съезд строителей
Актуальное

Изменить парадигму: о подземном строительстве в России

Мировые мегаполисы интенсивно осваивают подземное пространство, размещая там транспортную инфраструктуру, торговые центры и т. д. В России такая модель развития затруднена из-за несовершенства законодательства.

Тоннель КАД
Объекты, не требующие инсоляции, надо убирать под землю. Особенно в Петербурге, где необходимо сохранить исторический центр

Ведущие специалисты мира в области подземного проектирования и строительства поделились опытом и обсудили перспективы освоения подземного пространства в целях создания благоприятной среды обитания, сохранения исторических центров городов, улучшения экологической обстановки в рамках Всемирной конференции ACUUS-2016, состоявшейся в сентябре текущего года в Санкт-Петербурге.

«Центры современных городов становятся все менее комфортными, – констатирует заместитель директора Федерального государственного бюджетного научно-исследовательского учреждения «Совет по изучению производительных сил», руководитель подразделения пространственного и регионального развития Владимир Коротаев. – Городское пространство Москвы рассекается магистралями. Если развитие пойдет тем же путем, то есть риск повторения ситуации в Бостоне. Но сегодня в мире меняется парадигма развития городов. В том же Бостоне изыскали средства и построили трехуровневые дороги, коренным образом изменив городскую среду. Для решения подобных проблем в Сингапуре и Гонконге используют подземное пространство». По мнению специалиста, объекты, не требующие инсоляции, надо убирать под землю. Особенно в Санкт-Петербурге, где необходимо сохранять исторический центр.

Анализируя тенденции развития двух крупнейших российских мегаполисов, эксперт обращает внимание на то, что проектирование новых объектов носит транспортно-ориентированный характер. При этом концепция развития транспортной инфраструктуры далека от совершенства. Например, в Москве, метрополитен которой считается одним из наиболее развитых, расстояние между станциями более километра. Тогда как в Лондоне, Токио, Париже это расстояние составляет 500–600 м.

Владимир Коротаев подчеркивает, что данный вопрос не является праздным, поскольку в Москву ежедневно приезжают 2–3 млн человек, а Петербург, по прогнозам, ежегодно будут посещать 7 млн туристов. Поэтому в Северной столице должно строиться в два-три раза больше, чем в Москве, объектов транспортной системы.

За зеленый город

В качестве одного из удачных примеров развития транспортной системы, учитывающих улучшение экологического состояния городской среды, специалисты приводят опыт Мадрида. Там планомерно убираются под землю дороги, а на их месте воссоздаются зеленые пространства. При этом эксперты указывают, что такой прогресс возможен лишь при перспективном комплексном планировании и проектировании городских объектов и инфраструктуры. Подобный подход требует в том числе и повышения уровня подготовки профильных специалистов.

«Для того чтобы мотивировать студентов и аспирантов к развитию подземных пространств, мы подготовили специальную программу», – рассказывает профессор Политехнического университета Турина Эвазио Лаванья.

По словам профессора, данный курс включает семь тематических секций, каждая из которых состоит из 57 тем. Студентам предлагается рассмотреть вопросы создания организованного, экологически чистого пространства для жизни людей, в том числе и за счет использования подземных объектов для утилизации отходов, хранения различных товаров и т. д. Специалисты, обладающие подобными знаниями и навыками, смогут улучшить качество жизни людей в городах, уверяет Эвазио Лаванья.

Закон о госрегистрации исключает использование участков недр ниже пяти метров

Российские мегаполисы также нуждаются в переосмыслении традиционных принципов развития. «Москва конкурирует за человеческий капитал, и становится все очевиднее, что для улучшения качества городской среды резервных территорий на поверхности уже недостаточно, – считает советник Академии архитектуры и строительных работ Ольга Глозман. – Чтобы исследовать данный вопрос, правительство столицы инициировало научную работу, цель которой определение возможных зон для создания многофункцио­нальных пространств, которые в дальнейшем будут учтены при разработке нового генплана».

По данным специалистов, подземное пространство Москвы освоено не более чем на 60%, и сейчас настало время ограничить его хаотическое использование. «В мировой теории нет методик зонирования, – рассказывает Ольга Глозман. – Мы решили сначала выделить перспективные для освоения подземные территории, а затем зарезервировать их под городские нужды, в частности под многофункциональные общественные пространства».

