Актуальное

В сиянии чистого золота: о реставрации исторических памятников

В архитектуре имперского Петербурга широко применялся позолоченный декор. Сияние чистого золота подчеркивало богатство, величие и мощь державной столицы. В советское время историческую позолоту реставрировали выборочно. Масштабные работы начались лишь в последние годы.

Золочение
Отделанный золотом декор дворцовых интерьеров, элементов фасадов, скульптур, фонтанов, мостов свидетельствовал о статусе владельцев

Роскошное и послушное

В городе, который, по замыслу Петра Великого, в красоте убранства не должен был уступать крупнейшим европейским столицам, благородное сияние исходило от многочисленных церковных куполов и шпилей административных зданий. Отделанный золотом декор дворцовых интерьеров, элементов фасадов, скульптур, фонтанов, мостов свидетельствовал о статусе владельцев.

Кроме того, с золотом удобно работать: это самый пластичный металл. «Он легко плющится, очень хорошо растягивается, превращаясь в тонкую фольгу», – поясняет художник-реставратор позолоты высшей квалификации, руководитель бригады позолотчиков-реставраторов ООО «Царскосельская янтарная мастерская», единственный в Петербурге методист по реставрации позолоты Наталия Фомичева. Не удивительно, что золото нашло широкое применение как материал для создания изысканного декора.

«Началась история золочения с иконописи и рам для икон, отдельных элементов интерьера храмов, – рассказывает позолотчица, член Международной ассоциации UNIGILD Анастасия Алсанова. – А во дворцах все зависело от личных вкусов самодержца. Больше всех любили позолоту императрицы Анна Иоанновна и Елизавета Петровна. Годы их правления – это, если можно так выразиться, «золотой век» позолоты в декоре».

В духе эпохи

В годы царствования Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны в архитектуре господствовал торжественный и ликующий стиль барокко, диктовавший моду на блеск, роскошь, пышность. Позолоченный декор как нельзя лучше соответствовал «повестке дня», а потому именно во времена барокко стал чрезвычайно популярным.

«Думаю, если бы не существовало золочения, сам стиль барокко не состоялся бы таким, как мы его знаем, – говорит Анастасия Алсанова. – Все это великолепие не смотрелось бы так без золота».

Золочение
В советское время реставрации позолоты не всегда уделялось достаточное внимание

К числу шедевров эпохи барокко относят, в частности, созданные Растрелли Зимний дворец, дворцы Петергофа и Царского Cела, Воронцова и Строганова, ансамбль Смольного монастыря. Эти сооружения демонстрируют изобилие и роскошь золотого декора, а Большой Екатерининский дворец в Царском Cеле богатством созданной Растрелли внутренней и наружной золотой отделки превосходит все остальные сооружения Петербурга, даже Петергоф. Только на декорирование лепных украшений фасада и скульптур на крыше Екатерининского дворца использовано более 100 кг золота.

К началу XIX века в моду вошел классицизм, а еще через столетие – эклектика и модерн. Тяга к пышности и изобилию позолоты осталась в прошлом. Тем не менее в каждом архитектурном стиле дореволюционного Петербурга есть шедевры, красоту которых дополнял и подчеркивал созданный великими зодчими золотой декор.

Пока лишь часть из этих произведений можно увидеть такими, какими они были созданы. В советское время реставрации позолоты не всегда уделялось достаточное внимание.

Лучшие времена

В послевоенные годы ленинградские реставраторы выполнили сложнейшие работы по восстановлению разграбленного и разрушенного фашистами Петергофа, уникального дворцово-паркового ансамбля XVІІІ века с его фонтанами и переливающимися золотом скульптурами. Но, например, в отделанных натуральным и искусственным камнем, украшенных позолотой интерьерах Агатовых комнат (ГМЗ «Царское Cело») следы разрушений военных лет в 1950-х только закрыли листами картона или закрасили бронзовой краской. Так они стояли до 2010 года, когда между ГМЗ «Царское Село», ОАО «РЖД» и благотворительным фондом «Транссоюз» было заключено соглашение о выделении средств на научную реставрацию.

«На стенах, потолках и паркете красного дерева мы увидели 150-летний слой грязи, – вспоминает Наталия Фомичева. – Повсюду были видны следы пуль. Фашисты, развлекаясь, расстреливали живопись и лепнину».

