Top Banner_Благотворительный_фонд_Строим_Добро

Актуальное

Когда денег на исправление ошибок нет, решения должны принимать профессионалы

 Своим опытом с читателями журнала “СГХ” поделился генеральный директор проектного института «Геореконструкция» Алексей Шашкин.

Алексей Шашкин
Алексей Шашкин
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Отечественная школа механики грунтов сохраняет передовые позиции в мире, однако низкое качество инженерно-геологических изысканий остается на повестке дня строительства. Своим опытом и наблюдениями в этой области проектирования делится генеральный директор проектного института «Геореконструкция» Алексей Шашкин.

– Алексей Георгиевич, строительная отрасль очередной раз погружается в кризис. В чем вы видите главные его причины?

– Сейчас много говорят о кризисе, но хорошо бы осознать его настоящие причины, и тогда станет понятно, как из него выходить. Навязывается мнение, что кризис произошел из-за санкций. Россия огромная страна, которая обладает ресурсами целого континента. А санкции против континента – это смешно. Внешний фактор не может привести к кризису такую страну, если для этого нет внутренних предпосылок.

За последние десятилетия мы привыкли жить на ренту от своих природных богатств. Как только эти доходы падают, в стране наступает кризис. Это признают и федеральные чиновники, принимающие стратегические решения, но ничего не меняется, хотя способы решения уже давно известны. Вспомним профессора Преображенского из повести Михаила Булгакова «Собачье сердце»: разруха начинается в головах. Как только каждый станет заниматься своим делом, разруха исчезнет.

Нашу главную беду я вижу в том, что ответственные решения зачастую принимают непрофессионалы – руководители, как правило, менеджеры, не обладающие специальными знаниями. Поэтому сегодня, когда фонтан нефтедолларов иссяк и денег на исправление ошибок нет, решения должны принимать профессионалы.

Собственник частного бизнеса волен брать в управленцы кого посчитает нужным, так как все риски он оплачивает сам. Но если это касается государственного проекта, то формировать заказ должен специалист. Между тем закон о государственных закупках допускает непрофессионалов к изысканиям, проектированию и строительству. Это приводит к завышению стоимости объектов.

Только дилетант полагает, что можно вдвое снизить стартовую сумму контракта при проведении тендера или аукциона. А это приводит к срыву работ или их некачественному исполнению.

В мире отработаны антидемпинговые механизмы. Однако в нашей стране они не внедряются, поскольку это затрагивает интересы многих влиятельных групп. Почему бы, например, вместо расчета сметной стоимости по справочникам не ввести, как на Западе, открытый мониторинг цен? Тогда падение цены контракта более чем на 10% станет невозможным, поскольку будет видно: таких цен на рынке не существует.

Смею утверждать, что оптимизация проектов не только возможна, но и необходима. По опыту института «Геореконструкция», за счет внедрения рациональных технических решений и технологий можно оптимизировать практически любой проект, экономя не менее 10–20% его стоимости без потери надежности.

Считаю, время принятия непрофессиональных решений прошло. Экономика России не выдержит такого масштабного разбазаривания государственных средств.

– Вы могли бы на конкретных примерах из своей практики подтвердить сказанное?

Производство
За счет внедрения рациональных решений и технологий можно оптимизировать практически любой проект, экономя не менее 10-20% его стоимости без потери надежности
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– В качестве консультантов мы столкнулись с такой ситуацией на Дальнем Востоке. Под строительство объекта была выделена огромная площадка со сложным рельефом, с сопками высотой 75 м. Менеджер, представляющий заказчика, принял решение выровнять площадку под строительство: сопки срезать, а низины засыпать. Мы сообщили ему, что строительство на террасах без кардинального изменения ландшафта намного рациональнее. В противном случае подготовка площадки будет дороже, чем строительство объекта. Но менеджера это не испугало, деньги были не его.

