Top Banner_Благотворительный_фонд_Строим_Добро

Актуальное

Ставка на качество: о рынке реставрации

В 2016 году объем финансирования проектов реставрации из бюджета Петербурга по сравнению с прошлым годом снизился на 22,6% – до 2,4 млрд рублей. Но участники рынка не теряют оптимизма и делают ставку на повышение качества работы.

В 2016-2018 годах запланированы работы на 67 объектах культурного наследия (Чтобы увеличить, кликните на фото)
В 2016-2018 годах запланированы работы на 67 объектах культурного наследия
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Временная мера

В 2016 году комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) перешел на трехлетний план реставрации. В 2016–2018 годах запланированы работы на 67 объектах культурного наследия. На 2016-й на эти цели из бюджета города выделено 2,4 млрд рублей. Для сравнения: в 2015 году – 3,1 млрд рублей.

В КГИОП уверены, что сокращение бюджетного финансирования отрасли лишь временная мера. «Наши компании демонстрируют великолепные результаты в реставрации объектов культурного наследия», – заявил глава КГИОП Сергей Макаров, выступая на конференции «Качество реставрационных работ как главный фактор, обеспечивающий конкурентоспособность предприятий Союза реставраторов Санкт-Петербурга», которая прошла в конце июня в Доме архитектора.

Реставрация – это процесс изучения объекта, поиска исторической истины. Существующая система тендеров на реставрацию не учитывает этой специфики

«В этом году денег, выделенных бюджетом, стало поменьше, но это не значит, что экономическая ситуация не выправится, – отметил Сергей Макаров. – Уверен, что реставрационная отрасль в Петербурге не будет обделена вниманием».

По словам председателя совета Союза реставраторов Санкт-Петербурга Нины Шангиной, чтобы пережить трудные времена, реставраторам следует сделать ставку на повышение качества работ – главный фактор, обеспечивающий конкурентоспособность на рынке.

«Настало время, которое требует новых решений, бережного расходования средств. На первый план выходят задачи по управлению качеством», – подчеркивает Нина Шангина. По ее мнению, такая политика позволит городским реставраторам адаптироваться к изменившимся экономическим условиям.

Навстречу друг другу

Основы системы управления качеством реставрации были заложены еще в советское время. Союз реставраторов дополнил и развил ее, адаптировав к рыночным условиям. Принципы работы специалистов отрасли сформулированы и закреплены в Кодексе реставратора Петербурга, принятом 10 лет назад. «Это был первый кирпичик в новой системе управления качеством», – считает Нина Шангина.

Затем Союзом реставраторов была создана комиссия по контролю качества и соблюдению требований охраны труда, которая в том числе занимается мониторингом состояния зданий после реставрации. Появились отраслевые образовательные проекты, стипендии, конкурсы мастерства, конференции, выставки, профессиональные периодические издания.

«Одновременно развивалось законодательное регулирование реставрационной деятельности, – напоминает Нина Шангина. – Разработаны технические нормативные документы, приняты федеральные законы об объектах культурного наследия. Внедрена контрактная система, предусматривающая двухуровневый конкурс, в регламент которого введены предложения по качеству. Это значит, что государство и исполнители идут навстречу друг другу, понимая, что минимальная цена – тупиковый путь для выбора исполнителей».

Борзова: В России реставрация как отдельная наука пока не признана (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Борзова: В России реставрация как отдельная наука пока не признана
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Таким образом, в России действуют почти все известные элементы системы менеджмента качества в этой сфере: и нормативная база, и критерии оценки. Но, по словам Нины Шангиной, качество реставрационных работ не всегда устраивает общественность. «В адрес реставраторов слышатся упреки, и часто нам приводят в пример наших предшественников, ленинградскую реставрационную школу», – подчеркивает эксперт.

По мнению Нины Шангиной, все дело в том, что конкуренцию реставрационным компаниям составляют не только коллеги, но и строительные фирмы, утверждающие, что они смогут выполнить те же работы, но намного дешевле.

