жк днепропетровская 37 евродвушка

Строим Добро

Тепло и свет для петербуржцев

Юго-Западная ТЭЦ проектировалась с учетом будущего развития территории. Сегодня станция дает тепло и свет, а значит, жизнь современным жилым кварталам, которые выросли за последнее десятилетие.

Ростислав Костюк
Ростислав Костюк

Об истории строительства, сегодняшних задачах по эксплуатации объекта мы говорим с генеральным директором Юго-Западной ТЭЦ заслуженным энергетиком России Ростиславом Костюком, который по праву считает станцию своим детищем.

– Ростислав Иванович, в этом году у вас двойной праздник – пуск второй очереди и 10 лет с момента закладки первого камня будущей ТЭЦ. Вы, без преувеличения, главный свидетель рождения и развития и коллектива, и станции…

– Можно сказать и так: часть моей жизни и жизни людей, что прошли со мной эту дорогу длиной в десять лет, была посвящена станции. После того как была сдана Северо-Западная ТЭЦ, я получил приглашение на работу в Москву. Буквально перед отъездом ко мне обратились с предложением построить новую станцию на юго-западе Петербурга. И, конечно, с учетом опыта внедрения парогазовых установок, я без колебания выбрал второе предложение.

Как показала жизнь, решение о строительстве станции, принятое правительством Санкт-Петербурга в апреле 2006 года, было стратегически верным: без резерва ресурсов устойчивое развитие этой территории было бы невозможным. В декабре 2006-го мы заложили первый камень в основание будущей станции, дав старт забегу на длинную дистанцию с препятствиями.

В этом году мы ввели оборудование, которое генерирует 300 МВт электроэнергии и 215 Гкал/час тепловой энергии

Проект изначально разрабатывали специалисты института «Севзапвнипиэнергопром». В 2007 году было получено положительное заключение экспертизы, и в этом же году на конкурсной основе был выбран генеральный подрядчик – компания «Стройтрансгаз». Мы хорошо поработали тогда, выбирая технологическое оборудование, определяя конфигурацию станции, ведя предварительные расчеты сметной стоимости.

Не обходилось без проблем: постоянно менялись исходные данные по мощностям, как электрической, так и тепловой. Естественно, следом приходилось корректировать проект – поправки в документацию вносились до июля 2009 года. Корректировкой проекта и разработкой рабочей документации занимался научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «Атомэнергопроект».

Согласно утвержденному проекту, мощность станции установили в пределах 570 МВт электрической мощности и 600 Гкал/час – тепловой. Строительство начиналось по первоначальному варианту проекта. Сначала в формате государственно-частного партнерства, а с 2008 года, когда инвестор не смог обеспечить финансирование, объект перешел в собственность города, который сегодня полностью владеет активами.

Пока шла процедура смены собственника, фактически весь 2008 год стройка стояла. Полномасштабная работа началась во второй половине 2009 года. Тепло дали уже в середине 2011 года, а первый блок ПГУ-200 был введен в декабре 2011 года.

Пуск первой очереди прошел успешно, специалисты полностью освоили оборудование, которое достигло проектных технических параметров. Но продуктивную работу станции тормозило отставание темпов жилищного строительства. Иначе говоря, уровень потребления ресурсов не соотносился с уровнем производства тепла и электроэнергии.

Запуск второй очереди станции, к сожалению, затянулся. Прежде всего, безусловно, из-за отсутствия достаточного количества потребителей. Кроме того, были проблемы с поставками газа, но сейчас они благополучно решены городом.

Отличие станции в том, что и электрический, и тепловой комплексы управляются синхронно с помощью АСУТП

Повторюсь, мы переносили строительство, поскольку вводить новые мощности, понимая, что энергоресурсы не будут востребованы, не имело смысла. Если бы запустили станцию раньше, пришлось бы консервировать оборудование, а поставщики тут же воспользовались бы возможностью выставить штрафные санкции за его простой. Больше того, мы бы утратили гарантийные обязательства, которые поставщик дает с пуском оборудования.

