛОВ. «Не умаляя заслуг ни Павловска, ни Царского Села, ни Гатчины, могу сказать, что именно в Петергофе родилось то направление реставрации, которым наша школа отличается от других, – воссоздание исторического объекта. Дело в том, что комплекс работ – а это и масштаб (площадь ансамбля больше 400 га), и разновременные памятники, охватывающие весь спектр императорской русской архитектуры с начала XVIII до начала XX века, – позволил отработать все приемы реставрационного воссоздания, да и просто послевоенной реставрации», – пояснил он.

Именно в Петергофе родилось направление реставрации – воссоздание исторического объекта. До войны такой методики не существовало, она сформировалась в результате работ на руинах

Как подчеркнул Сергей Павлов, до войны методики воссоздания не существовало, она сформировалась в результате работ на руинах: понимание, как это должно происходить, приходило постепенно, аналитика и методика разрабатывались «в окопных условиях». Утраты дворцово-паркового ансамбля «Петергоф» составили более 80%.

При этом степень сохранности первого петровского дворца Монплезир была достаточно высока. Почти полностью уцелел и дворец Коттедж. «На этих объектах был проведен комплекс именно реставрационных работ, – пояснил Сергей Павлов. – А вот Большой дворец и дворец Марли – это в основном воссоздание, хотя подлинных элементов там достаточно много. Послевоенные принципы реставрации заключались в том, что воссоздание и реставрация велись до консервации. Сейчас же мы руководствуемся, помимо российского закона № 73-ФЗ, Венецианской хартией, которая делает акцент на главенстве консервации, то есть подлинность является доминирующей характеристикой памятника».

Петергоф. Большой дворец и каскад сегодня
Петергоф. Большой дворец и каскад сегодня
Петродворец. Разрушения Большого дворца и каскада. Май 1944 года
Петродворец. Разрушения Большого дворца и каскада. Май 1944 года

По его мнению, возрожденный Петергоф является полностью подлинным. «Даже то, что реставраторы сделали после войны, – говорит он. – Потому что послевоенный пафос – воссоздать все, как было, – это уже памятник и Ленинградской школе реставрации в том числе. Дворцы возрождались не только по фотографиям, но и по большому количеству обмерных чертежей, других документов. Особенность ленинградской школы – реставрация по чертежу и документу. В отличие от новгородской и псковской, где реставрация базируется на натурном изучении памятника, наша работа начинается с документов. Петербург изначально строился на основе чертежей, многие из которых сохранились. Жизнь каждого здания во времени фиксировалась. Реставрация – это не только искусство, но и наука, и наука, наверное, в первую очередь».

Одним из основателей школы был ныне здравствующий Марк Григорьевич Колотов. Огромный вклад в дело возрождения Петергофского комплекса и создания реставрационной школы привнесла Евгения Казанская, архитектор-реставратор, автор проектов восстановления Монплезира (совместно с А. Э. Гессеном), Большого Петергофского дворца (совместно с В. М. Савковым), фасадов дворца Марли и др. А также множество производственников-реставраторов: позолотчиков, резчиков, живописцев, каменщиков, архитекторов, – перечисление всех займет целую страницу в журнале.

Знания и опыт мастеров накапливались и передавались от опытных специалистов- реставраторов молодым. Однако преемственность, существовавшая в советские годы, в конце 1980-х – начале 1990-х годов была прервана.

Между тем реставрационные работы в дворцово-парковом комплексе продолжаются, поэтому руководство ГМЗ «Петергоф» предпринимает попытки возродить школу реставрации на базе Ропшинского дворца, переданного на баланс ГМЗ. «Альтернативы использованию данного дворцово-паркового комплекса иначе как создание в нем федеральной реставрационной школы, которая бы готовила кадры архитекторов-реставраторов и специалистов сопутствующих специальностей, мы не видим. Хотим создать высшее учебное заведение по типу того, что раньше называлось пансион. Сложный инфраструктурный проект. Необходимо решать вопрос размещения учащихся, преподавателей. Все это сделать в одиночку мы не сможем, 73-й федеральный закон запрещает что-то строить на территории памятника. Поэтому придется обращаться к властям с просьбой выделить землю под строительство общежития», – делится планами Сергей Павлов.