Интерьеры церкви Воскресения Христова в Екатерининском дворце по велению Елизаветы Петровны изначально были декорированы золоченой резьбой, закрепленной на стенах цвета берлинской лазури. Во время войны интерьер храма серьезно пострадал. В советские годы была проведена консервация остатков былого великолепия, а реставрацию отложили до лучших времен. Она началась лишь недавно.

«При реставрации в особняке Половцева (Дом архитектора) на Большой Морской улице в советские годы почему-то обильно использовали бронзировку, – говорит реставратор-позолотчица Юлия Волык– Бронзу разводили с лаком и когда-то золоченые места красили этим составом. То есть не подзолачивали, а именно подкрашивали». Сейчас в особняке Половцева ведется комплексная реставрация. В числе специалистов, которые работают на объекте, около 30 позолотчиков. Они возвращают декору стен, потолков и предметов интерьера исторический вид. Работы планируют закончить в сентябре.

Метаморфозы металла

«Реставрация памятников историко-культурного наследия требует максимально близких к историческим материалов и технологий, – отмечает Юлия Волык. – Восстанавливая золоченый декор, мы используем методики, которыми пользовались его создатели, мастера прошлого, и тот же материал: сусальное золото, которое применялось для отделки лицевой части изделий. К слову, в старину «сусалом» называли лицо».

Золочение
История золочения началась с иконописи и рам для икон, отдельных элементов интерьера храмов

Сусальное золото – это тончайшие, во много раз тоньше человеческого волоса, листы золота высокой пробы. Как рассказывает Наталия Фомичева, чтобы получить такие листочки, мастер-золотобойщик сначала нарезал золотую проволоку на маленькие квадратики. Клал кусочек между бычьими пузырями – пленками. Затем заворачивал в кожи и бил по ним деревянным молотком огромного размера с одной и другой стороны. Получившийся блин специальным ножом, убрав кромки, разрезали на четыре квадрата и теперь закладывали уже между несколько большим количеством бычьих пленок, а затем снова били по бухте. И так – целый рабочий день, пока из исходного кусочка не выбьют нужное количество золотых листочков.

В наше время этот процесс автоматизирован. Согласно российскому стандарту, из кусочка золотого проката получают книжечку в 60 листов сусального золота размером 91,5 на 91,5 мм каждый.

Вес книжки означает весовую категорию золота. Для интерьерных работ берут самые легкие книжечки, весом от 1,25 до 2,5 г. Для наружной отделки нужны книжки потяжелее, как правило, весом 2,5–4,0, а иногда и 6,0–8,0 г.

В России сусальное золото выпускают три золотобойных предприятия. «Кроме того, на российском рынке есть сусальное золото из Германии, Италии, Китая, – говорит Юлия Волык. – Оттенков золота – огромное количество. Их так много, что бывает сложно выбрать. Например, в особняке Половцева в одном только зале использовано до пяти оттенков матового и глянцевого золота: зеленое, желтое, оранжевое. Надо попасть в исторические оттенки. Если не получается, золото тонируют в нужный цвет».

Научная основа

Практической работе реставраторов-позолотчиков предшествует большой исследовательский труд. «Для каждого объекта разрабатывается своя методика реставрации, в которой описывается и обосновывается выбор технологий и материалов. Потом каждый свой шаг мастер фиксирует в отчетах», – поясняет Наталия Фомичева.

За ходом реставрации следит комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). «Как и что именно должно быть восстановлено, решает рабочая комиссия, в которую входят представители КГИОП, заказчика и исполнителя работ, – рассказывает Юлия Волык. – Выбирают вариант, максимально близкий к историческому».

Там, где остались фрагменты исторической позолоты, их, если это возможно и целесообразно, стараются сберечь. «В иконостасе Эрмитажной церкви (собора Спаса Нерукотворного Образа) сохранилась часть оригинальных позолоченных деталей. Они включены в декор, и хорошо видно, где старые элементы, а где новые. Такая политика была выбрана сознательно», – подчеркивает Анастасия Алсанова.

Однако зачастую спасти историческую позолоту оказывается невозможно. Например, при выполнявшейся в 2015 году реставрации крестов Князь-Владимирского собора – ценнейших подлинных образцов декоративно-прикладного искусства XVIII века – старый позолотный слой был удален полностью, так как от времени серьезно пострадала сама основа, несущие конструкции и облицовка из меди.

«Был выполнен реставрационный ремонт основы всех крестов, исправлено провисание горизонтальных частей, восполнены утраты декоративных деталей центрального креста, – рассказывает прораб ООО «Лапин Энтерпрайз» Владимир Бородкин. – Отреставрированные медные детали заново покрыли сусальным золотом».