Разработчики произвели оценку архитектурно-градостроительных, социально-экономических, транспортных, природно-климатических и других факторов. Изучили расположение инженерных коммуникаций, их наземные и подземные сопряжения. После комплексного анализа этой информации на градостроительном плане была определена 41 зона, из которых были выделены наиболее перспективные с точки зрения инвестиционной привлекательности. Таковых в Москве оказалось 11. Для них разработчики сформулировали архитектурно-строительную концепцию. Наиболее интересными для освоения, по мнению специалистов, являются те территории столицы, где пешеходы находятся в наиболее стесненном положении. В качестве пилотных проектов создания многофункциональных центров выбраны территории у станций метро «Сокольники» и «Университет», где, в частности, планируется осуществить подземную связь университетских кампусов.

Айда под землю?

«Сначала города росли вверх, теперь вглубь, – рассуждает первый проректор ПГУПС, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой «Тоннели и метрополитены», почетный железнодорожник Александр Лидяев. – Наши предки под землей строили тоннели, склады, канализацию. Сегодня для Петербурга актуальными становятся транспортные проблемы. Мы не можем снести дворцы, поэтому необходимо искать другие решения – в частности, проектировать подземные магистрали. Эти решения не новы. Еще в 1979 году при нашем участии был проработан, а в 1983 году утвержден проект создания транспортных коммуникаций, проложенных под землей. Но тогда на реализацию проекта не нашли средств. Мы рассчитывали, что магистральные места будут охраняться, тогда была практика красных линий, в частности, в комплексной транспортной схеме были обозначены эти места. Предполагалось, что их нельзя будет занимать свайными полями».

Торговый центр под землей
Подземный торговый центр “Столица”. Белоруссия, Минск
(Чтобы увеличить, кликните на фото)

Но принятые ранее решения были забыты. И по мнению экспертов, как наземное, так и подземное пространство застраивается хаотично, появляются свайные поля, возникают подземные объекты, но без понимания того, насколько обоснован выбор места и функциональности.

Специалисты предлагают вернуться к ранее разработанной концепции, согласно которой недра были разбиты на три уровня: 10 м – переходы и торговые объекты, еще 10 м – автомагистрали, а ниже – метро.

«Сегодня у нас нет комплексной транспортной схемы, а разработка генплана только планируется, – напоминает Александр Лидяев. – Все решения, которые принимаются в данной сфере – строительство того же ЗСД и обхода по Морскому каналу, – не всегда обоснованы. Было бы эффективнее строить подобные объекты согласно плану развития транспортной системы».

Эксперт считает, что подземные протяженные магистрали и транспортные развязки должны располагаться в центре, а эстакады – ближе к окраинам города. В этом плане показателен пример Мадрида и Бостона, где ранее сооруженные эстакады впоследствии были заменены на тоннели.

Иерусалимские проектировщики, проанализировав рациональность использования городских территорий, предложили перенести в подземные тоннели городские кладбища. Специалист компании Rolzur Tunneling Арик Глейзер считает, что возобновление захоронений в тоннелях позволит высвободить огромные территории для более рационального использования.

В России проблемы с освоением недр возникают из-за несбалансированного законодательства. По мнению руководителя ГКУ «Мосградцентр» Игоря Шустова, регламентирующие градостроительство законы не всегда однозначны. «Необходима гармонизация законов и создание благоприятных прав на подземные сооружения, – говорит эксперт. – Санкт-Петербург и Москва имеют плотную застройку, и там постоянно возникают имущественные конфликты между частными лицами и государством. В законодательстве РФ несколько законов позволяют изымать объекты для городских нужд, но они для подземки не применимы».

Подземное пространство Москвы освоено не более чем на 60%

Вступивший в силу закон о госрегистрации прав на недвижимость исключает участки недр, поскольку, согласно ему, владельцу не принадлежит подземное пространство ниже пяти метров. Необходимость лицензирования, негармоничное законодательство являются причинами того, что инвесторы не стремятся вкладывать средства в подземные объекты.

