жк днепропетровская 37 квартиры

Актуальное

Контроль и кадры

«Какой бы замечательный стандарт мы ни создали, если нет системы подготовки и отбора кадров, он работать не будет».

«Какое бы постановление ни издали, если нет системы контроля над исполнением, мы ничего не добьемся», – убежден президент Национального объединения организаций экспертизы в строительстве заслуженный строитель России Шота Гордезиани.

Шота Гордезиани
Шота Гордезиани

Последнее десятилетие строительная отрасль живет в режиме реформ: корректируются законы, отменено лицензирование, реформируется система стандартизации, изменена и система самой экспертизы строительных проектов.

– Как вы относитесь к этим переменам? Насколько они были необходимы?

– Процесс перемен только начинается. Мы ушли от Советского Союза и попали в иную экономическую формацию. Естественно, что сразу выработать новые подходы очень сложно.

В начале становления нашего современного государства были даже предприняты попытки сохранить советские традиции в строительстве. Но со временем пришло понимание, что в новых экономических условиях нужны другие подходы. Поэтому я думаю, что процесс становления отрасли начался примерно лет 10–12 назад. Именно тогда появились первые основополагающие документы: в 2003 году – Градостроительный кодекс Российской Федерации, в 2004 году – Закон о техническом регулировании. Они определили направления дальнейшего движения строительной отрасли страны.

Те новеллы, которые были заложены в этих документах, не всегда оптимальны. В этом ничего страшного я не вижу. Жизнь вносит коррективы в наши мысли и планы.

Сейчас идет активное становление отрасли. Один из примеров – у нас была система лицензирования проектной и подрядной деятельности в строительстве, которую заменили саморегулированием. В идеале очень хорошая идея – профессионалы должны сами заниматься своим делом, а бюрократы – им не мешать.

В любом деле основное значение имеет не идея, а люди, которые ее будут реализовывать

Однако, введя саморегулирование, мы не избавились от основного недостатка системы лицензирования – отсутствия контроля за теми, кому предоставляется право на строительную деятельность. Контроля не было при лицензировании, нет его и при саморегулировании. То есть законодатель, дав права, не разработал механизм контроля, без которого даже в устоявшемся обществе возникают проблемы.

До настоящего момента четкого механизма контроля над организациями, которые получают допуски на подрядные, проектные и изыскательские работы, так и не создано.

Без контроля возникает вольница

– Что, на ваш взгляд, следует предпринять, чтобы вернуть контроль в строительную деятельность?

– Ничего зазорного нет в том, чтобы повторить опыт прошлого. В советское время существовало три вида контроля над проектными работами и строительством: авторский, технический и строительный надзоры.

Строители
Научить специалиста быть экспертом нельзя. Это уже должно быть в нем, ему лишь надо дать возможность проявить свои качества

Авторский надзор заключался в том, что проектная организация была обязана сопровождать свой проект, контролировать строительство, вести журнал, в котором записывались все отступления от проектных решений. Сегодня авторский надзор узаконен только для опасных и технически сложных объектов. Для остальных проектов такой надзор может быть организован по желанию застройщика. Но учитывая, что современный застройщик не очень квалифицированный, то он не видит необходимости в таком контроле, из-за чего страдает качество строительства.

Технический контроль организовывала дирекция строительной организации. Этого надзора сегодня не существует. И наконец, строительный надзор осуществляется тоже только для определенной номенклатуры объектов.

В результате возникает парадоксальная ситуация – основная масса объектов, которые финансируются госбюджетом и не входят в число опасных и технически сложных, уникальных, не контролируются. Государство платит, не зная за что.

Отчасти и поэтому обычным делом стал долгострой, произвольно изменяемые проектные решения и так далее.

Отсутствие здоровой конкуренции

– Как вы оцениваете рыночные процессы, которые сегодня формируются в сфере экспертизы?

– Здоровая, интеллигентная конкуренция способна эффективно продвигать любую отрасль и идеи. К сожалению, в строительной отрасли России, на мой взгляд, такая конкуренция отсутствует.

Часто встречаются организации, обладающие допуском на все виды работ, а в их штате всего несколько человек. Какая может быть конкуренция между этой и серьезной компанией, имеющей необходимую технику и профессиональные кадры?

Их конкуренция сводится к одному – цене. А конкуренция в ценовой политике хороша только тогда, когда конкурируют две сильные фирмы, которые могут предложить качественный продукт. Вот тогда они могут состязаться по цене работ, снижая себестоимость продукта за счет внутренних ресурсов. Когда же идет необоснованный сброс цен, речи о конкуренции быть не может. Кстати, существующая система тендеров не предусматривает здоровой конкуренции.

И ведь достаточно слегка скорректировать закон о тендерах, чтобы качество вышло во главу угла, а не цена. Тендер следует проводить по другой схеме. Проекты должны выставляться на экспертизу без сметной части.

Экспертиза дает оценку техническим решениям – безопасность, надежность, устойчивость, взрыво- и пожароопасность и так далее. Затем эта проектная документация выставляется на тендер с предложением участникам оценить стоимость. Их оценки передаются на экспертизу, при которой специалисты определяют достоверную сметную стоимость. Наиболее точно определивший стоимость проекта и должен получать подряд. В этом случае конкуренция станет реальной.

Дом
Без кадров нет качества. Без конкуренции нет движения

Правильный шаг сделало правительство, когда ввело систему негосударственной экспертизы. Предполагалось, что это повысит конкуренцию, качество и оперативность работ, а также несколько снизит цены на эти услуги. Но условий для здоровой конкуренции создать не удалось.