Словом, приходилось лавировать, чтобы с минимальными потерями выйти на нужный результат. Подчеркну, мы уложились в проектную стоимость в 12,7 млрд рублей, даже немного сэкономили. Подпортило ситуацию в 2014 году введение санкций и контрсанкций, поскольку основное оборудование было импортное.

К счастью, большую часть поставок мы оплатили заранее и смогли на этом сэкономить. Так или иначе, вторая очередь ТЭЦ вошла в строй и станция достигла мощности – 500 МВт – электрической и 470 Гкал/час – тепловой.

– Сейчас территория Красносельского района – как огромная стройплощадка, жилые дома уже плотно подошли к станции…

– Действительно, новые кварталы растут, но все же не так интенсивно. А наши мощности позволяют обеспечить теплом и светом более 4 млн кв. м жилья, в два раза больше, чем есть сейчас. Можно сказать, мы создали необходимый резерв для нового жилищного строительства.

– И все работы, таким образом, полностью завершены…

– Однозначно так сказать нельзя. Станция, без преувеличения, крупный, высокотехнологичный комплекс, в котором миллионы контактов, связанных между собой. Статистика показывает, что после запуска ТЭЦ спустя год-два обнаруживаются ошибки, допущенные при монтаже, или дефекты изготовления оборудования.

Юго-Западная ТЭЦ
Юго-Западная ТЭЦ

Мой опыт, а я работаю в этой области с 1969 года, позволяет это утверждать. Есть регламент профилактического обслуживания. Через 8000 часов нужно обследовать камеры сгорания газовых турбин, где температура 1200 градусов, проверить, нет ли повреждений. При необходимости усилить защиту металла керамическими плитками, а через 25 000 эквивалентных часов также полагается расширенный профилактический ремонт турбин и вспомогательного оборудования.

Сейчас мы работаем с заводом Ansaldo Energia S.p.A. (Италия) над тем, чтобы увеличить этот промежуток до 33 000 часов, тогда мы выигрываем почти год безостановочной работы.

– Вы не раз называли Юго-Западную ТЭЦ умной станцией. В чем это понятие заключается?

– Это не мои слова. Определение дал Владимир Владимирович Путин, когда побывал у нас в 2011 году. Наша станция действительно умная: управление всеми технологическими процессами автоматизировано и сосредоточено на центральном пульте. Уже не требуется персонал, который был обязателен в обслуживании станций прежнего типа.

Машинисты следят за работой оборудования, сидя перед экраном компьютера. Пуск идет автоматически, с помощью программного обеспечения отрабатывается каждый шаг технологического процесса: подача топлива, синхронизация с энергосистемой.

Задача персонала – подготовить систему к запуску, проверить сигналы защиты и только после этого его осуществить. Если появляются проблемы, программа остановит процесс. Так же в автоматическом режиме, в соответствии с заданием, которое подают диспетчеры, увеличивается нагрузка.

Некоторые элементы автоматизации использовались и ранее, отличие этой станции в том, что и электрический, и тепловой комплексы управляются синхронно с помощью АСУТП. Эта же система ведет мониторинг, анализ технических параметров и экономических показателей. То есть работа отслеживается в онлайн-режиме, это дает возможность немедленно предпринять меры для повышения эффективности.

– В стране объявлена политика импортозамещения. Вы сказали, что основное оборудование, которое было использовано при строительстве, импортное. Мы так безнадежно отстали в этой области или у вас был выбор?

– Ansaldo поставляет газовые турбины. К сожалению, в России турбины необходимой для нашего проекта номинальной мощности не выпускаются. А мы ее определили исходя из надежности обеспечения потребителя. Есть вариант, скажем, использовать одну турбину большой мощности, это дешевле. Но в случае нештатной ситуации, остановки например, подача тепла в жилые кварталы тоже прекращается. Так рисковать нельзя. Потому и был принят проект с несколькими турбинами. Он более надежный – при отключении одной из турбин тепловая мощность снижается только на 20% и покрывается за счет водогрейных котлов.

