жк днепропетровская 37

Актуальное

Счастливый знак: о работе трубочистов в Петербурге

Есть старинное поверье: встреча с трубочистом приносит удачу. Вот уже почти 15 лет трубочисты из петербургского ООО «ЧИМНИ» ежедневно дарят ее своим клиентам. И дело тут, конечно, не в примете, а в профессионализме и качестве работы специалистов компании.

ТрубыСегодня именно «ЧИМНИ» доверяют работы в самых ценных исторических зданиях и памятниках культуры. В их числе Эрмитаж, Адмиралтейство, Московский Кремль. Нынешний год для предприятия – юбилейный.

Генеральный директор ООО «ЧИМНИ» Александр Щеглов рассказал нашему журналу, с какими результатами компания подошла к этой важной вехе и что готова предложить своим клиентам в будущем.

–  Александр Павлович, у вашей компании такая редкая и интересная специализация, насколько сегодня такие услуги востребованы? Сколько объектов на вашем счету и какие были самыми интересными?

– «ЧИМНИ» действительно одна из первых трубочистных компаний на рынке Петербурга. Мы начинали в 2002 году и с тех пор обслужили более 3500 объектов, включая 187 исторических зданий.

Со многими заказчиками работаем с тех пор, как от- крыли свое дело, и очень дорожим этим. Сейчас компания одновременно ведет больше 300 объектов, в их числе около 200 ресторанов и кафе. Еще около 100 зданий разного назначения находятся у нас на обслуживании: в них мы ведем профилактику систем вентиляции и кондиционирования.

Для наших специалистов важен каждый объект, мы не делим заказы на интересные и неинтересные. Есть работы разного уровня сложности, и все они должны быть выполнены одинаково профессионально и качественно.

– Какими были годы становления компании, с чего все начиналась?

– Сначала мы занимались только обследованием и восстановлением внутристенных каналов исторических зданий, включая обмуровку. Это нужно, чтобы возобновить в домах естественную и принудительную вентиляцию. Тогда почти никто на рынке этого не делал, так что «ЧИМНИ» стояла у самых истоков. Мы первыми создали систему исследования внутристенных каналов и начали использовать для этого видеокамеры. Изготавливали их сами – тогда на рынке таких, какие нам были нужны, не было.

– Какие новые направления работы появились у «ЧИМНИ» за последние годы?

– Вторым направлением стала очистка от жира систем вентиляции в ресторанах и кафе, а также дезинфекция вентканалов. Сейчас нас приглашают выполнять эти работы уже и в поликлиниках, и в больницах. Третье направление логически продолжило первое: мы занялись проектированием и монтажом систем вентиляции и кондиционирования воздуха. Эти услуги очень востребованы, заказы идут из разных городов. Но когда ставишь систему, нужно обеспечить и гарантийное обслуживание. Так у нас открылось четвертое направление – гарантии и сервиса. Со временем появились заказы на обслуживание систем, которые монтировали другие компании. Такой сервис необходим во всех зданиях, особенно федерального значения.

– В чем особенности работы с историческими зданиями?

– Любое из них прежде всего нужно тщательно изучить. Нередко для этого приходится работать в архивах, разыскивать специальную литературу, чертежи. Все это нужно, чтобы понять, кем, как и для каких целей создавалось здание, каким был образ жизни его хозяев. Когда знаешь ответы, можешь понять, какая система вентилирования и отопления заложена в том или ином объекте и почему именно такая. Я не устаю удивляться тому, насколько это были красивые, умные и точные решения.

– Каких целей они позволяли достичь?

