Актуальное

Камень преткновения: о реставрации Казанского собора

Споры вокруг реставрации фасадов Казанского собора продолжаются уже больше пяти лет.

Казанский собор
Результаты уже проведенных работ на фасадах Казанского будут исследованы под руководством Минкультуры и КГИОП с привлечением экспертов из Союза реставраторов

Одни специалисты считают, что работы выполняются некачественно и губят памятник. Другие утверждают, что реставрация ведется грамотно, а значит, нет оснований для беспокойства за судьбу архитектурного шедевра.

Экзотический окрас

Полемика вокруг Казанского собора давно вышла за пределы научного сообщества – в дискуссию оказалась вовлеченной широкая общественность. Ситуацией заинтересовалось Министерство культуры РФ, прокуратура, «Народный фронт», городские и думские депутаты.

В начале декабря прошлого года петербуржцы обеспокоились тем, что со стороны набережной канала Грибоедова отреставрированный фасад Казанского собора потемнел и покрылся пятнами экзотической расцветки – «под леопарда». Комитет по государственной охране памятников Петербурга (КГИОП) приостановил продолжение реставрационных работ – до тех пор, пока не будет тщательно исследовано то, что уже сделано.

Сейчас средства выделяются лишь на проектные работы. Как сообщила руководитель Дирекции заказчика по реставрационным работам КГИОП Наталья Дзядько, в 2017 году на эти цели планируется направить около 2 млн рублей.

В середине декабря 2016 года первый заместитель председателя КГИОП Александр Леонтьев заявил журналистам, что решение о приостановке работ комитет заставило принять «негативное отношение общественности, которая считает, что реставрацией Казанского собора занимаются неграмотные специалисты». Александр Леонтьев подчеркнул, что он с этим не согласен, а результаты уже проведенных работ на фасадах Казанского будут исследованы под руководством Минкультуры и КГИОП с привлечением экспертов из Союза реставраторов.

«Будут изучены барабан и купол собора, а также разработан проект реставрации южного и восточного фасадов здания», – пообещал Александр Леонтьев. Он предупредил, что объективные результаты исследования могут быть получены только летом 2017 года.

Без права на ошибку

Пожалуй, ни один городской памятник за последние годы не вызывал в процессе реставрации таких продолжительных и жарких споров. Когда они еще только начинались, доктор геолого-минералогических наук Андрей Булах, выступавший как эксперт, когда Казанский собор готовили к последней реставрации, пояснял корреспонденту журнала «Строительство и городское хозяйство», что ситуацию с Казанским собором и в самом деле следует считать исключительной. Дело в том, что здание построено из пудостского камня, ноздреватого известняка, которого больше нет в природе. Единственное месторождение под Гатчиной давно выработано. Поэтому, если с реставрацией и в самом деле что-то идет не так, заменить испорченные участки фасада «родным» материалом не получится. Так что люди, которые отвечают за организацию и выполнение работ, не имеют права на ошибку. Если камень пострадает, памятнику действительно будет нанесен непоправимый вред.

По словам Андрея Булаха, состояние пудостского камня, которым облицован Казанский собор, мягко говоря, уже давно далеко от идеального. Известковый туф – это капризный материал, хрупкий, пористый, слоистый, в него легко забиваются пыль и грязь, поэтому ухаживать за ним очень сложно. И все-таки архитектор Андрей Воронихин для облицовки Казанского собора, который создавался как реплика собора Святого Петра в Ватикане, выбрал именно пудостский известняк. По всему фасаду блоки камня были положены таким образом, чтобы слои везде были горизонтальны, а в некоторых местах на фризах слоистость расходилась веером. «Воронихин намеренно создавал этот рисунок так, чтобы фактура и все естество слоистого и ноздреватого природного камня были видны так же, как на стенах Святого Петра в Риме, – сказал Андрей Булах. – Реставрируя собор, мы обязательно должны сохранять, а ни в коем случае не менять и не дополнять созданное Воронихиным».

Добраться до авторского замысла

В 1965 году во время реставрации Казанского собора те места, где в каменной облицовке колонн обнаружились сколы, закрыли небольшими вставками-заплатами из остатков пудостского камня. Но они со временем становились все более заметными. Особенно сильно пострадали выкружки внизу колонн – в тех местах, куда попадает больше всего дождевой воды. Все это учитывалось специалистами, которые разрабатывали методику нынешней реставрации, к которой приступили в 2011 году.

 

Казанский собор
В КГИОП обещают, что накрывка полностью впитается в пудостский камень примерно через два года

В основу технологии легли разработки НИИ «Спецпроектреставрация» и архитектора-реставратора Александра Гессена, одного из основателей Ленинградской школы реставрации, автора проектов восстановления многих архитектурных памятников Петербурга и пригородов.

«Главная идея была – очистить фасады от поздних наслоений, особенно перхлорвиниловой краски, которая появилась в 1950-е на фасадах не только Казанского собора, но и других зданий города, – подчеркнул Александр Леонтьев. – Была мода, она пришла из Европы, где считали, что это – панацея, защищающая фасады от загазованности, углекислого газа и прочих агрессивных воздействий. Но оказалось, это не так. Это влагонепроницаемая оболочка, которая губит под собой все, что только может».

Как сообщил журналистам главный архитектор проекта реставрации фасадов Казанского собора Марк Коляда, в 2011 и 2012 годах работы шли на западном и северном фасадах собора, а также на северном портике. Заказчиком выступало Министерство культуры России.