Пушкин. Екатерининский дворец сегодня
Пушкин. Екатерининский дворец сегодня
Пушкин. Разбор завалов Екатерининского дворца. 1944 год.
Пушкин. Разбор завалов Екатерининского дворца. 1944 год.

Мастера различных реставрационных направлений будут востребованы. В настоящий момент ведется большой комплекс работ на фонтанном комплексе «Золотая гора» на марлинском участке Нижнего парка, гигантские работы идут в уцелевшем и подлинном дворцово-парковом ансамбле «Ораниенбаум». Осуществляется реставрация фонтана «Нептун» в Верхнем парке, а также готовятся проекты реставрации по объектам: Главная терраса, мелиорация и водоотведение парка «Александрия», Нижняя дача. По окончании этих работ послевоенная реставрация в ГМЗ «Петергоф» будет считаться завершенной.

В советское время в Петергофе работали специалисты двух компаний «Ленпроектреставрация» и «Спецпроектреставрация». Ныне в соответствии с 44-ФЗ работы выполняют победители конкурсов. Как правило, это компании «Профиль», «ФЕРРУМЛЕНД», «Первые Петергофские Реставрационные Мастерские», «Петрорестком».

Кроме того, в ГМЗ «Петергоф» есть штат музейных реставраторов, обновляющих музейные предметы: мебель, живопись, фарфор, металл, графику. «Было бы правильнее, если бы была своя служба по реставрационному уходу, – говорит Сергей Павлов. – В Европе есть такое понятие, как реставрационный уход – комплекс мероприятий, который входит в цену контракта и растянут на несколько десятилетий. У нас такого нет. Между тем иногда реставрационный уход не менее важен и сложен, чем сама реставрация».

Царское Село

«Уже во время войны велась огромная работа по фиксации объектов культурного наследия, – рассказала директор ГМЗ «Царское Село» Ольга ТАРАТЫНОВА. – Руководители города и страны понимали, что Ленинград и пригороды нужно будет восстанавливать, поэтому сотрудники службы охраны памятников вели обмеры объектов. Больше 20 томов таких документов хранится в архивах КГИОП».

Первые работы в дворцово-парковом ансамбле Царского Села начались сразу после его освобождения. В марте 1944 года вышло постановление госкомитета обороны и решение Ленгорисполкома «О разработке мероприятий по восстановлению городов Петро­дворец и Пушкин». Для возрождения этих городов из руин при Ленгорисполкоме были организованы реставрационные мастерские, в штат которых вошли многие из довоенных специалистов. После войны мастерские были переименованы в «Ленпроектреставрацию», где формировалась реставрационная элита и уникальное явление, которое мы сегодня называем ленинградской школой. За помощью к советским специалистам обращались мастера из Польши и Германии – стран, архитектурные памятники которых также пострадали в войну.

Екатерининский дворец. Третья Антикаера после реставрации
Екатерининский дворец. Третья Антикамера после реставрации
Екатерининский дворец. Третья Антикамера до реставрации
Екатерининский дворец. Третья Антикамера до реставрации

По окончании войны рассматривалась концепция организации на руинах Царского Села места отдыха для военных и моряков. «Но эта идея была отвергнута государственной инспекцией по охране памятников, которую возглавлял Николай Белихов, – рассказала руководитель ГМЗ «Царское Село». – Отстаивая свою точку зрения, он дошел до референта Сталина и везде говорил о том, что пригородные дворцы необходимо восстановить в прежнем блеске, как это было до войны. Ему удалось убедить правительство СССР. И уже в 1944 году в Пушкине научные сотрудники приступили к разборке завалов, сохраняя подлинные элементы, каталогизировали их, давали им номера, определяли их историческое местоположение».

После войны Екатерининский дворец был временно передан на баланс Военно-морского ведомства, которое активно включилось в работу по консервации: восстанавливали кровли, заделывали оконные проемы. В то же время были сделаны первые перепланировки с приспособлением помещений под санаторий. Судьба дворцов еще не была окончательно решена, но в Зубовском флигеле уже открылась база отдыха с рестораном.