– Одна из наших недавних работ – ремонт системы вентиляции в Казанском соборе. Когда он был построен, движение воздуха в храме позволяло не только поддерживать внутри нужную температуру, оно было организовано так, что каждый, кто находится в этом огромном помещении, слышал все, что говорит священник. Во дворце великого князя Михаила Михайловича на Адмиралтейской набережной, где мы также работали, система воздухообмена создавалась с учетом того, что зимы хозяин планировал проводить за границей. Поэтому во всем дворце в холодное время обеспечивалась постоянная циркуляция воздуха, чтобы меньше приходилось топить. А когда мы готовились к работам в Великокняжеской усыпальнице, узнали, как за счет особенностей системы отопления и вентилирования достигалось, чтобы в комнатах, где отдыхали члены царской семьи, всегда было тепло, а в самой усыпальнице – прохладно. Иными словами, в каждом здании создавали такую систему воздухообмена, чтобы оно максимально эффективно выполняло свои особые функции.

– Есть ли в городе исторические здания, где сохранились оригинальные системы вентиляции?

– Их давно не существует. Когда после революции в старых домах устраивали коммуналки, для жильцов самое главное было – сохранять тепло. Вентиляционные решетки заклеивали, уничтожали. При капремонте старых домов бетонные плиты зачастую бросали прямо на вентканалы, перекрывая их. Но когда дом не дышит, он быстрее разрушается, в помещениях появляются сырость, грибок.

Крыша

Сейчас, когда нас приглашают восстановить воздухообмен в исторических зданиях, конструктив которых был серьезно нарушен, найти решение зачастую бывает непросто. Но, конечно, выход всегда есть.

– Получается, в каждом случае нужен индивидуальный подход?

– Каждый новый объект ставит перед нами новые задачи. Например, в Эрмитаже мы искали и восстанавливали внутристенные вентиляционные каналы, а они здесь сложной конфигурации и в длину достигают 24–25 метров. В советское время в процессе ремонтов в каналы сбрасывали строительный мусор, и они оказались забитыми, поэтому поиск был трудным делом. Иностранная компания, которая работала до нас, с ним не справилась, хотя и отчиталась, что все готово. Нам пришлось доказывать, что это не так, и все делать заново. При этом один из каналов нужно было прочищать не сверху, как обычно, а снизу – иначе к нему было не подступиться. Сейчас на такие случаи есть специальное оборудование, но тогда его не было, поэтому мы сами придумывали всякие хитрые приспособления. Ребята пробивали канал из подвала, работали в противогазах – воздух был буквально пропитан пылью. В какой‑то момент прибежали пожарные: показатели на датчиках были такие, будто произошло задымление. Но в Эрмитаже мы не только искали, чистили, восстанавливали каналы, делали обмуровку. Мы также ставили вентиляционные решетки. Сами их изготавливали – по образцу исторических. Для этого понадобился особый латунный багет. Никто не мог сделать такой, как было нужно, поэтому мы сами изобрели станок. Сейчас в Эрмитаже нами установлено уже более 300 вентрешеток.

– У вас много собственных изобретений?

– Хотя мы используем самые современные технологии и оборудование, без собственных изобретений не обойтись.Даже если речь идет о работах в современных зданиях. Например, ребята из нашего отдела очистки используют пылесосы, щетки и даже растворы собствен‑ой разработки. Как говорит начальник отдела Николай Артемьев, они не только ни в чем не уступают западным аналогам, но в российских условиях более эффективны и стоят дешевле. Мы применяем собственный подход в том числе и в подготовке кадров. Поэтому в нашем коллективе многие сотрудники – настоящие универсалы, каждый может заменить узкого специалиста. Особенно это важно для тех, кто работает в нашем отделе гарантии и сервиса, которым руководит Валентин Гладиборода. Современные системы вентилирования и кондиционирования настолько сложны, многокомпонентны и разнообразны, что нужно очень много знать и уметь, чтобы грамотно их обслуживать.

– Юбилей – это время не только подводить итоги, но и строить новые планы. Какие задачи вы ставите перед собой на будущее?

– Задачи у нас простые: работать, внедрять новые технологии, развиваться. Мы стремимся к тому, чтобы как можно больше зданий дышали легко и свободно и чтобы наши возможности способствовали росту возможностей наших клиентов, принося им удачу.

Оксана Ермошина

В печатной версии название статьи — «Счастливый знак» (журнал «Строительство и городское хозяйство», № 175, 2018 год)

Другие материалы по теме

X