«При отсутствии нормативных показателей очень легко, например, назвать традиционный строительный материал реставрационным, вывести на рынок и получить большую прибыль, не решив задачи сохранения памятника на столетия, тысячелетия, которую ставит перед собой реставрация», – говорит Нина Шангина.

Теория и практика

Качество и эстетический результат реставрационной работы зависят от уровня подготовки специалистов, считает доктор философских наук президент ЧОУ ВПО «Санкт-Петербургский институт искусств и реставрации» Елена Борзова. Поэтому важна роль работников системы образования, как среднего, так и высшего. «Около года назад в системе высшего образования появились новые стандарты, – говорит Елена Борзова. – В них перечислено все, что должен знать и уметь реставратор. В том числе такое важное направление, как научно-исследовательская деятельность. В России реставрация как отдельная наука пока не признана. Поэтому нет серьезных научных работ, в которых нуждается отрасль. Реставраторы, желающие получить степень, обычно защищаются в области истории искусств».

По словам Елены Борзовой, чтобы реализовать требования новых образовательных стандартов, нужны современные учебно-методические пособия. Сегодня их почти нет. «Специалисты, работающие в сфере высшего образования, должны ликвидировать пробел», – считает Елена Борзова.

Чтобы реализовать требования новых образовательных стандартов, нужны современные учебно-методические пособия по реставрации, которых сегодня почти нет

Потребность в специальной литературе испытывают также педагоги и учащиеся средних специальных образовательных учреждений, отмечает мастер производственного обучения СПб ГБПОУ «Реставрационно-художественный колледж» Татьяна Шишко. По ее словам, отдельные издания удается получить у производителей реставрационных материалов, но этого недостаточно. «Еще одна проблема – сложности с определением учащихся на производственную практику», – подчеркивает педагог.

Практика – главное звено в подготовке квалифицированных специалистов. Образовательный стандарт также предусматривает обязательную полугодовую производственную практику для учащихся, но выполнить это условие стало почти невозможно.

«В последнем конкурсе Союза реставраторов наши ребята заняли первые места, – рассказывает Татьяна Шишко. – Однако ни одна компания не согласилась взять их на практику. Возникает вопрос: эти призовые места на конкурсе, они что, ничего не значат? Мы бы хотели, чтобы сотрудничество колледжа с реставрационными копаниями было тесным и реставраторы подсказали нам, как мы должны изменить наши учебные программы, чтобы подстроиться под их нужды».

Верность традициям

Выступая в Законодательном собрании с докладом по проекту закона о бюджете Петербурга на 2016 год и плановый период 2017–2018 годов, губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко перечислил несколько новых крупных объектов реставрационных работ. В их числе фасады Пушкинского Дома, ансамбли Аничкова и Юсуповского дворцов, Казанского и Спасо-Преображенского соборов, Соборной мечети.

В план реставрации на 2016 год включены здания Союза художников, Союза архитекторов и Союза реставраторов Санкт-Петербурга. На Невском проспекте до конца года откроется обновленный и приспособленный под современное использование Центральный Дом журналиста.

Работа ленинградских специалистов по восстановлению дворца Монплезир в Петергофе была настолько качественной, что следующая реставрация потребовалась только через 50 лет (Чтобы увеличить, кликните на фото)
Работа ленинградских специалистов по восстановлению дворца Монплезир в Петергофе была настолько качественной, что следующая реставрация потребовалась только через 50 лет
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

В июне завершился комплекс работ по реставрации дворца Монплезир в Петергофе, построенного в 1714–1723 годах по проекту архитекторов И. Браунштейна, Б. Леблона и Н. Микетти. «Монплезир – это уникальный объект, который сохранил весь свой конструктив до наших дней», – рассказал первый заместитель председателя КГИОП Александр Леонтьев.

Огромный вклад в сохранение памятника внесли реставраторы ленинградской школы. Во время Великой Отечественной войны дворец серьезно пострадал. В 1945–1946 годах он был законсервирован. В 1959-м началась реставрация здания, выполнявшаяся по проекту архитектора Александра Гессена. В 1965 году восстановленный Монплезир открылся.

