Актуальное

“Строительный рынок стал немножко дышать”

О тенденциях строительного рынка рассказывает председатель совета директоров ГК «РосСтройИнвест» Федор ТУРКИН.

Федор Туркин (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Федор Туркин
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Работать в условиях экономической нестабильности сложно. Необходимо быстро реагировать на меняющиеся обстоятельства, внимательно отслеживать потребительские настроения, грамотно выстраивать маркетинговую политику, ответственно относиться к расходам. О том, какие тенденции формируются на строительном рынке, как участники рынка реагируют на них, а также какие решения принимаются для устойчивости бизнеса, рассказывает председатель совета директоров ГК «РосСтройИнвест» Федор ТУРКИН.

– Какие события и решения на федеральном и региональном уровнях оказали наибольшее влияние на развитие строительной отрасли в текущем году?

– Безусловно, это решение Центробанка повысить ключевую ставку с 10,5 до 17,5%, что сделало фактически невозможным кредитование бизнеса. Это затормозило экономику страны в целом и строительную отрасль в частности. В течение первого полугодия к кредитным деньгам было даже не подступиться.

Бизнес был вынужден продолжать свою работу только за счет внутренних резервов. Сейчас кредиты становятся доступнее, но реально мы сможем начать работать с кредитными деньгами только в конце лета. Причем это касается всех секторов экономики.

– Сжатие экономики, в свою очередь, отразилось и на возможностях покупателей. Как менялся спрос на жилую недвижимость с начала года? Есть ли признаки его восстановления?

– Если в январе текущего года сделки на рынке жилой недвижимости скорее по инерции, но были, то в феврале – марте спрос был крайне низок. Весной было эпизодическое оживление спроса, но лишь в июне начался процесс постепенного его восстановления.

– То есть программа правительства РФ по субсидированию процентной ставки ипотечных кредитов поспособствовала стабилизации?

– После введения этой программы строительный рынок стал немножко дышать. Эта мера государственной поддержки строительного сектора действительно дала толчок к восстановлению рынка, что, конечно, позитивно. Однако я бы не сказал, что ситуация уже стабилизировалась, скорее, она движется к тому, чтобы стабилизироваться. Есть предпосылки, но это не одно и то же. Ведь спрос на жилье упал не только из-за высоких ипотечных ставок, но и по причине снижения реальных доходов населения и ухудшения ситуации на рынке труда.

– Из-за ухода покупателей и недостатка кредитных средств некоторые застройщики снижают объемы строительства, пересматривают сроки ввода объектов. Какой тактики работы на падающем рынке придерживается ваша компания?

– ГК «РосСтройИнвест» придерживается следующей тактики, стратегии и оперативных действий: мы берем на себя посильные обязательства и выполняем их. Все жилищные проекты, за которые мы взялись, будут построены в срок и без потери качества. В этом году мы уже ввели в эксплуатацию два жилых комплекса.

– Какова судьба новых проектов?

– От новых проектов мы не отказываемся, но они могут немного видоизмениться. В частности, проект «Петр Великий и Екатерина Великая». Изначально мы планировали возведение двух башен высотой по 140 м. Теперь они станут чуть ниже: «Петр Великий» будет 100 м, а «Екатерина Великая» – 80 м. Изменится и архитектура этого жилищного комплекса, однако на качестве проекта изменения не отразятся, даже наоборот, с точки зрения потребителя, он станет лучше.

Да, наши амбиции по строительству высотных зданий сегодня немного поубавились, мы отложили такие проекты до лучших времен. В нынешней экономической ситуации первоначальный проект стал нерентабельным, так как доля импортной составляющей (инженерия, остекление, фасады и т. д.) при строительстве высотных зданий существенная. На данный момент, к сожалению, качественное оборудование и комплектующие для таких проектов можно приобрести только за рубежом. Поэтому закономерно, что кризис бьет по высотному строительству.

– Программа импортозамещения может повлиять на снижение себестоимости строительства?

– Это сильно зависит от сегмента рынка. При строительстве жилья экономкласса почти полностью можно обойтись без импортных комплектующих и инженерии. В этом сегменте застройщики уже работают с отечественными материалами.

В бизнес-классе импортозамещение присутствует, но лишь отчасти, поскольку качественные отделочные материалы, инженерия высокого уровня, отдельные конструкции, применяемые при строительстве таких объектов, в достаточном количестве и ассортименте в стране еще не производятся. Поэтому рассчитывать на серьезное снижение себестоимости строительства объектов бизнес-класса пока не стоит.