Военные пытались оживить руины, использовали то, что сохранилось. В уцелевших павильонах проводили выставки, в парк начали пускать людей. В павильоне «Верхняя ванна» устроили библиотеку-читальню, в Адмиралтействе с 1946 года обосновался трест ресторанов. Кстати, первый ресторан, расположившийся там, действует до сих пор. В левом корпусе Адмиралтейства открыли бильярдную.

Дежурные конюшни, где сейчас располагается выставка карет, отвели под жилье, в 1959 году там же на первом этаже открыли танцевальный павильон. Последние квартиры этого «жилого» дома расселили только в начале 2000-х годов.

«В 1957 году военное ведомство покинуло помещения дворца, выполнив свою историческую функцию по его сохранению, – рассказывает Ольга Таратынова, – к работе приступили реставраторы. Это значительно позже, чем в Павловске и Петергофе. Проекты реставрации разрабатывал и руководил ими Александр Кедринский – легендарный для нашего музея архитектор. До сих пор еще не все его проекты реализованы, примерно четверть дворца не воссоздана. Постепенно велась и реставрация павильонов в парках. Большая часть отреставрированных павильонов используется для музейного показа, за исключением ресторана в Адмиралтействе – он здесь существует не одно десятилетие – и предприятия быстрого питания, недавно открывшегося в Эрмитажной кухне».

Мощным стимулом реставрации дворцово-паркового ансамбля стал юбилей Царского Села. К 2010 году была разработана и осуществлена специальная программа, в рамках которой отреставрировали Турецкую баню, Эрмитаж, Нижнюю ванну. Во время реставрации Турецкой бани обнаружили сохранившуюся отделку в мавританском стиле с позолотой, восстановили фонтаны. В Эрмитаже, который реставрировался едва ли не 70 лет, сегодня экспонируются действующие подъемные механизмы XVIII века. В Нижней ванне (ее раньше называли Королевская мыльня) размещается экспозиция, связанная с бытовой стороной жизни царской резиденции, а в Верхней проводятся различные выставки.

После юбилея начались работы в Александровском парке, которые требуют огромных затрат. В 2012 году завершили воссоздание Белой башни, практически уничтоженной в годы войны, теперь там расположился интерактивный детский центр. Нельзя не упомянуть об Александровском дворце, который до 2010 года принадлежал военному ведомству и использовался как институт.

После первоначальных реставрационных работ открыто три зала дворца. К сожалению, многие интерьеры этого дворца были утрачены в процессе эксплуатации. Между тем здесь с конца 1904 года жил Николай II с семьей и отсюда отправился в Тобольск. Сейчас во дворце возобновлена масштабная реставрация, поэтому с 1 августа он будет закрыт для посетителей. Планируем возобновить работу полностью обновленного Александровского дворца в 2017–2018 годы.

Говоря об особенностях ленинградской реставрационной школы, Ольга Таратынова отметила, что сегодня реставрационным трендом стала консервация. «Многие объекты, требующие воссоздания, восстановлены, – делится она, – пришла новая смена реставраторов, которая придерживается консервативной модели реставрации, стабилизации и укрепления всех сохранившихся частей здания и минимального воссоздания с акцентом на подлинных, аутентичных элементах памятника. Мы использовали этот подход при реставрации Агатовых комнат. Работы выполняла Царскосельская янтарная мастерская, когда-то восстановившая Янтарную комнату. Она сохранила высококлассных мастеров по реставрации камня. За реконструкцию Агатовых комнат 2014 году нас наградили престижной премией «Европа Ностра» в номинации «Сохранение наследия».

На настоящий момент не восстановлены около 25% интерьеров Екатерининского дворца: апартаменты Екатерины Великой в Зубовском флигеле и прилегающие к ним комнаты с уникальной отделкой, церковь и комнаты Александра II. Часть помещений используется для временных выставок. Эти интерьеры ждут своего часа. Продолжается работа с павильонами Александровского парка. К концу лета 2016 года в Арсенале, длительное время находившемся в аварийном состоянии, планируется открыть новый музей.

Увы, но до сих пор остается в разрушенном состоянии, с обвалившейся кровлей и зияющими окнами, Китайский театр, сгоревший в 1941 году. В нынешнем виде объект нагляд­но демонстрирует масштаб бед, принесенных вой­ной. Между тем специалисты ГМЗ «Царское Село» приступили к разработке проектной документации по его реставрации и приспособлению под выставочно-концертный зал. Однако рассчитывать на скорое воплощение планов пока не приходится.

