Актуальное

Формализованная система техрегулирования – предмет для манипуляций

Гендиректор компании «ХОБАС» Дмитрий ЕРЕМЕНКО написал открытое письмо Дмитрию Медведеву о необходимости изменения существующей системы техрегулирования в строительстве и производстве материалов.

Дмитрий Еременко
Дмитрий Еременко

Излишне формализованный подход к системе технического регулирования в нынешнем ее виде, по мнению генерального директора компании «ХОБАС» Дмитрия ЕРЕМЕНКО, делает ее предметом для манипуляций, что, как следствие, повышает риски участников строительного процесса. Попытки с помощью инстанций, которые несут ответственность за формирование и действенность нормативной базы, устранить очевидные ошибки, делающие невозможным выполнение требований действующего законодательства, не увенчались успехом. В результате Дмитрий Еременко счел необходимым написать обращение к главе правительства РФ Дмитрию Медведеву.

– Дмитрий Борисович, в чем, с вашей точки зрения, основная проблема системы техрегулирования?

– Подход к формированию и практическому применению нормативной базы у нас со времен плановой экономики не изменился: во многих случаях она рассматривается только как набор прямых ссылок, которые можно трактовать как согласование или запрет определенного технического решения. При этом сами требования нормативов не выполняются по существу.

– Считалось, что нормативная база, которая действовала в СССР, была лучшей в мире…

– Давайте уйдем от общих беспредметных утверждений, иначе будем обсуждать «ракеты и балет». Система существовала и работала. Вопрос, насколько эффективно и не повторяем ли мы сейчас те же ошибки.

Открытое письмо Дмитрию Медведеву  (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Открытое письмо Дмитрию Медведеву
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

В плановой экономике система технического регулирования не содержала механизма оптимизации затрат на основе объективного сравнения технических решений. Задача сводилась к выбору из нескольких утвержденных общих шаблонов. Это исключало возможность выбора, замедляло процесс развития и внедрения инноваций.

Нормативная база в рыночных условиях – система необходимых объективных требований, которая служит основой для выбора оптимального решения на конкурентной основе или ответа на вопрос, как выполнить эти требования с минимальными затратами. Основное условие выполнения требований – их обязательность, логичность и рациональность, а не размер контрольного аппарата и его полномочия.

В нашем случае решение выбирается при наличии формальных атрибутов – согласований, прямых ссылок в нормативах, обязательных к исполнению, без всякой возможности сравнительного анализа. Многие нормативы изначально создаются как формальные оболочки для продвижения определенного решения. Такой подход создает условия для появления искусственных противоречий там, где их в принципе не должно быть.

– Но ведь все движется – постоянно принимают новые нормативные документы…

– Если эти документы не объединены общей логикой, допускают противоречивые толкования даже в очевидных случаях, то лучше было бы их не выдумывать вообще. Возможно, этим и объясняется наша практика ссылаться одновременно на все известные нормативы, ни один из них не выполняя полностью. Нередко мы копируем или даже имитируем формы, забывая про содержание и конечную задачу.

Что происходит сейчас? Обязательным условием для применения является набор утвержденных документов, описывающий и само изделие, и правила его корректного применения. Причем общие вопросы, не зависящие от свойств данной продукции, каждый раз должны быть описаны с максимальной деталировкой. Набор готовится при активном участии лиц, заинтересованных в продвижении товара, технологии на рынок, и общие условия, и требования трактуются произвольно.

Как провести объективный сравнительный анализ, если описание продуктов, правила их применения, обоснование срока их службы не объединены общей логикой?

После нескольких лет попыток апеллировать к качеству мы решили проанализировать вновь созданные национальные стандарты с точки зрения их основной задачи – соответствия техническим регламентам, обеспечения безопасности и надежности сооружений.

– И каковы ваши выводы?

– Начнем с очевидного. В Федеральном законе № 384 «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» прописано требование – сооружение не должно в течение расчетного срока службы достигнуть предельного состояния. Выполнить его можно только одним способом. С помощью определения запаса прочности или отношения предельного показателя для конструкции или элемента на момент окончания срока службы к расчетному значению для данного проекта. На этом принципе строится зарубежная нормативная база и строилась наша «отечественная традиционная». Здесь же и источник объективных общих требований и к используемым решениям, и к их выбору в каждом конкретном случае, а не только «буква закона».

Применительно к конструкционным материалам для обеспечения механической безопасности необходимо знать всего три основных показателя: деформации под нагрузкой, предельной нагрузки или деформации и деградации свойств материала в течение расчетного срока службы.

Показателем деградации может быть как ползучесть и релаксация (изменение основных двух механических характеристик под нагрузкой со временем) для полимеров, так и коррозионное разрушение, выраженное в снижении эффективного сечения, для металлов или бетона. Деградация материала определяется на основании испытаний, проводимых на эталонной выборке с учетом условий эксплуатации, и она в конечном счете и определяет срок службы.