«Мы предлагаем с учетом анализа действующих правовых норм для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых, подготовить концепцию градостроения, в которой будут сведены в единую форму все нормативы и в том числе учтены исторические объекты», – поясняет Игорь Шустов.

Истории много не бывает

Еще одной ключевой проблемой для городов, имеющих исторический центр или объекты, находящиеся под охраной, является их интеграция в повседневную жизнь.

«Мы разработали не один проект, в котором соединены история и современность, – рассказывает профессор Римского университета Сапиенца Филиппо Ламбертуччи. – Работали в Риме, Афинах и Салониках, где недра изобилуют артефактами. Например, в Софии при строительстве метро были обнаружены римские строения. Теперь несколько станций используют древние колонны в качестве несущих элементов. Безусловно, когда появляется необходимость раскрывать исторические руины и вписывать их в городскую среду, могут возникнуть и проблемы».

Так было в Риме, когда при строительстве третьей линии метро, начинающейся с периферии и подходящей к историческому центру, сначала работы шли по плану. Место прокладки тоннеля было наложено на археологическую карту. Но под давлением общественности были осуществлены дополнительные исследования.

«В результате чего и была организована лаборатория с участием наших специалистов, – рассказывает Филиппо Ламбертуччи. – Культурные слои распространяются на большую глубину. До Рима на этом месте были сельхозугодия, раскопав которые мы нашли древний урожай персиков. Теперь эти находки мы хотим включить в городскую транспортную инфраструктуру. Мы создаем новые протоколы, основываясь на археологических изысканиях, используем 3D-технологии. Благодаря нашей работе человек будет погружаться в глубокие слои истории».

Для Италии включение исторических артефактов в повседневную жизнь стало нормой. «Но исторические здания не должны блокировать развитие. Каждые новые раскопки выявляют новые объекты, и мы рассматриваем их как дополнительные точки притяжения», – подчеркивает Филиппо Ламбертуччи.

Сохранение истории и интеграция ее в современную городскую среду является актуальной проблемой и для Санкт-Петербурга.

«Методом, позволяющим не нарушить состояние наземных объектов исторического центра и сложных инженерных коммуникаций, является создание глубоких котлованов, причем только открытым способом, – считает заведующий кафедрой геотехники СПб ГАСУ Рашид Мангушев. – Основная проблема, которую приходится решать строителям, – обеспечение устойчивости стенок котлованов и защита от воды. Одним из первых объектов, где был применен данный метод, стал ТЦ «Атмосфера». Там компания «ГЕОИЗОЛ» при устройстве котлована на глубине 18 м использовала сваи, в том числе и анкерные. «Стена в грунте» погружалась в металлический шпунт, рядом траншея глубиной 80 см заполнялась глинистым раствором, который затем выталкивался бетонным раствором. По мере заглубления выстраивались ребра жесткости без анкеров и дополнительных распорок. Эта работа дополнялась мониторингом перемещения вод».

Другим примером применения технологии «стена в грунте» стало строительство комплекса на Мытненской набережной, где для обустройства подземных объектов в грунте устанавливались стены длиной 25 и 30 м, которые достигают кембрийских грунтов.

«До проведения работ было дополнительно проанализировано, как будет влиять котлован глубиной 12 м на близстоящие здания. Выяснилось, что осадка не составит более 40 мм. Возведенная стена в грунте для обеспечения прочностных характеристик имеет неправильную форму, – поясняет Рашид Мангушев. – Стоит отметить, что альтернативная методика – создание шпунтового ограждения, подразумевающее забивку элементов, которое иногда предпочитают строители, приводит к серьезной деформации рядом стоящих зданий».

Для улучшения качества городской среды российские города, так же как и зарубежные, нуждаются в освоении подземного пространства. Отечественные специалисты, обладающие необходимыми навыками и технологиями, готовы предложить разные решения этой задачи, но прежде все же необходимо гармонизировать законодательство.

Любовь Ежелева

В печатной версии название статьи – “Изменить парадигму” (журнал “Строительство и городское хозяйство”, № 169, ноябрь, 2016 г.)

Исследование микрорайона

Новости партнеров

Загрузка...

Смотрите также

X