жк днепропетровская 37 евродвушка

Актуальное

Творчество в современной архитектуре

О том, как увязать потребность в новом строительстве с традиционным обликом города, принесшим ему славу, и о том, где проходит грань между авторской свободой и градостроительной ответственностью архитекторов рассуждают участники круглого стола:

Президент Союза архитекторов СПб Владимир Васильевич Попов,

Руководитель архитектурной мастерской «Студия 44» Никита Игоревич Явейн,

Руководитель ООО «Архитектурная мастерская Цехомского В.В.» Владимир Викторович Цехомский,

Руководитель архитектурной мастерской Мамошина Михаил Александрович Мамошин,

Заместитель председателя КГА Виктор Ефимович Полищук

– В последнее время в городе происходят скандалы, связанные с возведением новых зданий в центре Петербурга. Чья вина в том, что в современной архитектуре появляются подобные ошибки?

В. В. Попов:

– Основная вина за появление названных ошибок (Биржа, «Финансист», «Монблан», застройка набережной Робеспьера) лежит на архитекторах-чиновниках, возглавляющих КГА, которым поручено согласовывать градостроительные проекты. Все эти проекты были подписаны ими без какого-либо профессионального коллективного рассмотрения. В то же время нельзя отрицать вину авторов таких проектов, нарушивших главные заповеди петербургского ансамблевого градостроительства.

Н. И. Явейн:

– Главная проблема – отсутствие жестких регламентов, что позволяет отдельным заказчикам и их лоббистам наживаться за счет города. Масса дыр в законодательстве на фоне бездействия власти или отсутствия у нее четкой позиции.

В. В. Цехомский:

– На кого возложить персональную вину за то, что страна переживала сложный переходный период? Менялись законы, менялась сама жизнь, менялось сознание людей. Меня лично радует, что наши питерские градостроительные ошибки не катастрофичны.

У нас нет 30-метровой статуи Петра I где-нибудь возле Стрелки, нет небоскреба в «Новой Голландии». Если бы еще удалось сдвинуть Газпром к Ладожскому озеру, то можно было бы сказать, что Петербург устоял в сложное время.

– Какие экономические, правовые, административные рычаги необходимы для улучшения ситуации?

В. В. Попов:

– Необходимо возобновить профессиональное рассмотрение крупных и важных проектов на Градсовете и в Союзе архитекторов. А в центре города – всех проектов без исключения. Прежде такой порядок неукоснительно соблюдался. Нужно серьезно реформировать систему нынешнего Градсовета с тем, чтобы этот орган из совещательного превратился в решающий. Нужно повысить роль и ответственность экспертов, предварительно изучающих проекты и дающих заключения для совета, постоянно освещать результаты работы совета в СМИ.

В Союзе архитекторов необходимо возобновить работу профессиональных комиссий с привлечением просвещенной общественности для оценки крупных градостроительных начинаний. Нужен строгий административный и общественный контроль за соблюдением законодательства и положений «Стратегии сохранения наследия Санкт-Петербурга». Следует, наконец, издать в виде Закона города «Правила землепользования и застройки».

В. Е. Полищук:

– Центр Санкт-Петербурга – это ансамбли, выполненные в том или ином стиле. А стиль – это ограничение свободы автора неким регламентом. Когда начался период разрушения стиля, эклектика, тогда же появилась либерализация, свобода выражения творческой мысли. По сути, это сложнейший вопрос экономики роста, с которым Петербург столкнулся не впервые. До Первой мировой войны Невский проспект был гигантской строительной площадкой. Елисеевский магазин, Дом книги, банки, здание Пассажа – все это изменяло пространство вокруг. Сейчас вновь появились деньги у бизнеса, тенденции прорыва, нового шага к развитию города. Необходимо ввести ограничения, поскольку иногда наносится прямой ущерб уникальным ансамблям Петербурга.

Н. И. Явейн:

– Нужны четкие правила игры, регламенты застройки, предельно простые, доступные непрофессионалу, не допускающие двойных толкований. В Париже, например, высотные регламенты, действующие со времен барона Османа, прописаны так, что понятны и ребенку: высота здания – не больше ширины улицы и т. д.

«Наукоемкие» исследования в реальной жизни моментально превращаются в оправдательный инструмент для отступлений от нормы.