«Добраться до автора»

В зависимости от материала основы и эффекта, которого нужно достичь, мастер использует разные технологии золочения. Наиболее сложным считается метод золочения на полимент. Он требует подготовки специального грунта и позволяет получить позолоту с самым ярким блеском. В дореволюционном Петербурге метод полиментного золочения был очень распространен. В советскую эпоху при реставрации вместо него зачастую применялась более простая техника – золочение на мордан. Так было, например, когда реставрировали залы Русского музея, Мариинского (Кировского) театра. Сейчас реставраторы, как правило, работают в технике полиментного золочения там, где она использовалась исторически.

Золочение
При правильном уходе сусальное золото может продержаться до 30-40 лет снаружи и до 100 лет внутри помещений, затем покрытие придется реставрировать

Понять, каким методом золотили изделие его создатели, помогают исторические фотографии, работа в архивах, расчистки: мастер, осторожно снимая все поздние наслоения, постепенно «добирается до автора».

«Если повезло и сохранились исторические фотографии, их обязательно используют, – подчеркивает Юлия Волык. – В 2014 году мы реставрировали позолоту в дацане. Там было много старых снимков, по которым и велось восстановление оригинального убранства храма».

Благодаря архивным документам, фотографиям, чертежам, рисункам реставраторы способны восстановить и вернуть к жизни даже те произведения искусства, которые не сохранились до наших дней. Один из таких объектов – уникальный иконостас построенного в 1719 году церковного павильона старейшего архитектурного сооружения Ораниенбаума, Большого Меншиковского дворца. Двухъярусный иконостас с резными колоннами, украшенный позолотой и серебром, декорированный скульптурными композициями, в 1930-х был демонтирован, позже передан на хранение в Петергоф, а в годы войны утрачен.

В 2009 году был подготовлен проект воссоздания пропавшего шедевра. «Для золочения иконостаса применяли сусальное золото двух цветов: желтое, классического оттенка, характерное для дореволюционной России, и белое, как альтернатива менее долговечному сусальному серебру, – говорит ведущий специалист отдела научных разработок ООО «НПП «Раритетъ» Александр Прадченко. – Результатом стало сверкающее бело-золотое покрытие, оттеняющее роскошь знаменитого иконостаса церковного павильона Большого Меншиковского дворца».

Красота без жертв

Считается, что золото – вечный металл. Позолота этим качеством не обладает. При правильном уходе сусальное золото может простоять от 30–40 снаружи и до 100 лет внутри помещений, а затем, чтобы продлить жизнь памятника, покрытие придется реставрировать. Наиболее прочное сцепление золота с основой, а значит, самый длительный срок службы – свыше ста лет – обеспечивала техника амальгамного золочения.

«Золото растворяли в ртути и наносили на металлическую основу, например бронзовую. Ртуть испарялась, а золото накрепко сцеплялось с металлом, проникая в его поры, – поясняет Наталия Фомичева. – Говорят, что при Монферране золочение амальгамным метолом куполов Исаакиевского собора стоило жизни 60 позолотчикам. Они погибли, отравившись парами ртути».

С развитием науки на смену амальгамному методу пришел электролизный. Но чаще всего для покрытия куполов и других наружных позолоченных архитектурных элементов реставраторы используют покрытие сусальным золотом высоких весовых категорий.

Так, для золочения куполов собора Святой Великомученицы Екатерины в Пушкине, взорванного в 1939 году и воссозданного в 2014-м, было выбрано сусальное золото весовой категории 4,0. С его помощью можно создать долговечное и прочное покрытие, обеспечить защиту поверхности от повышенных атмосферных воздействий, которые характерны для петербургского климата.

«Именно поэтому для зеркального блеска куполов, крестов, фасадных элементов рекомендуется сусальное золото тяжелых весовых категорий, – подчеркивает Александр Прадченко. – Выбор категории 4,0 для куполов Екатерининского собора позволил получить долговечную поверхность, устойчивую к внешним воздействиям. Блеск и сияние куполов гарантированы на многие годы».

Оксана Ермошина

В печатной версии название статьи – “В сиянии чистого золота” (журнал “Строительство и городское хозяйство”, № 168, сентябрь 2016 г.)

Исследование микрорайона

Новости партнеров

Загрузка...

Смотрите также

X