Работа ленинградских специалистов была настолько качественной, что следующая серьезная реставрация потребовалась дворцу только через 50 лет. Проект по заказу ГМЗ «Петергоф» выполняла петербургская компания «Лапин Энтерпрайз». При реставрации была расчищена кирпичная кладка фасадов, восстановлена штукатурная отделка карнизов и арок, приведены в порядок деревянные элементы отделки фасадов, а также известняковый цоколь, отремонтированы крыши восточной и западной парковых беседок, рассказал технический директор компании «Лапин Энтерпрайз» Константин Кирильцев. Также была проведена консервация иллюзорной росписи на южных фасадах дворца.

По словам Константина Кирильцева, специалисты ставили перед собой задачу добиться максимального сохранения исторических деревянных коробок оконных и дверных проемов. Часть из них находится во дворце еще с петровских времен. «Контрактом предусматривалась полная замена окон, но нам удалось в значительной части их сохранить и отреставрировать», – рассказывает Константин Кирильцев.

В поисках истины

«Главная задача реставратора – обеспечить качество. Тогда через 50 лет то, что сделали сегодняшние мастера, КГИОП придется брать под охрану», – говорит архитектор, руководитель архитектурного бюро «Литейная часть-91», член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга Рафаэль Даянов. Одной из последних работ мастерской стала реставрация Мальтийской тронной Павла I, ранее был отреставрирован зал Мальтийских кавалеров, или Георгиевский зал, что в Инженерном замке. Работы выполнялись по заказу Международного банка реконструкции и развития.

«После смерти императора Павла I в 1801 году началась реконструкция здания, или, как мы теперь говорим, «приспособление под современное использование», – рассказывает Рафаэль Даянов. – Из резиденции это сооружение превратилось в Императорское инженерное училище. Были изменены планировки, отделка интерьеров».

Как рассказал архитектор, две колонны переместились в Новый Эрмитаж, позолоченные балясины – в Церковный зал, два камина – в Павловск, в Греческий зал. Двери Мальтийской тронной обнаружились в одном из кабинетов Мариинского дворца. Вернуть их не удалось. Сама тронная была разделена на два этажа и полностью утратила свою историческую отделку.

«Когда мы туда пришли, только один из наших сотрудников увидел в куполе зала «ангелов» – очертания женских фигур, – вспоминает Рафаэль Даянов. – Потом были проведены расчистки. Мы пригласили грамотных художников. В конце концов по результатам расчисток и прорисовок расчищенного мы увидели этих прекрасных девушек. В разных одеждах, позах, поворотах. Я надеюсь, что нам удастся их вернуть, хотя в техническом задании на реставрацию этого нет, а значит, нет и финансирования этой работы».

Архитектор уверен, что реставрация – это процесс изучения объекта, поиска исторической истины. Существующая система тендеров на реставрацию не учитывает этой специфики. Не изучив объект, невозможно качественно подготовить документацию, а значит, обеспечить качество самих работ. «Эти острые вопросы известны, – говорит Рафаэль Даянов. – Но, несмотря на трудности, мы благодарны судьбе за то, что занимаемся любимым делом, и надеемся, что вернем многие ценности, утраченные в советские годы и, как, например, Инженерный замок, ранее».

Оксана Ермошина

В печатной версии название статьи – “Ставка на качество” (журнал “Строительство и городское хозяйство”, № 167, август 2016 г.)

СПРАВКА

В Петербурге сосредоточено более 10% объектов историко-культурного наследия России. По данным КГИОП, в городе зарегистрировано более 8500 памятников, охраняемых государством. Большинство из них находятся в госсобственности. Городской рынок реставрационных работ, на котором представлено около 1000 лицензированных организаций, во многом зависит от госзаказа и бюджетных ассигнований.

Исследование микрорайона

Подборка для Вас

X