М. А. Мамошин:

– Только право может сбалансировать интересы бизнеса и власти. Биржа и другие объекты были согласованы в правовом вакууме. Необходимо, чтобы общественные слушания правил землепользования и застройки прошли как можно быстрее и их приняло Законодательное собрание.

У нас нет пункта в антимонопольном законодательстве, который не разрешал бы одной компании заниматься инвестициями, функциями заказчика, генеральным подрядом, проектированием объекта. Архитекторы, работающие в этих компаниях, не испытывают личной ответственности за проект.

Это приводит к снижению качества городской среды. Я предполагаю, что появление «Монблана» – подтверждение этой схемы.

В. В. Цехомский:

– Архитекторы и инвесторы заинтересованы в наведении порядка. Архитекторы будут работать исключительно на профессиональном поле, их не будут оценивать по имеющемуся у них административному ресурсу. Инвесторы смогут без иллюзий планировать будущую прибыль и разумно вкладывать средства.

– Нужны ли в таком случае конкретные этические нормы, разработанные профессиональным сообществом архитекторов?

В. Е. Полищук:

– Любая архитектурная постройка сейчас обеспечивается репутацией архитектора и заказчика. Во всем мире архитектурная критика – это мощнейший регулятор. Когда заработает положение о саморегулируемых организациях, которое уже формируется в Петербурге в соответствии с Федеральным законодательством, корпоративные гильдии будут нести часть ответственности за деятельность своих членов.

Н. И. Явейн:

– В условиях рыночной конкуренции этические принципы не работают. Более того, чем строже цеховая этика, тем выше прибыли отдельных «нарушителей конвенции», тем популярнее они в среде заказчиков. Хотя консолидированное выступление членов Союза российских архитекторов против башни Газпрома было очень мощным, иностранный штрейкбрехер все-таки нашелся… Нужны не этические нормы, а правовые.

М. А. Мамошин:

– Качество создаваемой среды в центре города не должно уступать уже созданной. Я бы предложил сертифицировать архитекторов для работы в историческом центре, чтобы не подготовленные профессионально люди его не портили.

В. В. Цехомский:

– Нужен жесткий тест на право заниматься профессиональной деятельностью. Устный экзамен на знание законодательства и контрольный проект, выполняемый соискателем в закрытом помещении один на один с листом бумаги или компьютером.

– В последние годы на значимые проекты все чаще приглашают иностранных архитекторов. Не означает ли это, что потенциал российских архитекторов не отвечает требованиям времени? Участие иностранцев ведет к удорожанию проекта?

В. В. Попов:

– В этом не было бы ничего плохого, если бы процесс не был столь тенденциозен и непрофессионален из-за неуклюжих действий некоторых влиятельных российских инвесторов. Нашим ведущим архитекторам вполне по силам сотрудничество и соревнование с зарубежными профи. Сомнительным кажется обязательное приглашение одних и тех же заезжих «звезд», обремененных многими заказами по всему свету. Для них работа в Петербурге не является приоритетной, а на местную оценку ее результатов всегда влияет сегодняшняя популярность имен. Стоимость услуг «звезд», конечно, высока. Кроме того, во всех случаях они вынуждены привлекать для воплощения своих концепций наших профессионалов.

Н. И. Явейн:

– Иностранцы легко нарушают табу – сносят памятники, превышают высоты и пр. Они стилистически всеядны. Местных законов иностранец не знает, строительная судьба проекта ему по большому счету безразлична. Что бы он ни сделал в России, его международной репутации это не повредит, здесь главное для него – деньги. На всяческие консультации, концепции и мастер-планы из России уже выкачан не один миллиард долларов.

В. В. Цехомский:

– Сегодня наши архитекторы уже работают по ценам, сопоставимым с западными. Приглашение иностранных архитекторов – это неплохо. Иностранному архитектору легче победить стереотипы заказчика, ему больше позволено, так как на него работает эффект приглашенного гостя. Заказчик соглашается на более качественные материалы, оригинальные конструкции. Необходимо, чтобы приглашению иностранного архитектора предшествовал конкурс с обязательным привлечением нескольких отечественных команд соответствующего уровня, как это и делается во многих странах.

Подготовили Наталия Ловецкая, Юлия Гузанова.

Другие материалы по теме

X