– Что мы имеем на практике?

– В нашем случае одновременно действуют ГОСТ Р, ГОСТ и стандарт ГОСТ Р ИСО, описывающие одно и то же изделие, причем каждый по-разному. ГОСТ Р ИСО, содержащий все необходимые требования, – это аутентичный перевод ISO. Другие два стандарта ГОСТ Р содержат только отдельные неполные требования по начальным характеристикам и начисто отрицают возможность определить показатель деградации материала и срок службы! ГОСТ в этом вопросе отсылает к международным стандартам или заводской документации. Вместо характеристик, прямо определяющих надежность, предлагается постоянно контролировать коэффициент теплового расширения, водопоглощение и т. д.

В процессе «адаптации и модификации» из нормативных документов оказались исключены требования, определяющие надежность изделия, на контроле и анализе которых строится вся система обеспечения качества. Причем такие же вольные интерпретации мы встретили и при анализе нормативов на другую полимерную продукцию – трубы из термопластов.

При написании национального стандарта в процессе перевода из исходных стандартов EN и ISO куда-то пропал контроль стойкости изделий к механическим повреждениям и точечным нагрузкам. Недавно о нем все-таки вспомнили, включив в измененный национальный стандарт ГОСТ Р справочную ссылку на один тип испытаний из двух необходимых. При этом, подчеркну, занизив испытательную нагрузку в два раза.

То, что у нас в стране изделия, выпущенные в соответствии с такими стандартами, активно продвигаются в качестве «аналогов лучшей зарубежной продукции», инноваций, а равно рассуждения о качестве, разнице между аналогом и имитацией и других отвлеченных материях мы решили оставить в стороне. Очевидное несоответствие национальных стандартов мы взяли в качестве доказательства системной ошибки.

Такие «корректировки» исключают возможность выполнения требований технического регламента по существу, поэтому мы решили следовать «букве закона», а именно Федеральному закону № 184 «О техническом регулировании», и последовательно обратиться как во все инстанции, отвечающие за разработку и утверждение документа, так и в организации, ответственные за выполнение требований технического регламента на практике в одном из наших крупнейших мегаполисов.

– И как отреагировала система?

– В результате (как и ожидалось):

• орган исполнительной власти, ответственный за строительство, объяснил, что рассматривает только документы, прямо включенные в Перечень стандартов и сводов правил, применяемых на обязательной основе для исполнения ФЗ № 384;

• орган государственной экспертизы ответил, что для принятия решения достаточно наличия ТУ организации и сертификата соответствия;

• ресурсоснабжающая организация (в нашем случае – Водоканал) считает, что упомянутые стандарты носят только рекомендательный характер, а ее специалисты разрабатывают собственные методики для каждого материала по своему усмотрению, причем за основу предпочитают брать достижение сорбционного равновесия, а не предельного состояния;

• технический комитет, ответственный за данные стандарты, не обнаружил желания исправлять свои ошибки;

• Росстандарт ограничился требованием к техническому комитету разобраться «в возможно короткий срок» (это было пять месяцев назад);

• Минпромторг переадресовал обращение в Минстрой;

• Минстрой направил в Минпромторг и Росстандарт;

• наше обращение к председателю правительства явилось логическим завершением этой последовательности, и после его рассмотрения оно было направлено в Минстрой и Росстандарт. В процессе рассмотрения принимал участие департамент Министерства культуры.

В итоге ни одна инстанция даже не стала рассматривать вопрос, как в этой ситуации выполнить требования ФЗ № 384 по существу.

На практике на нашем рынке несколько лет работают два завода, поставляя на строительные объекты продукцию, не имеющую подтвержденной надежности в принципе. Продукцию эти предприятия произвольно сертифицируют на соответствие стандартам ГОСТ Р и собственным техническим условиям. Кроме этого, на основе собственных ТУ, также игнорирующих вопросы надежности, функционируют десятки предприятий меньшего масштаба. Уверен, что при существующей практике, когда срок службы принимается не на основании расчета и доказательств, как этого требует закон, а следуя предположениям и ничем не подтвержденным заявлениям, ситуация характерна не только для нашего сегмента.

– Дмитрий Борисович, если ответы из ведомств, как вы говорите, были ожидаемы, то зачем было делать всю эту работу?

– Изначально мы, безусловно, решали задачу обеспечения для себя более объективных и равных условий конкуренции. Постепенно, по мере изучения проблемы, убедились, что подобные противоречия создают базу для негативных явлений в других сегментах строительного рынка.

Общая проблема – участники строительного рынка пытаются решить текущие вопросы, спекулируя на искусственно созданных противоречиях, содержащихся в неполноценной нормативной базе, характерной для бесконечного «переходного периода». В это же время лишают себя возможности планировать свою деятельность и развиваться.

