жк днепропетровская 37

Обращение к человеку: о законах развития городов

Обладатель архитектурных премий, руководитель бюро SPEECH Сергей ЧОБАН уверен: каждый город уникален, но законы правильного развития городов во всем мире – одни и те же.

Сергей Чобан
Сергей Чобан

— Вас называют самым востребованным русским архитектором на Западе, но вы много работаете и в России. Чем вас привлекает создание проектов для Петербурга?

— Это мой родной город. Большую часть своей сознательной жизни я прожил в Петербурге, люблю этот город и, как мне кажется, чувствую его. Поэтому всегда рад возможности проектировать здесь.

— Какова сегодня роль архитектора в развитии города — в Европе и в России?

— И в России, и в мире архитектор формирует сценарий того, что должно строиться в том или ином месте, то есть определяет соотношение функций, плотность застройки, количество свободных пространств. Работая в тесном взаимодействии с властями города или района, где реализуется проект, архитектор предлагает им варианты решения и совместно с другими участниками проекта, с общественностью в первую очередь, ищет наиболее правильный путь развития участка.

— Но архитектор работает также в связке с застройщиком. Какие проблемы существуют сегодня в России в таких взаимоотношениях?

— С застройщиком, с инвестором нужно всегда находиться в самом тесном контакте, потому что иначе невозможно выработать правильный алгоритм реализации проекта, полностью продумать идеологию здания, его насыщение деталями, бюджет, наконец. Также очень важен архитектурный надзор — он нужен для того, чтобы сверять решения, которые были заложены в проекте, с теми, которые принимаются на стадии строительства. Я, например, бываю практически на всех своих объектах, наблюдаю за тем, как они реализуются.

— Какие тенденции определяют сегодня развитие архитектуры в мире и насколько Россия им соответствует?

— Российская архитектура прежде всего должна соответствовать тем потребностям, которые есть внутри самой страны. Нам не нужно ни за кем гнаться. Мы должны создавать удобную и комфортную среду для наших горожан. Жилье, офисы, учреждения культуры и все, что нам необходимо для жизни. Поэтому необходимо учитывать наши собственные традиции использовать решения, которые наиболее гармоничны для наших городов и находят наибольший отклик у их жителей.

Невская ратуша
Современная архитектура может органично вплетаться в ткань исторического города. Я пропагандирую теорию контрастной гармонии
На фото: «Невская ратуша»

Кстати, ключевая мировая архитектурная тенденция как раз и заключается в обращении к человеку и его потребностям, в формировании комфортной среды проживания. Сейчас во всем мире происходит отказ от замкнутых сообществ жильцов, от джентрификации — в приоритете, наоборот, создание смешанных кварталов, стремление к тому, чтобы каждый человек чувствовал себя в городе комфортно. Каждый! А не только некий высший класс.

– В Петербурге вы много работаете с Евгением Герасимовым, в том числе вместе проектировали административно-деловой квартал «Невская ратуша» в центре города. Первая очередь введена в эксплуатацию, а когда будет вторая?

– Сейчас идут переговоры о начале работы над второй очередью. Мы уверены, что рано или поздно проект будет реализован целиком. Этот ансамбль создает в городе, между Старо-Невским проспектом (неофициальное название участка Невского проспекта от площади Восстания до Александро-Невской лавры. – Прим. ред.) и площадью перед Смольным, новое ядро, новый значимый центр притяжения.

Безусловно, этот проект усилит свое звучание, когда туда переедет администрация Петербурга, комитеты городского правительства. Уверен, что это произойдет в ближайшем будущем, но когда именно, пока не могу сказать. И, конечно, самый важный проект, который мы сейчас делаем вместе с Евгением Герасимовым, – это Судебный квартал, в рамках которого будет построен в том числе и театр Б. Я. Эйфмана. Сейчас проект проходит экспертизу.

– Еще один ваш совместный с Евгением Герасимовым проект – это комплекс «Европа-сити» на проспекте Медиков. Какие архитектурные решения в нем применены?

– Особенностью этого проекта является решение фасадов, которые меняются от секции к секции. Важный для меня принцип в архитектуре – чтобы дома не казались монотонными и слишком длинными. Если вы посмотрите на исторические постройки, то увидите, что фасад каждого дома ограничен квартирами или конторами, расположенными вокруг одной лестничной клетки: квартира налево, квартира направо, а потом начинается следующий дом. А в модернистском градостроительстве принято строить огромные дома. Первый, второй, третий подъезд – и все это один фасад. Люди теряются, возникают ситуации, которые мы знаем по фильму «Ирония судьбы», когда человек не может найти свой подъезд, потому что отличить его от других невозможно.