Решение о строительстве станции, принятое в 2006 году, было стратегически верным: без резерва ресурсов устойчивое развитие этой территории было бы невозможным

Паровая турбина тоже зарубежного производства. Мы встречались с руководством ЛМЗ, но предприятие не имело возможности изготовить оборудование в необходимый по проекту срок. Мы заключили договор с Siemens Industrial Turbomachinery (Чехия). Эту машину 70 МВт чешские партнеры изготовили в срок, и работает турбина устойчиво и надежно. На втором блоке паровая турбина 100 МВт того же производства.

Котлы-утилизаторы – отечественные, изготовитель – Подольский машиностроительный завод. С этим предприятием мы работали, когда строилась Северо-Западная ТЭЦ. Сегодня этот подмосковный завод выпускает котлы для ПГУ различной мощности. Трансформаторы тоже отечественные, изготовитель – завод «Тольяттинский трансформатор».

Первый блок оснащен компрессором производства США, с этой же фирмой мы заключили договор на изготовление оборудования для второго блока. Поставка сорвалась из-за санкций, но штраф за срыв контракта наши партнеры заплатили.

Мы переключились на «Казанькомпрессормаш». На заводе изготовили для станции два компрессора, которые не уступают импортным, а в некотором отношении и превосходят их. И так было по многим позициям.

– А каково сейчас соотношение импортного и отечественного оборудования?

– Если оценивать по количеству основного или, я бы сказал, по весомости оборудования, то примерно 50 на 50.

К сожалению, мы упустили возможность создания производств по выпуску газовых турбин, хотя эти технологии разрабатывались у нас в Петербурге учеными Политехнического института.

Когда увлеклись атомными станциями, вопросам усовершенствования газовых турбин перестали уделять должное внимание. Энергетическое машиностроение у нас так до сих пор и не поднялось на нужную высоту, к сожалению.

– Назовите, пожалуйста, ваших партнеров, тех, с кем вы работали все это время. Планируете ли дальнейшее сотрудничество с ними?

– За эти годы привлекались самые различные предприятия, подрядные компании. Но мы всегда старались рассчитывать на наших питерских специалистов, особенно если это касается монтажных работ различных видов. И готовы с ними работать в будущем. В этом ряду – ЗАО «Трест Севзапэнергомонтаж», ООО «Высотник», ООО «Севзапвнипиэнергопром», ООО «Санкт-Петербург Энергомонтаж», ЗАО «Спецэлектромонтаж», ООО «СевЗапСпецСвязь», ОАО «Энекс» и др.

– На торжествах по поводу пуска второй очереди вы говорили, что строительство ТЭЦ может быть продолжено. Есть ли в этом необходимость?

– В этом году мы ввели оборудование, которое генерирует 300 МВт электроэнергии и 215 Гкал/час тепловой энергии. В нашем арсенале пять газовых и две паровые турбины, пять котлов-утилизаторов и два водогрейных. Но на этом проект не завершается.

Предстоит возвести четвертый пусковой комплекс второй очереди мощностью 70 МВт и 190 Гкал/час. Решение о дальнейшем строительстве пока не принято. Предполагается, что проект будет корректироваться под требуемые мощности.

– Значит, городу предстоит выкраивать из бюджета средства на развитие станции в последующие годы. На какие цели в первую очередь?

– Казенных денег мы использовать не будем. Построим на свои или возьмем кредит. Кстати, и первая, и вторая очередь возводилась за счет заемных и собственных средств. Сегодня станция достаточно эффективна. Нагрузки постепенно возрастают, и потребность в ресурсах есть.

– Будет ли в 2017 году действовать режим особого тарифного регулирования для Юго-Западной ТЭЦ?

– Не действовал и не будет. На первом блоке – вынужденный режим. Правительство приняло такое решение, чтобы уравнять нас с другими поставщиками ресурсов. Все новые блоки, которые вышли из РАО «ЕЭС России», вошли в систему ДПМ (долгосрочная покупка мощности) и получили большую плату за мощность. Остальные работают по системе КОМ (конкурсный отбор мощности).

К сожалению, в КОМ не покрывается инвестиционная составляющая. Нас уравняли со станциями, которые отработали весь ресурс, и у них нет амортизационной составляющей, в системе КОМ амортизация практически нулевая. А у нас же 26%. Еще 50% себестоимости падает на цену топлива. На зарплаты, ремонт, покупку воды, охрану и т. д. приходится 24%.