Решение технической задачи постепенно вытесняется оправданием неспособности или нежелания решать ее в принципе. Тем самым участники рынка сами оказывают себе медвежью услугу, забывая о том, что правила, которые они старательно размывают и лишают общей логики на протяжении последних лет, являются их основной защитой в наших «специфичных рыночных условиях» на долгосрочную перспективу!

Те же правила обеспечивают занятость квалифицированным подрядчикам, а не «торговцам обещаниями», дают возможность планировать деятельность, не связывая ее на 100% с доступностью административного ресурса. Объективные правила защищают компанию, накопившую ресурсную базу и вырастившую опытных (и не самых дешевых) специалистов, от конкурентов-спекулянтов или потенциальных банкротов.

Производители, старательно «модифицировавшие» нормативную базу последние 10–15 лет, апеллируют к несовершенству нашей системы контроля и подтверждения качества и сетуют на «недобросовестных конкурентов». Кстати, а есть ли у нас в стране национальная система обеспечения и подтверждения качества или лишь сеть из десятков авторизированных организаций, торгующих услугами по сертификации на конкурентной основе?

Заказчики теряют возможность планировать, обосновать объем ресурсов, действительно необходимый для достижения поставленных задач. Наша обычная ситуация – когда сроки сорваны, деньги кончились, объект не сдан или заморожен. Но все старались как могли… Требования и рекомендации технических заказчиков не должны строиться на принципе распределения текущих предпочтений и общих утверждениях, не имеющих никакого логичного обоснования, как это происходит сейчас.

Иначе такой заказчик уже через год-два не будет иметь весомых аргументов и путей отстоять свои позиции кроме как привычного способа «помериться авторитетами». Очевидные строительные ошибки не исправляются с помощью технического контроля, а становятся предметом отвлеченной полемики о наших «особых специфических условиях», в которых не работают законы физики.

В этих условиях все участники страдают от практики, когда на основе вброса информации, не имеющей никакого логичного подтверждения, кроме формальных противоречивых ссылок на утвержденный документ, можно добиться не только пересмотра проектного решения или условий контракта, но и возбуждения административного или даже уголовного преследования. Причем все документы, ранее принятые и согласованные, не подвергаются систематическому анализу и пересмотру. При желании всегда можно скомпилировать трактовку, оправдывающую любой абсурд.

В итоге все участники строительного процесса несут непроизводительные и непредсказуемые издержки, что, безусловно, создает дополнительные риски.

В конце концов, уважаемый Дмитрий Анатольевич и правительство неустанно определяют приоритеты и ставят перед страной задачи развития. В данной ситуации можно обеспечить накачивание ресурсов в отдельные «прорывные» направления и достижение количественных показателей при невозможности определить и эффективно контролировать качественные.

– А вы что предлагаете?

– Прежде всего не надо пытаться решить экономические и технические вопросы исключительно административными методами. Наш обычный способ «наказать», «расформировать» или «поменять» скорее превращает администраторов в параноиков, чем подвигает их к конструктивным действиям. Главная проблема – отсутствие объективной основы для взаимодействия как для самих участников рынка, так и для тех, кто пытается ими управлять.

В качестве такой основы – очевидные неоспоримые базовые правила (в нашем случае обеспечение механической безопасности, надежности), по которым действует и развивается система. Проблема в том, что мы умудряемся их исказить или игнорировать. И чем дальше мы отступаем от правил, тем большие неоправданные потери несут все участники. Вместо обеспечения общих условий для эффективной работы и развития нормативная база все больше отягощается утвержденными перечнями и рекомендациями, становится еще более противоречивой.

Модель управления строится на ценовых, количественных показателях, субъективных предпочтениях и политических соображениях. А в вопросах необходимого объективного технического обоснования мы предпочитаем идти по пути наименьшего сопротивления, забывая, что чаще всего это путь к деградации.

Беседовала Роза Михайлова

Печатная версия интервью – “Правила – источник противоречий или основа взаимодействия?” (журнал “Строительство и городское хозяйство”, № 159, август, 2015 г.)

Исследование микрорайона

Новости партнеров

Загрузка...

Смотрите также

  • Михаил

    Разумная мысль есть, но вряд ли будет толк от письма Медведеву

  • Сергей М.

    очень долго в свое время пытался разобраться с добровольным перечнем ФЗ-384. Это жесть! нигде нет информации

  • Умник

    “Подход к формированию и практическому применению нормативной базы у нас
    со времен плановой экономики не изменился: во многих случаях она
    рассматривается только как набор прямых ссылок, которые можно трактовать
    как согласование или запрет определенного технического решения. При
    этом сами требования нормативов не выполняются по существу”

    А скажите, где не так?

  • Николай

    Требования нормативов вообще как правило не выполняются))) меняй-не меняй)

  • Архимед

    Обязательно расскажите, что вам ответит Медведев)))))))))

  • Знающий

    Димон без Вована ничего не решает. Надо Вовки писать и в долю его брать, тогда толк будет, а так все в пустоту…

  • Ильдар

    Так чем дело закончилось? что ответил Медведев?

X