Актуальное
160_600_Поплавок_уши_Строим_добро

В Монрепо придут реставраторы

Весной 2017 года в парке Монрепо начнется первая в его истории комплексная научная реставрация. Планируется, что за три года ландшафтному шедевру будет возвращен исторический вид.

Рафаэль Даянов
Рафаэль Даянов

О том, что стоит за этими словами, знает архитектор Рафаэль Даянов, директор архитектурного бюро «Литейная часть-91», в котором разработан проект восстановления памятника. Проект прошел государственную экспертизу и еще до конца года может обрести исполнителя – генподрядчика работ.

– Как вы получили заказ на разработку этого проекта?

– Три года назад мы в консорциуме с компанией «Новая Эра» выиграли конкурс на восстановление парка Монрепо – и ландшафта, и зданий – и приспособление под современное использование. Конкурс был организован Фондом инвестиционных строительных проектов Санкт-Петербурга по заявке Международного банка реконструкции и развития. Три года мы занимались разработкой проекта. В ней участвовало больше десятка смежных подразделений: археологи, ландшафтные архитекторы, биологи и т. д. Иначе невозможно – это
уникальный, сложнейший проект.

– В чем состоит главная сложность?

– Дело в том, что Монрепо – единственный в своем роде скальный парк в России, других таких нет. Так что проектные работы были связаны не только с архитектурными объектами и ландшафтом, но и с водой, береговыми сооружениями, гранитными формированиями. С фитоцинозом (совокупность популяций растений на относительно однородном участке земли. – Прим. ред.), почвами, деревьями, мхами, птицами и т. д. Необходимо было сохранить исторический ландшафт парка и вернуть утраченные композиции. Это очень тонкая работа. Тем более что зеленые насаждения оказались большей частью в болезненном состоянии: придется проводить санитарные чистки.

– С чего вы начинали работу над проектом?

– Сначала мы провели обследование – изучили территорию и сооружения на ней. И быстро обнаружили, что это удивительный пейзажный парк. В каждой точке ландшафтные картины постоянно меняются. И потом, само сочетание скал, воды и зеленых насаждений – это поразительно, то, как они были скомпонованы! Вот это самое удивительное.

Если говорить о зданиях, тут ничего сверхъестественного нет – хотя мы получили почти утраченные объекты. Поэтому скрупулезно собирали и изучали все, что имело к ним отношение. Были обнаружены исторические материалы, фотографии, личные альбомы владельца и создателя Монрепо, президента Санкт-Петербургской академии наук Людвига Генриха Николаи, хранящиеся в архиве кинофотодокументов. Мы обращались в архив города Хельсинки, и нам любезно разрешили воспользоваться документацией, которая имеет отношение к Монрепо. Она нам очень пригодилась.

СПРАВКА


Скальный пейзажный парк Монрепо – памятник садово-паркового искусства конца XVIII – начала XIX века, лесопарковый массив, часть акватории бухты Защитная и прибрежные острова. До 1940 года находился на территории Финляндии.

Общая территория музея-заповедника (парковая и лесопарковая зоны) составляет 161,4 га.

Расцвет Монрепо связан с именем президента Санкт-Петербургской академии наук Людвига Генриха Николаи, который приобрел имение в 1788 году.

В 1940 году наиболее ценные предметы из Монрепо были вывезены в Государственный Эрмитаж.

В 1960 году объявлен памятником истории и культуры республиканского значения.

В годы советской власти и после перестройки шло разрушение парка. К концу 1980-х некрополь был осквернен, павильоны сломаны, дренажная система вышла из строя, часть прудов высохла, другая превратилась в болото.


– Какой будет площадь работ?

– Площадь исторической части парка составляет 35 га, и еще 161 га относится к буферной зоне. Ее тоже нужно сохранить полностью. Просмотреть деревья, определить поврежденные и больные. Если этого не сделать, болезнь перекинется на историческую часть парка. Это большое хозяйство, которое требует огромных финансовых вложений. Пользователь должен научиться зарабатывать деньги, чтобы содержать парк, в том числе и за счет использования территории буферной зоны. Здесь могут быть организованы, например, тропы здоровья, велодорожки. Сейчас большая часть дорог на территории парка и буферной зоны разрушена водой. В буквальном смысле хлюпает под ногами.

– Откуда эта вода берется?

– В парке нет системы водоотведения. Поэтому самая сложная часть проекта была связана с экологической экспертизой и получением разрешения на дноуглубительные работы в бухте Защитной, на берегу которой расположен парк. Она засорилась, обмелела и превратилась в болото, в результате ил выносится из воды на территорию парка. Часть береговой линии заросла, набережная разрушилась, камни попадали в воду, и теперь их надо вынимать.

Этим придется заниматься со стороны воды, потому что со стороны парка проводить работы невозможно: тут нужна тяжелая техника, а она его просто уничтожит.

Когда циркуляция воды восстановится, островные сооружения в бухте перестанут быть частью болота и снова станут островами. Будут организованы водные развлечения, лодочные прогулки.

– Это тоже историческая деталь?

– Да, исторически кроме прогулок по набережным, холмам, сложному гранитному рельефу можно было совершать еще и водные. После реставрации такая возможность вновь появится. Мне кажется, это будет интересно посетителям, потому что вид на Монрепо с воды – особый. Кроме того, в парк вернутся исторические мостики, памятники. Будет восстановлен и усадебный комплекс: дом и библиотечный корпус. Сейчас они лежат в руинах и закрыты для посетителей, но будут воссозданы в том виде, какой имели при Николаи.