Европа-сити
Мировая архитектурная тенденция — обращение к человеку, формирование комфортной среды проживания
На фото: «Европа-сити»

В «Европа-сити» мы с Евгением Львовичем сделали все фасады разными, причем секции, разработанные его мастерской, чередуются с секциями, созданными нашим бюро. Таким образом формируется разнообразная городская ткань. Важно и то, что в этом комплексе очень гуманная этажность. И хотя это в первую очередь продиктовано близостью к центру города, я считаю, что невысокая этажность, в принципе, очень важный фактор создания комфортной среды проживания. Необходимо снижать этажность в новостройках, расположенных на большем удалении от центра, и за счет этого создавать более гуманную, человечную среду жилых кварталов.

– Как убедить инвестора, что нужно снижать этажность?

– На уровне города, конечно. Путем создания регламента.

– Какие проекты сейчас больше всего нужны Петербургу?

– Петербург – второй по величине город в России, и ему нужны самые разные проекты и функции для того, чтобы гармонично развиваться. Я вообще противник монофункций. Надо бороться за то, чтобы в рамках каждого района сочетались офисы, жилье, культурные и социальные функции, а также качественно продуманные и реализованные общественные пространства. Это необходимо для того, чтобы и новые, и уже существующие районы были наполнены жизнью. Только тогда люди, которые в них живут и работают, будут воспринимать город во всей его полноте.

Главное преимущество города в том, что все близко: живущие в нем люди должны работать недалеко от дома, иметь возможность посещать музей, не совершая путь, который сопоставим по времени с поездкой в другой город. Именно таким образом, на мой взгляд, решаются проблемы спальных районов и разрастания города в целом.

– Таким образом, правильный путь для развития Петербурга – децентрализация?

– Децентрализация разных функций, создание новых районов по взаимодополняющему принципу и сохранение разнообразия функций в центре города. Следует избегать образования монофункциональных районов и обязательно добиваться первых общественных этажей в зданиях. Потому что таким образом обеспечивается функция социального контроля: когда из окон первого этажа видно, что происходит на улице, а человек, который идет по улице, видит окно витрины и окно ресторана, и таким образом возникает взаимоконтроль, общение: изнутри наружу и снаружи внутрь. Это формирует хорошее качество жизни.

Бенуа
Петербургу не нужно останавливаться и ориентироваться только на «вчера». Если город будет современным всегда, он будет интересным
На фото: «Бенуа»

– Полицентричность, объединение функций – насколько, по вашему мнению, важно следовать этим принципам в развитии новой зоны центра Петербурга – «cерого пояса»?

– Безусловно, в «cером поясе» все эти принципы должны найти свое отражение. Ограничение этажности застройки, объединение функций – офисной, жилой, культурной, медицинской. Смешение социальных слоев. Это очень важно для обеспечения органичного сосуществования разных людей, гармоничной, без социальной напряженности, жизни в рамках огромного функционального города.

– Относительно «cерого пояса» уже принято принципиальное решение – развивать эту территорию в рамках градостроительной политики. Может быть, пора начать применение этого принципа ко всем новым районам Петербурга?

– Я давно говорю об этом. В частности, о том, что необходимо выносить культурную функцию в так называемые спальные районы. Там же можно делать и современную архитектуру, с которой все время возникают проблемы в центре города, потому что люди считают, что она недостаточно хорошо вписывается в историческую среду. У меня на этот счет есть свое мнение, но об этом я сейчас даже дискутировать не хочу. В новых районах, без сомнения, можно создавать очень активную и яркую современную архитектуру.

– Что необходимо сделать, чтобы в Петербурге появлялось больше интересных, необычных и в то же время отвечающих духу города архитектурных проектов?

– Чтобы у нас было больше экстраординарных зданий, нужно быть смелее и архитекторам, и городским властям. Я считаю, что современная архитектура может органично вплетаться в ткань исторического города, и пропагандирую теорию контрастной гармонии, то есть гармонии не подобного, а разного.

Кстати, Петербург всегда был современным городом, который во все времена чутко откликался на актуальные тенденции в архитектуре. Почему у нас так сильны классические традиции? Потому что, когда Петербург создавался, неоклассика была превалирующей тенденцией. Если бы он строился сегодня, выглядел бы по-другому.

Не думаю, что Петербургу нужно останавливаться и ориентироваться только на то «вчера», которое было современным во времена, когда он строился. Только если город будет современным всегда, он будет интересным.

Оксана Ермошина

В печатной версии название статьи — «Обращение к человеку» (журнал «Строительство и городское хозяйство», № 170, декабрь, 2016 год)

Похожие сообщения

X