Другой пример. Госкорпорация приняла решение построить предприятие в зоне вечной мерзлоты. Проектировщик предложил достаточно дорогой вариант, а именно: сделать свайный фундамент и около каждой сваи разместить колонку для промораживания грунта, чтобы поддерживать верхний слой грунта в мерзлом состоянии как зимой, так и летом. Стали проверять обоснованность предложений.

Выяснилось, что на этой площадке под осадочным чехлом на глубине трех метров залегают скальные породы. Это позволяет возвести фундамент проще и почти даром – достаточно снять этот чехол и строить прямо на скале. В этом случае искусственного поддержания грунта в мерзлом состоянии не требуется. Проектировщик, по-видимому, изначально решил сэкономить средства на изысканиях (если сохранять мерзлоту, то все равно что под зданием – лед или скала и изыскания можно толком не проводить), но зато вложить средства в искусственное замораживание грунта, благо, что сам производит оборудование для этих целей.

Не застрахованы от дорогостоящих ошибок и частные заказчики. Мы проектировали строительство цементного завода в Мордовии. Первым пусковым комплексом проекта был фундамент под оборудование. До нас на площадке трижды проводились инженерно-геологические изыскания, но в представленных нам отчетах были совершенно разные данные. Когда мы обратили внимание заказчика на то, что геологические данные не совпадают, нам было предложено либо проектировать на основании имеющихся материалов, либо уступить место менее привередливым проектировщикам.

Низкое качество строительных работ – одна из самых больших проблем отрасли. Не все готовы платить за качество

Мы вынуждены были разработать три проекта фундамента в зависимости от версии геологии. Заказчику было предложено выбрать, он глубоко задумался и в результате согласился на проведение дополнительных изысканий под нашим контролем, которые показали, что реальная геология там не совпала ни с одним из ранее предложенных отчетов.

Или другой пример – проект в Нижегородской области. По данным зондирования на участке были выявлены слабые грунты, а по отчетам инженеров-геологов значились твердые глины. Когда мы проинформировали об этом заказчика, то вновь услышали: не нравится, найдем других. Мы решили за свой счет провести изыскания, которые подтвердили, что вмещающие породы – слабые грунты. Это позволило нам спроектировать адекватный фундамент на сваях. В противном случае была бы катастрофа.

Некачественные инженерно-геологические изыскания – главная беда проектирования. Причины недостоверных данных разные: непрофессионализм исполнителей, отсутствие необходимого оборудования, фальсификация.

– В вашей практике, наверное, есть и другие примеры?

– Хотелось бы вспомнить проект в Новороссийске, где мы проектировали три цементных завода. Особенностью участков является их высокая сейсмичность (до девяти баллов), поскольку они расположены в зоне тектонического разлома, а также значительный перепад высот (до 70 м, с высотой террас до 30 м). Породы представляли собой трещиноватый скальный грунт. Учитывая особенности формирования трещин, мы рассматривали породу как крупнообломочный грунт, который требует возведения подпорных сооружений. В процессе строительства наше решение подтвердилось – при нарушении технологии строительства на одном из участков порода сработала как осыпь, а не как квазискальный грунт. Профессионально проведенные изыскания позволили предложить адекватное проектное решение, избежать беды.

– В вашем портфеле много промышленных объектов. Каковы особенности их проектирования?

Производство
Промышленный объект, как правило, трудная задача с несколькими переменными, этим она и интересна
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

– В последние годы мы разработали проектную документацию для строительства шести цементных заводов, пяти нефтеперерабатывающих и провели реконструкцию Братского целлюлозно-бумажного комбината – самого крупного в мире ЦБК.

Каждый наш проект имеет свои особенности. Промышленный объект, как правило, трудная задача с несколькими переменными, этим она и интересна.