Цена за 1000 кВт энергии на рынке с 2014 года колеблется в рамках 950–1050 рублей. На рынке мы продаем только 70% выработанной электроэнергии по рыночной цене, остальное – по регулируемым договорам, там цена 1000 кВт не превышает 870 рублей.

– Сегодня все руководители сетуют на качество подготовки специалистов…

– И у нас проблем хватает. Основной контингент, который беспокоит, – это оперативный персонал. Сейчас в штате у нас более 60 специалистов. Принимаем молодых, они год-два работают, набираются опыта и, безусловно, настроены на дальнейший карьерный рост. Если у нас нет вакансий, то уходят и на рынке труда пользуются спросом.

Есть, как и всюду, проблемы с рабочими, например со слесарями. Трудности и с инженерами-электрониками, инженерами-электриками, обслуживающими релейную защиту и автоматику. Словом, как на любом предприятии.

– Вы участвовали в строительстве трех станций: Киришской ГРЭС в Ленинградской области, Северо-Западной и Юго-Западной ТЭЦ в Петербурге. Как за эти годы изменились подходы к делу, чем отличаются эти проекты?

– Работа на Киришской ГРЭС стала моим боевым крещением: я пришел молодым специалистом после вуза, когда начался ввод шести блоков КЭС по 300 МВт. И вырос, отработав 16 лет, от рядового инженера до директора. При мне состоялся вывод станции на проектную мощность – 2 млн 120 МВт. Это, безусловно, была очень хорошая школа.

Северо-Западную ТЭЦ уже строил с нуля. Камень в основание заложили в 1994 году. Не надо и напоминать, что это было за время, но тогда тем не менее удалось выпустить постановление правительства РФ о строительстве головной парогазовой электростанции с блоками ПГУ-450 для отработки всех режимов, дальнейшего тиражирования. Было очень непросто с точки зрения финансирования, оформления документации. Паровые турбины поставлял ЛМЗ, генераторы – «Электросила», насосное оборудование – Пролетарский завод, и все справились.

Газовые турбины и тогда поставляли из-за рубежа (Siemens), но генераторы были свои. Котлы – с Подольского завода, тогда они их впервые начали выпускать. Генераторы, паровая турбина, насосное оборудование, котлы – все делалось впервые специально для Северо-Западной ТЭЦ. Автоматическую систему управления технологическими процессами поставил Siemens. Выключатели 330 кВ для ОРУ-330 – американцы.

Северо-Западная ТЭЦ была первой станцией нового типа, раньше такие не строились. Первый блок Северо-Западной запустили в 2000-м. Второй блок – в 2005-м.

Потом ПГУ-450 пошли в Калининград, Москву, в другие города. Все станции с аналогичными блоками работают устойчиво, надежно. Опыт говорит, что мы при концентрации усилий при желании можем работать эффективно. Ну и у меня была возможность расти самому как инженеру, руководителю, что и происходило во время работы на всех трех станциях. И, кроме того, совершенствовать процесс создания таких объектов все эти годы.

На Северо-Западной ТЭЦ удалось внедрить первую парогазовую установку большой мощности в России. Юго-Западная ТЭЦ строилась не только с учетом обретенной практики в организации процесса, но и на основе новейших технологий. Это надежная, экологически безопасная станция, где созданы комфортные условия для работы персонала.

Сейчас идет режимная наладка, проверка технико-экономических показателей. Предстоит подключить к электроснабжению ближайшие микрорайоны. В перспективе будет построено еще несколько подстанций.

– Скоро профессиональный праздник для вас и вашего коллектива, всех работников отрасли. Что бы вы пожелали вашим коллегам?

– Моим коллегам желаю, чтобы оборудование работало надежно и устойчиво и чтобы в домах петербуржцев всегда были свет и тепло. Ну а в широком смысле – всем здоровья и семейного благополучия. И обязательно мирного неба над головой.

Лилиана Глазова

Другие материалы по теме

X