Мы привнесли сюда только один элемент: пандусы для маломобильных групп населения. На все восстанавливаемые объекты будет обеспечен доступ людей с ограниченными возможностями. У нас даже отдельная тропа предусмотрена для посетителей на колясках.

– В Монрепо до сих пор нет освещения. После реставрации оно появится?

– Там его никогда не существовало. И сейчас это «планета Железяка»: в парке нет ни электричества, ни систем водоснабжения и водоотведения. Нам нужно было придумать, как все это организовать. Внизу же – гранит. Кроме того, необходимо сохранять и деревья.

Карта
(Чтобы увеличить, кликните на изображение)

Пришлось проводить археологические работы в местах планируемых трасс для прокладки сетей. Без коммуникаций не обойтись. Парк важно приспособить под современные функции и круглогодичное использование. Монрепо по-прежнему любим и популярен, здесь всегда огромное количество посетителей. Иными словами, вся современная инфраструктура чрезвычайно необходима – мы же не будем дровами топить и воду ведрами носить!

– Как предполагается восстанавливать и использовать усадебные постройки?

– По фотографиям, сохранившимся в альбоме Николаи, по небольшому количеству уцелевших деталей убранства будут восстанавливаться конструкции и интерьеры зданий. К сожалению, нам не удалось найти живописный плафон, который раньше украшал потолок главного зала усадьбы, в котором после завершения реставрации планируется организовывать концерты. На фотографиях видно, что их устраивали именно в этом зале. Мы проводили переговоры с Эрмитажем, Русским музеем о том, чтобы они разыскали для Монрепо плафон того же размера и периода, что и утраченный. Результата нет, но мы решили пока не воссоздавать плафон: замена еще может найтись.

НА ЗАМЕТКУ


Проектирование ведется в рамках реализации программы «Сохранение и использование культурного наследия в России».

Государственный заказчик – Министерство культуры Российской Федерации в лице Фонда инвестиционных строительных проектов Санкт-Петербурга.

Финансирование проекта ведется за счет средств государственного займа между Российской Федерацией и Международным банком реконструкции и развития.


– Как будет восстанавливаться коллекция предметов интерьера усадьбы, домашняя утварь?

– В правительстве Ленинградской области нас уверили, что мебель, люстры, бра, возможно, удастся переместить в усадьбу Монрепо из других музеев. Кроме того, не исключено, что какие-то оригинальные предметы будут переданы нам финскими коллегами. Такие вещи могли сохраниться в частных собраниях старинных предметов. Один из финских коллекционеров уже передал нам полотенца из усадьбы Монрепо. Все это будет представлено в экспозиции музея, который откроется в усадебном доме.

Кстати, огромную исследовательскую работу уже провели историки и искусствоведы Музея-заповедника «Парк Монрепо». Они, например, разыскали и предоставили нам палитру исторических обоев, которые во времена Николаи использовались для отделки стен во флигеле усадебного дома. Планируется создать композицию, которая будет показывать, как переклеивались эти обои и где можно будет рассмотреть все слои.

Но в первую очередь в усадьбу должны прийти художники-реставраторы высшей категории. Они будут снимать штукатурные слои, складывать на специальные стеллажи, фиксировать, где какая деталь находилась, а затем устанавливать все на место.

– Были ли еще какие-то сложности при разработке проекта?

– Они были связаны с приспособлением объекта культурного наследия под современное использование: с устройством хозяйственного двора. С подобными трудностями сталкивались, например, авторы проекта реконструкции Летнего сада. Хозяйственный двор необходим, чтобы организовать уход за зеленой зоной. В то же время он не должен быть на виду. Но Летний сад по сравнению с Монерпо просто крошечный. На площади в 35 га одна только стрижка газонов чего стоит! Не говоря уже об уборке снега, о подготовке посадочного материала. Нам нужно было придумать, где поместить технику, людей, инвентарь – все необходимое для ухода за огромным пространством. Но и эту задачу решили.

На содержание парка также потребуются немалые деньги, ведь нужно еще суметь сохранить это. Поэтому я думаю, что вход в Монрепо будет платным. Кроме того, появится возможность зарабатывать на содержание парка за счет дополнительных услуг организации различных экскурсий, проката лодок и другого инвентаря.

– В какой стадии сейчас находится подготовка к реализации проекта?

– Мы прошли государственную экспертизу, очень сложную, особенно в экологической части. Сейчас ФИСП проводит конкурсные процедуры по выбору генподрядчика, которому после завершения реставрационных работы предстоит в течение трех лет содержать объект. Это серьезное и трудное дело.

Мы, в свою очередь, ведем переговоры по поводу авторского надзора, который будем вести в процессе реализации проекта, и занимаемся подготовкой рабочей документации.

– Когда парк закроется на реставрацию?

– Я думаю, к реставрации мы приступим весной, но парк закрываться не будет. Если он будет недоступным для публики три года, туда, как говорится, «зарастет народная тропа». Этого ни в коем случае нельзя допустить. И потом, закрыв парк, мы также рискуем потерять персонал, который сейчас работает. Поэтому процесс строительства будет вестись этапами и парк останется доступным.

Оксана Ермошина

Похожие сообщения

X