В гражданском строительстве конструкции существенно проще. К уникальным объектам гражданского назначения относятся большепролетные конструкции или небоскребы. Глубокий котлован, конечно, тоже представляет интерес для геотехников. Но при строительстве промышленных объектов проектировщик сталкивается с вызовами, которых на гражданских объектах нет. Если в жилых домах, офисах, торгово-развлекательных центрах нагрузка на фундаменты постоянная, то в промышленных зданиях она может сильно меняться во времени и пространстве.

Возьмем в качестве примера цементный завод. На его территории имеются силосы для клинкера (периодически заполняемая и опорожняемая емкость хранения сырья для производства цемента. – Прим. ред.), представляющие собой цилиндры высотой 80 м и диаметром 20 м. Они то полные, то пустые, и, соответственно, нагрузка на фундамент меняется. Через каждые полметра эта башня армирована натяжным металлическим канатом, который выдерживает 500 тонн. Это огромные нагрузки.

Там же расположен склад клинкера (вес которого тяжелее Исаакиевского собора), купол диаметром 100 м, так называемый «верхний конец печи» высотой 130 м и другие циклопические сооружения. Фундаменты надо рассчитать так, чтобы между всей этой технологической цепочкой была минимальная разница в осадках. Это сложнейшая задача.

– Как вы в целом оцениваете российскую школу геотехники?

– Россия существенно опережает другие страны в сфере геотехнических расчетов. В частности, программное обеспечение, разрабатываемое нашим институтом, опережает международные аналоги и вызывает интерес среди специалистов Китая, США, Индии, европейских стран.

С другой стороны, если отечественная школа механики грунтов, геотехнических расчетов остается передовой, то на рынке технологий мы по-прежнему ученики, закупаем технологии на Западе. У нас в стране слабо контролируется процесс соблюдения технологий, что препятствует нововведениям, развитию в этом направлении. Низкое качество строительных работ – одна из самых больших проблем отрасли. Не все готовы платить за качество, и конкурсные процедуры не стимулируют и не обеспечивают качество строительных проектов.

– В Санкт-Петербурге восстановлена комиссия по основаниям, фундаментам и подземным сооружениям. В чем ее отличие от предыдущей комиссии, которая никак себя не проявила?

Некачественные инженерно-геологические изыскания – главная беда проектирования

– Экс-вице-губернатор Филимонов, возглавлявший предыдущую комиссию, созвал ее всего один раз. Роль государевых людей в предыдущих комиссиях была не понятна – ни консультировать, ни рекомендовать они не могли, поскольку не были специалистами. В нынешнем составе нет чиновников.

Комиссия создана при комитете по градостроительству и архитектуре Петербурга, в нее вошли ведущие геотехники города. Они хорошо знакомы, находятся в разных отношениях друг с другом. Через такой орган может пройти только безупречное решение, в противном случае у него всегда найдутся оппоненты.

Мы отказались от председателя. Я являюсь координатором комиссии. Ведущим экспертам не нужен начальник, поскольку наша цель – находить общее решение. То есть впервые создано исключительно профессиональное сообщество.

Вместе с этим у правительства города, частных заказчиков появилась возможность объективно проверить правильность принятых решений по строительству. Было бы полезно проводить через комиссию проекты, инвестируемые из бюджета, еще до прохождения государственной экспертизы. Наше заключение будет носить рекомендательный характер, но это выводы и предложения ведущих специалистов. В такой практике заинтересован и орган госэкспертизы.

Заседания будут проходить в формате, знакомом по защитам диссертаций, – выступление докладчика, двух рецензентов, которые глубоко изучают вопрос, затем прения. Хочу предложить ввести в практику предварительные слушания.

На первом заседании в конце января мы рассмотрели замечания к своду правил по основаниям зданий и сооружений, также члены комиссии изучают новый свод правил по проектированию и строительству глубоких коммуникаций и проекты других нормативных документов, касающихся оснований и фундаментов.

Ирина Кравцова

В печатной версии название статьи – “Время профессионалов” (журнал “Строительство и городское хозяйство”, № 164, апрель, 2016 г.)

Исследование микрорайона

Подборка для Вас

X