Актуальное

Следуя традициям ленинградской реставрационной школы

Ленинградская – петербургская реставрационная система за 70-летнюю историю прошла через многое. Сегодня главной задачей реставраторов остается развитие лучших традиций признанной во всем мире школы.

Реставрация здания Адмиралтейства  (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Реставрация здания Адмиралтейства
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Финансовые проблемы были характерны для всех этапов становления и развития ленинградской, а затем петербургской реставрационной школы, отмечает первый заместитель председателя КГИОП правительства Санкт-Петербурга Александр ЛЕОНТЬЕВ. Если методические основы реставрации памятников сложились еще до Великой Отечественной войны, то система профессионально-технического образования и наставничества была создана уже после войны в связи с необходимостью восстанавливать город.

Позже, к 1980-м годам, сложилась система производственных и научно-проектных организаций. Переход страны с плановой экономики на рыночную в 1990-е годы отрицательно сказался на реставрационной сфере: нормативно-правовая база рассыпалась, архивы проектных институтов, оказавшись бесхозными, стали расходиться по рукам, сложные финансовые проблемы испытывала система профтехобразования.

В 2001-м создается Союз реставраторов Санкт-Петербурга, основной задачей которого стало сохранение и развитие лучших традиций ленинградской реставрационной школы.

Бесконтрольный рост участников рынка – и в первую очередь несовершенство процедуры проведения торгов – отразился на качестве реставрационных работ. Диктат заказчиков и поспешное использование новых, не проверенных временем материалов и технологий также не способствовали долговечности работ. И сейчас фактически идет окончательный развал ведущих проектных организаций города, признает Александр Леонтьев. «Мы стоим перед угрозой потери проектной базы», – отметил он.

Тем не менее в 2010-х годах рынок становится более цивилизованным. С возникновением новых проектных и производственных реставрационных фирм усиливается конкуренция, возрастает и укрепляется роль КГИОП.

Медленно, но устойчиво укрепляется система профтехобразования. В 2012-м в СПб ГАСУ создана кафедра реставрации и реконструкции архитектурного наследия. Аналогичную кафедру планируется создать в Санкт-Петербургском государственном академическом институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина.

Правила игры

В федеральное и городское законодательства по охране памятников внесены корректировки, которые повлияли и на реставрационную деятельность. В частности, была введена процедура аттестации мастерских. «Мы давно просили ввести аттестацию реставрационных фирм, но пока не понимаем, как организовать этот процесс», – прокомментировала нововведение председатель совета Союза реставраторов Санкт-Петербурга Нина ШАНГИНА.

Специалисты не берутся количественно оценить участников рынка – тех, кого может коснуться аттестация. В Петербурге зарегистрировано около 2500 реставрационных компаний, реальных же игроков – чуть более сотни, сообщили в КГИОП.

По оценке Союза реставраторов Петербурга, в реставрационных мастерских работает 400 000 человек. Однако этим рынок не ограничивается, поскольку в творческом процессе принимают участие фирмы, занимающиеся реставрацией мебели или установкой осветительных приборов, систем вентиляций и кондиционирования. К работам привлекаются кустари – узкие специалисты, работающие по дереву, металлу, камню и т. д. В процесс вовлечены и смежники – проектные фирмы, институты, занимающиеся разработкой новых материалов, щадящих способов усиления конструкций.

Пока петербургские реставраторы обеспечены работой, сообщила Нина Шангина. Государственный заказ только по линии КГИОП стабильный – в работе находится около 90 объектов, в год выделяется примерно 3 млрд рублей. Помимо КГИОП есть другие ведомственные госзаказчики, имеющие в своем управлении памятники архитектуры, – комитет по здравоохранению, образованию и т. д. С этого года КГИОП перешел на трехлетнее планирование, что порадовало реставраторов: это облегчает планирование по загрузке работ.

Не навреди

Внедрение новых материалов и технологий в реставрации не всегда оправдано, применение новинок в этой сфере неоднозначно и требует особой деликатности. Так с появлением в прошлом веке строительного цемента его стали активно использовать при реставрации, в частности при ремонте Софийского собора в Новгороде. «В результате мы имеем покалеченные памятники», – признает главный специалист-архитектор ГБУК «Новгородское научно-реставрационное управление» Ольга КОВАЛЕНКО.

Есть примеры неудачного использования новинок и в Петербурге. Сейчас трудно представить, что фасады Казанского собора были покрашены, в качестве верхнего слоя без предварительной проверки была использована перхлорвиниловая краска, модная в Европе, вспоминает Александр Леонтьев. Предпринимались две попытки выкрасить собор – в 1953-м и 1963-м. Со временем стало очевидно, что покрытие пагубно сказывается на памятнике. Поэтому было принято решение расчистить естественный камень на фасадах. Сейчас идет реставрация собора щадящими способами, скорее даже это консервация, уточнил Александр Леонтьев.

Большой вред фасадам нанесло использование и полихлорвиниловых красок. Сего­дня от них отказались в пользу силикатной, а цементные растворы заменены на известковые. Нельзя использовать при реставрации обычный современный кирпич, отмечает Нина Шангина, поскольку химически и физически он отличается от исторического и это наносит урон фасадам. Для реставрации изготавливают специальные кирпичи с добавками.

Из опыта реставрации в советский период, когда использовались материалы, не апробированные с точки зрения их сочетания с историческими материалами, были сделаны выводы.

Сегодня в работу идут материалы и технологии, прошедшие проверку временем. Но поскольку процедура «проверки временем» не конкретизирована и официально не прописана, это создает препятствие для внедрения новых материалов и технологий. Этому мешает и сложившаяся система легализации новинок, включение их в нормативную базу.

Например, в Москве новые технологии и материалы, которые предлагают проектные организации и производители, проходят предварительную экспертизу, обсуждение на научно-техническом совете (НТС) при департаменте градостроительной политики. Однако одобрения членов НТС недостаточно, материалы и технологии должны попасть в сметную базу. И вот это почти непреодолимое препятствие.

«Допустим, метод лазерной расчистки в принципе разрешен, однако такого вида операции в сметной базе нет, это значит, что он не легитимен и его невозможно провести по официальным документам», – пояснила ситуацию советник руководителя департамента культурного наследия Москвы Юлия ЛОГИНОВА. Та же судьба у криобластинга – нового метода расчистки поверхности посредством сухого льда.

Технологии и методы производства материалов нужного качества постоянно совершенствуются. И тут российские поставщики, по словам Нины Шангиной, все увереннее отвоевывают внутренний рынок у иностранных. И вопрос взвешенного, четко формализованного их внедрения еще предстоит решать.

Вместе с тем в реставрации есть сегменты, где новшества приветствуются. Например, проектирование – использование прикладных программ значительно упрощают и ускоряют процесс, делают его менее затратным.

Перспективны и быстро развиваются новые неразрушающие методы обследования памятников. Например, рентгенофазовый метод широко используется для исследования материалов. Такие технологии ускоряют процесс обследования памятника. Несмотря на проблемы, которые пережила отрасль, петербургская реставрационная школа продолжает развиваться.

Ирина Кравцова

В печатной версии название статьи – “Следуя традициям” (журнал “Строительство и городское хозяйство”, № 159, август, 2015 г.)

Исследование микрорайона

Новости партнеров

Загрузка...

Смотрите также

X