ГМЗ «Царское Село», соблюдая 44-й федеральный закон, выбирает подрядчиков на конкурсной основе. «Сегодня в городе действует несколько десятков реставрационных компаний, – говорит Ольга Таратынова, – многие из которых работают на наших объектах. Например, на фасадах Екатерининского дворца – три компании: «Краски города», «Пикалов и сын» и «Ремстройфасад». Ратную палату реставрировала компания «Ресстрой». Ее специалисты также много работали в интерьерах Екатерининского дворца».

ГМЗ «Павловск»

Павловский дворец за годы войны пострадал значительно меньше Петергофа и Пушкина. Тем не менее ему предстояло после освобождения пережить пожар. В воспоминаниях Ольга Берггольц, в частности, писала: «Еще он горел», когда в январе 1944 года сюда приехала первый директор Анна Зеленова. Его сохранность позволила начать консервационные и реставрационные работы почти сразу же. «Первые залы были открыты в 1957 году, – рассказал главный хранитель дворца Алексей ГУЗАНОВ. – Двадцать лет спустя, в 1977 году, во время празднования 200-летия дворца было заявлено, что он восстановлен полностью. Хотя к тому моменту сотни фрагментов скульптуры, мебели и других музейных предметов, найденных на территории ансамбля, нуждались в реставрации. И этот процесс продолжается до сих пор, мучительно медленно из-за постоянной нехватки денег».

Фасад Павловского дворца после реставрации
Фасад Павловского дворца после реставрации
Фасад Павловского дворца до реставрации
Фасад Павловского дворца до реставрации

В отличие от Петергофа ГМЗ «Павловск» является музеем городского подчинения, что не лучшим образом сказывает на темпах его финансирования. «Павловский дворец – это последний в России императорский дворец крупного исторического и художественного значения, и вместе с тем он заметно приближается к типу передовой дворянской усадьбы, – писал в 1954 году академик Михаил Алпатов. – По своей художественной выразительности павловские постройки Камерона входят в историю русской архитектуры, как в нее входят соборы Московского кремля».

По своему художественному значению Павловск уникален. После смерти Марии Федоровны (в 1828 году) Павловск уже никогда не был императорской резиденцией. Здесь все «заморозилось» на время Марии Федоровны (больших перестроек или масштабных изменений интерьеров в последующем не было), благодаря чему сохранилась редкая художественная цельность дворца и коллекции. «И это повлияло на то, что Павловск первым начали реставрировать, воссоздавать», – подчеркнул Алексей Гузанов.

По его мнению, на базе Павловска складывалась и школа реставрации. «Уже в конце 1944 года начали проводить полные обмеры, зарисовки, фотофиксацию, – рассказал он, – научные сотрудники создали огромное количество справок по каждому залу – по состоянию оконных проемов, балок, полов, стен, лепному декору и др. Лепку снимали со стен, чтобы после ремонта вернуть ее на место. Несмотря на то что перекрытия рухнули, стены и все камины уцелели, даже деревянные балясины в Итальянском зале частично сохранились. Поэтому в Павловске был применен подход максимального сохранения всего подлинного. В Европе об этом еще никто не слышал: Венецианская хартия была принята только в 1964 году (Венецианская хартия – Международная хартия по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест, принята на II Международном конгрессе архитекторов и технических специалистов по историческим памятникам в Венеции в 1964 году. – Прим. ред.).

К этому времени половина дворца уже была открыта для публики. Подлинные элементы проходили лишь консервацию, бронза, украденная во время войны (накладки на каминах), воссоздавалась, но не золотилась».

Интересно, что первой организацией, привлеченной к восстановлению дворца, стала непрофильная компания «Спецаэродромстрой». Павловск, как и прочие дворцы, сначала собирались перепрофилировать под дом отдыха. Но вскоре от этой идеи отказались: из Павловска было эвакуировано порядка 13 000 предметов из 22 000, к концу войны еще 3000 было найдено. Иными словами, сохранился не только сам дворец с подлинными интерьерами, но и большая часть его коллекции. Он аутентичен своему времени – началу XIX столетия. Воссоздание интерьеров и предметов дворца проходило под неусыпным оком главного хранителя Анатолия Кучумова.