Начинали реставрационные работы с  того, что западный портик промыли водой с детским мылом, а колонны со стороны Невского проспекта очистили, продувая через компрессор под большим давлением мельчайший порошок кварца. «В результате камень приобрел свой природный вид и цвет, но пришлось делать новые заплаты на изношенных местах, – пояснял выбор технологии Андрей Булах. – А так как в Пудостском месторождении уже ничего не осталось, использовали для этого другой известняк. Он хоть и похож на пудостский, но все-таки не тот, поэтому вставки-заплаты получились грубыми, бросающимися в глаза. Чтобы скрыть заплаты, добиться однородности, на стены решили нанести известковую накрывку».

Чистейшую известь для изготовления накрывки, которая, по сути, представляет собой очень качественное известковое молоко, тонированное природными пигментами, приобрели в Германии. По замыслу авторов методики, известь должна полностью впитаться в очищенный пудостский камень, так что его природная фактура, его ноздреватость, слоистость и пористость, которые были так важны для Воронихина и составляют неотъемлемую часть авторского замысла великого русского зодчего, останутся неприкосновенными.

Загадочный состав

Разговоры о том, что технология реставрации фасадов Казанского собора нарушена, начались как раз в тот период, когда рабочие стали наносить известковую накрывку. «Я поднялся на леса, чтобы посмотреть, как идет работа, – рассказал Андрей Булах. – В это время рабочие наносили известковый раствор – накрывку. И оказалось, они стараются сделать так, чтобы «молоко» было погуще и меньше стекало вниз. Через несколько месяцев я выполнил химический анализ накрывки – соскоблил пробы со стены. Анализ показал, что в раствор добавлены гипс и кремний – а это признак внесения клея. Это уже не идеальная чистая известь из Германии. Это раствор, который плотнее скрепляется с камнем. Тем более что рабочие применяли технику торцовки, чтобы известь крепче входила в ячеистую поверхность камня».

По словам Андрея Булаха, природная слоистость, ноздреватость туфа под таким покрытием исчезла примерно на 70%. Марк Коляда признает, что в составе известкового раствора есть добавки – цементные. Это из-за них на колоннах после дождя и мокрого снега появляются «леопардовые» пятна, насторожившие градозащитников.

В КГИОП обещают, что накрывка полностью впитается в пудостский камень примерно через два года. А председатель Союза реставраторов Санкт-Петербурга Нина Шангина предлагает уже в ближайшем будущем «провести экспертизу по химическому анализу, чтобы подкрепить мнение, что состав полезен для камня». Но, по мнению Андрея Булаха, накрывка с таким составом не может полностью впитаться в камень – она частью «приклеется» к нему намертво, а частично будет осыпаться.

Андрей Булах и его коллеги не раз пытались привлечь внимание властей к обнаруженной ими проблеме, но им отвечали, что реставрационные работы выполняются правильно. И они продолжались.

В 2015 году заказчиком выступало уже не Министерство культуры, а КГИОП. Работы велись на восточной и западной колоннадах здания собора с проездными арками северного фасада.

Большая разница

По мнению Андрея Булаха, реставрировать Казанский собор нужно таким же образом, как это делают в Риме с собором Святого Петра, который тоже построен из туфа. После очистки мощной струей воздуха и измельченным в пыль песком итальянцы свой собор больше не трогают. Большие дыры пломбируют известью, перемешенной с измельченной мраморной крошкой, и так и оставляют. «Вещи стареют, и в этом есть своя красота и особая прелесть», – считает Андрей Булах.

Казанский собор
Природная слоистость, ноздреватость туфа под таким покрытием исчезла примерно на 70%

Однако эксперт ООО «Рестауро» Борис Петров утверждает, что сравнивать собор Святого Петра в Риме с Казанским собором некорректно. Одна из причин – большая разница в климатических условиях между солнечной итальянской столицей и холодным дождливым Петербургом.

«Но главное – это местоположение, – аргументирует Борис Петров. – Казанский собор находится в центре города, рядом центральная магистраль – Невский проспект. Около собора припарковываются туристические автобусы, которые в ожидании туристов не выключают двигатели. А вокруг собора Святого Петра – маленькие улочки, не загруженные транспортом, и пешеходная зона. Также нужно учесть разную конструкцию колонн: у собора Святого Петра они гладкие, а у Казанского – рельефные, а в рельеф быстрее забивается грязь».

Тем не менее, признает Борис Петров, ситуация с поражением обоих памятников практически одинаковая. Почему из-за этой разницы колонны Казанского собора нужно после очистки покрывать накрывкой сомнительного состава, а колонны собора Святого Петра – только очищать, осталось непонятным.

По мнению президента Фонда возрождения архитектурного облика русских городов Дмитрия Лагутина, тем более этими обстоятельствами никак не объясняется тот факт, что покраска Казанского собора по сравнению с реставрацией собора Святого Петра в Риме обошлась почти вдвое дороже. «На покраску 62 колонн и двух портиков Казанского собора в 2015 году было выделено 90 млн рублей, – говорит Дмитрий Лагутин. – Получается 1,5 млн рублей на одну колонну площадью 45 кв. метров. Это 32 000 рублей, или 500 евро по курсу двухлетней давности, на квадратный метр. Тогда как реставрация квадратного метра площади собора Святого Петра стоила 311 евро», – сравнивает Дмитрий Лагутин.

«Это неправда, – заявил зампред КГИОП Александр Леонтьев. – Средняя стоимость ремонта Казанского собора, учитывая все высокохудожественные работы, составляет 3300 рублей за квадратный метр. По сравнению с 311 евро, которые идут на реставрацию в Риме, цены несоизмеримы».

Оксана Ермошина

В печатной версии название статьи – “Камень преткновения” (журнал “Строительство и городское хозяйство”, № 171, март, 2017 год)

Похожие сообщения

X