Почему? Почти все соответствующие государственные органы тут же получили аккредитацию на проведение негосударственной экспертизы. Какая может быть конкуренция, если я имею право проводить и государственную, и негосударственную экспертизу? Сам с собой буду конкурировать? Профанация. Обесценили идею.

Еще один мощный удар по качеству был нанесен в 2012 году, когда Минрегион формировал систему аттестации экспертов. В России сегодня экспертом может стать «любое физическое лицо» – так записано в законе, – которое имеет стаж работы в проектной организации не менее пяти лет, если у него есть диплом и нет судимости. Этот человек может пройти какое-то обучение – и вот вам готовый эксперт, способный оценивать и судить работу других специалистов и проектных организаций.

Сегодня мы имеем 10 000 аттестованных экспертов, из которых две трети ничего общего со статусом эксперта не имеют и в услугах которых в нынешних экономических условиях рынок даже не нуждается.

Мы постоянно забываем о том, что в любом деле основное значение имеет не идея, а люди, которые ее будут реализовывать. Другими словами – кадры.

Без кадровой политики

– Видимо, решалась проблема острого дефицита экспертов…

– Но ее не решили. Хороших экспертов по-прежнему крайне мало. А такое количество плохих никому не нужно. Вот они и продают свою подпись под заключением за 3000 рублей.

Я не раз поднимал вопрос об ужесточении условий аттестации – и на экспертном совете в Государственной думе в 2013 году, и на заседании правительственной комиссии у Дмитрия Козака. Все соглашались, но до сих пор вопрос не решен.

– Каким образом следует ужесточить аттестацию экспертов?

– В советское время так просто, как сегодня, стать экспертом было нельзя. Эксперты Главгосэкспертизы были признанной элитой в строительной отрасли. За плечами этих людей был внушительный стаж работы в проектных организациях – лет 10–15, а также созданные ими проекты. Это были авторитетные люди, к суждению которых прислушивались. Существовал мощный стимул у проектировщика желать перехода в ранг эксперта.

Система отбора была простая. Вы приходите в Госстрой защищать свой проект. Если вы чем-то обратили на себя внимание, вас в течение нескольких лет приглашали в качестве внештатного эксперта, проверяли ваши способности анализировать, обосновывать свою позицию и только после этого принимали решение, приглашать ли вас в экспертную организацию.

Нынешние же эксперты с пятилетним стажем не имеют ни опыта, ни собственных проектов. За время своей трудовой деятельности они успели поменять две-три организации, и не понятно, чем в них занимались. Сегодня экспертное сообщество в аттестации специалистов не участвует.

– Так что же, восстанавливать советскую систему? Но отбирать экспертов будут те же «эффективные менеджеры», которые у нас сегодня везде…

– Это тоже наша беда – наши менеджеры все умеют, но ничего как следует. Я допускаю, что менеджер может быть там, где нужно организовать некий процесс. Но когда требуются специальные знания, он должен безоговорочно отойти в сторону.

Нам следует вернуться к тому, чтобы экспертов не штамповали на основе компьютерного тестирования, а тщательно отбирали. Специалиста со стажем 10–12 лет на должность эксперта должна рекомендовать либо его проектная организация, либо экспертная организация, в которой этот проектировщик защищал свои проекты.

Не всем специалистам дано быть экспертом. Человек может быть хорошим проектировщиком, прекрасным преподавателем, но очень слабым экспертом, потому что в этой профессии требуются совершенно иные качества.

Стандартизация статистов

– Какие проблемы вы считаете сегодня главнейшими в строительной отрасли?

– Две проблемы: кадры и конкуренция. Без кадров нет качества. Без конкуренции нет движения.

Хотя сегодня есть несколько рабочих групп в Минстрое, которые пытаются исправить ситуацию. Мы, то есть НОЭКС, в настоящее время плотно работаем с ФАУ «РосКапСтрой», которому поручена аттестация экспертов, – отрабатываем вопросы для тестирования и, наверное, вместе с ними будем вырабатывать систему аттестации, которая позволит действительно отбирать экспертов, а не набирать статистов.

– Сейчас много говорят о необходимости введения неких стандартов, которые позволят повысить уровень экспертов.

– Я противник стандартов. Когда говорят о стандартах, я понимаю, что кто-то хочет облегчить свою жизнь и формализовать процесс, результатом которого станет появление серой, одинаково мыслящей массы.

Экспертиза – творческая деятельность. Можно ли сформулировать профстандарт художника? У каждого свое видение, понимание, оценка и средства доведения своего восприятия мира. Эксперт – как заслуженный артист. Разработайте, пожалуйста, профстандарт заслуженного артиста.

Я посмотрел несколько разработанных проектов. Это обычные должностные инструкции. Они есть в каждой организации и регулируют ритм и стиль работы. Не представляю себе стандарты в той области, в которой нужны знания. У каждого из нас не может быть одинакового уровня знаний.

Но я за то, чтобы создать критерии, по которым можно было бы оценивать квалификацию специалистов для их карьерного роста. Причем в перечень критериев должны входить стаж работы не меньше 10 лет, созданные проекты, моральные качества, мнение профессионального сообщества о вас и вашей работе.

Более того, в России есть эксперты, которые не аттестованы, но когда готовится строительство уникальных объектов, именно их приглашают на экспертизу. Их знания и опыт никакая бумажка об аттестации не заменит.

Научить специалиста быть экспертом нельзя. Это уже должно быть в нем, ему лишь надо дать возможность проявить свои качества, способность быть оценщиком, судьей работ других специалистов.

Так что, какой бы замечательный стандарт мы с вами ни создали, если нет системы подготовки и отбора кадров, он работать не будет. Какое бы постановление мы ни издали, если нет системы контроля над исполнением, мы ничего не добьемся.

Александр Сычев

Другие материалы по теме

X