У Павловска более счастливая судьба, чем у других дворцов, считает Алексей Гузанов. Удалось найти большое количество предметов либо деталей, по которым они впоследствии воссоздавались. Помимо того что были эвакуированы все единичные экземпляры коллекции мебели, а также по 1–2 из тех, которых было несколько, так еще и со всех остававшихся предметов гарнитуров сняли обивку.

«В Греческом зале, например, гарнитур имел обивку французской мануфактуры Бовэ, – поделился главный хранитель, – больше половины гарнитура утрачено, а обивка сохранилась. Кроме того, хранитель бронзы зарисовал все хрустальные подвески, которые снимались при эвакуации, сделаны были рисунки оконных драпировок, поэтому процесс восстановления утраченного шел проще, чем в других дворцах».

Вместе с тем реставрация продолжается и сегодня. Не закончена библиотека Росси, шкафы пропали во время войны, само помещение пострадало во время пожара. Но уже вернулось более 11 000 книг (было около 20 000), за счет спонсорских средств зарубежных друзей дворца воссоздано несколько шкафов и столы. Кстати, все паркеты во дворце восстановлены по сохранившимся частям и ухаживают за ними по старинке – сами готовят мастику по дореволюционным рецептам из натурального сырья.

Как и их коллеги из других музеев-заповедников, подрядчиков на реставрационные работы в Павловске выбирают на конкурсной основе. Очень довольны работой компании «Наследие», которая отреставрировала скульптуру в галерее Гонзага. «Они бережно собирали ее из кусков и восстанавливали только те части, которые были полностью утрачены», – говорит Алексей Гузанов. Вместе с тем при дворце есть свои штатные реставраторы: мать и сын Стрельченко дают вторую жизнь графическим произведениям, а реставратор-позолотчица Татьяна Телюкова (из первого выпуска реставраторов 1947 года) в свои 89 лет продолжает реставрировать мебель и рамы для картин. «В Ленинграде и окрестностях нет ни одного дворца или храма, в реставрации которых я бы не участвовала», – признает Татьяна Телюкова.

Гатчинский дворец. Мраморная столовая после реставрации
Гатчинский дворец. Мраморная столовая после реставрации
Гатчинский дворец. Мраморная столовая до реставрации
Гатчинский дворец. Мраморная столовая до реставрации

Особая гордость и забота Павловска – парк – уникальный памятник ландшафтного искусства конца XVIII – начала XIX века. Здесь Камерон впервые развивает идеи и принципы новой ландшафтной архитектуры, при нем возникают почти все основные парковые композиции – Придворцовый район, Большая звезда, Долина реки Славянки, Зверинец и Белая береза. Использует он и прием регулярной планировки, ярким примером которой являются Собственный садик и Вольерный участок.

С 1964 года за парком в Павловске ухаживает Марина Флит, причем 42 года она была главным хранителем 600 гектаров угодий, окружающих дворец. По ее словам, парк от войны пострадал больше дворца и, чтобы восстановить его, потребовались немалые усилия. «Надо было понять, что хотели сказать первые создатели парка – Камерон, Гонзага, Бренна, – и по возможности воплотить их решения, – говорит она. – К своей заслуге могу отнести то, что при мне впервые была сделана общая геосъемка всей парковой территории, а после этого – полная инвентаризация парка. Нам удалось постичь художественный замысел создателей: ритм чередования открытых и закрытых пространств был ориентирован на верховые прогулки. Перед наездником открывались прекрасные картины северной природы, лес перемежался полями, засеянными тимофеевкой и рожью. После реставрации парку нужен постоянный уход, без которого все быстро зарастает. Между тем уходом можно реставрацию поднять, а можно и убить. Так произошло в Ломоносове, когда застригли великолепные шпалеры. Сейчас их восстановили».

ГМЗ «Гатчина»

Гатчинский дворец вернули в культурное пространство позже всех остальных дворцово-парковых ансамблей: его реставрация началась в 1976 году, а первые три зала – Аванзал, Мраморную столовую и Тронную Павла I – открыли для публики почти 10 лет спустя – в 1985-м. «Во время войны дворец пострадал не так сильно, как Петергоф или Царское Село, – рассказал генеральный директор ГМЗ «Гатчина» Василий ПАНКРАТОВ, – сгорел практически весь центральный корпус и часть Арсенального каре. Правое крыло – Кухонное каре – не горело вообще, его защитила Домовая церковь, которую огонь не задел, и все, что было за церковью, сохранилось».