В зданиях премиум-класса практически все импортное, следовательно, себестоимость строительства напрямую зависит от курса валют. Поэтому получается, что в экономклассе импортозамещение во многом уже произошло. В сегменте бизнес- и премиум-класса, где доля импортной составляющей присутствует или очень высока, эффект от использования отечественных материалов и комплектующих полностью нивелируется расходами на приобретение импортных составляющих. Получается, что программа импортозамещения в строительной отрасли заработала только отчасти.

– То есть предпосылок для снижения себестоимости строительства нет?

– Пока нет. Ведь сегодня помимо исключительно экономических факторов, влияющих на бизнес, государство оптимизирует бюджетные расходы и возлагает на застройщиков дополнительные обязательства по созданию социальной инфраструктуры. Есть идеи привлечь застройщиков и к участию в создании дорожно-транспортной инфраструктуры. Таким образом, то, что исторически делало государство, постепенно перекладывается на плечи застройщиков. Этот фактор также не позволяет себестоимости снизиться.

В принципе, бизнес реагирует позитивно, понятно, что если не будет поликлиник, школ и детских садов, то и спроса на такое жилье не будет. Поэтому бизнес идет навстречу государству. Однако было бы здорово, если бы государство это оценило. И не только поблагодарило строителей, но и подумало, каким образом можно было поощрить застройщиков, вкладывающихся в развитие социальной, инженерной и транспортной инфраструктуры.

– Хорошо, если внешних факторов для снижения себестоимости нет, за счет внутренней организации бизнеса этого можно добиться?

– В ближайшее время мы будем разрабатывать некоторые идеи, а реализовывать их, наверное, будем чуть погодя – годика через полтора-два. В чем сложность? Чтобы понизить себестоимость, нужно унифицировать производство, мы же строим по индивидуальным проектам, и в этом большая сложность. Если посмотреть на кварталы даже очень достойных застройщиков, можно обратить внимание на то, что не хватает пластики, индивидуальности, а это напрямую связано с унификацией. Высокий уровень унификации позволяет себестоимость сжать до минимума. Это здорово с точки зрения процесса производства. С точки зрения покупателя, наверное, не очень. А мы стремимся отвечать на запросы покупателя.

– Все же вы будете двигаться в сторону унификации или уникальности?

– У нас есть стратегия: «Лучшее для каждого», поэтому мы будем продолжать реализовывать проекты с индивидуальной архитектурой. Нам надо унифицировать производство отдельных элементов и узлов, чтобы при этом сохранить яркую индивидуальность каждого объекта. В своей стратегии мы придерживаемся именно такого направления. Если еще пару лет назад не все в нашем коллективе разделяли эту позицию, то сейчас, когда целый ряд объектов готов и все они яркие и востребованные, вопросов ни у кого не возникает.

– Следовательно, ГК «РосСтройИнвест» будет продолжать развивать и наращивать свои производственные активы?

– Сегодня в холдинг входит завод по производству дверей и металлоконструкций, предприятие по подземному строительству. В начале года был приобретен бетонный завод в Сертолово.

Что касается развития производственного сектора, то мы предусматриваем дальнейшее развитие компании по производству металлоконструкций. Насчет развития направления по производству материалов (бетон) – жизнь покажет. Если будет прорыв в экономике, то, конечно, мы будем наращивать производство бетона.

Также мы не исключаем возможности запуска других производств, в частности производства стеновых панелей.

– Кризис – удачное время для покупки участков. Предложений становится больше, стоимость земли меньше. Вы намерены пополнить земельный банк? Какие участки и в каких регионах вам интересны?

– В кризис денег нет ни у кого. На что покупать? Земля есть, а вот приспособить ее под реализацию проекта значительно сложнее, так как продукт должен быть востребован. В такие периоды включаются другие механизмы. Застройщики и землевладельцы становятся партнерами. Сегодня предложения о совместном освоении земли преобладают над остальными.

Мы, безусловно, ведем переговоры с землевладельцами в Санкт-Петербурге, Москве, Московской и Ленинградской областях. Я предполагаю, что в ближайшие месяцы будут достигнуты определенные результаты.

Экономическая ситуация откорректировала и наши запросы. Если год назад мы искали земельные участки под проекты на 300 000–200 000 кв. м жилья, то сейчас из-за снижения спроса на жилье мы подбираем другие проекты – до 100 000 кв. м. Но все они будут интересны для покупателей жилья!

Татьяна Вильде

В печатной версии название интервью – “В условиях низкого спроса” (журнал “Строительство и городское хозяйство”, № 159, август, 2015 г.)

Related posts

X