Восстановительные работы начались сразу после войны, но так как музей решили во дворец не возвращать, то и реставрацию не проводили, просто отремонтировали здание для военного училища, которое там и расположилось. Позже здание отдали предприятию «Электронстандарт», занимавшемуся испытанием электронных приборов. Такая его эксплуатация нанесла дворцу значительно больший ущерб, нежели пожар во время войны: уничтожались интерьеры, ломались перегородки для удобства тех, кто его занимал. Кроме того, была утрачена большая часть коллекции. Из 55 000 предметов хранения, что находились во дворце до войны, сегодня возвращено 15 000. Еще примерно столько же хранится в других музеях, а 25 000 утеряно.

Гатчинский дворец. Аванзал после реставрации
Гатчинский дворец. Аванзал после реставрации
Гатчинский дворец. Аванзал до реставрации
Гатчинский дворец. Аванзал до реставрации

«Кстати, первую реставрацию советского периода в 1970-е годы финансировало Министерство электронной промышленности, – рассказал Василий Панкратов. – И только впоследствии ГМЗ был передан на баланс города. После открытия первых парадных залов XVIII века и выставки на третьем этаже Центрального корпуса реставрация продолжалась до начала 1990-х годов. Открыли анфиладу парадных залов на втором этаже. Тогда же завершили расчистку легендарного подземного хода, и здесь вновь зазвучало эхо. Но на этом все остановилось до середины нулевых годов. В 2007 году дворец посетила губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, она была возмущена состоянием дворца и велела продолжить реставрацию. Так, с 2008 года началось финансирование. В мае 2010 года после реставрации открылся обновленный павильон Венеры, в октябре был расчищен уникальный Водный лабиринт, завершена реставрация Малой анфилады в центральном корпусе. Идет повторная реставрация первого и третьего этажей и Арсенального каре. Почти завершены работы в Восточном полуциркуле – в Греческой галерее и в комнатах за Греческой, наполовину отреставрирована Мраморная лестница. В следующем году откроем дополнительно еще примерно 40% помещений к тем, что уже действуют. Но на полное завершение работ при стабильном финансировании понадобится еще не менее 20 лет. Сам дворец – это 30 000 кв. м и 150 гектаров парка со множеством разрушенных павильонов и других парковых сооружений».

Дворцовый парк Гатчины – один из самых красивых и загадочных пригородных парков Санкт-Петербурга. С Иорданского крыльца открывается вид на Серебряный луг и противоположный берег Белого озера. Популярностью пользуются Собственный сад, Придворцовые сады (Липовый, Нижний и Верхний Голландские), Карпин мост с каскадом, Карпин пруд, череда мостов (с кордегардиями, трехарочный, бывший паромный) и Адмиралтейство.

Сегодня реставрация дворца и парковых сооружений продолжается. Предстоит выполнить реставрацию парка по отдельным участкам и ландшафтным районам, восстановить пристани, ворота и мосты, очистить зеркальные пруды.

Продолжаются работы и в самом дворце, реставрируются фасады Арсенального каре, Дворцовая церковь, готов проект реставрации Фермы. Подрядчики выбираются на конкурсной основе. Не всегда удачно. Например, руководство дворца недовольно проектом реставрации, выполненным компанией «Спецпроектреставрация». «Качество проекта очень низкое, – говорит Василий Панкратов, – ошибки и в проекте, и в сметах, с ним очень тяжело работать». И хотя сегодня примерно 40% площадей дворца открыто для посетителей, по мнению директора, считать их отреставрированными тоже неправильно. Он уверен, что к ним придется возвращаться. «Что-то отреставрировано, – отмечает он, – но не приведено в надлежащий вид. Например, хороший ремонт проведен на третьем этаже, но обстановка не воссоздана». Так что впереди еще много работы для специалистов Ленинградской школы реставраторов.

Лилиана Глазова

Исследование микрорайона

Новости партнеров

Загрузка...

Смотрите также

X