жк днепропетровская 37 евродвушка
жк днепропетровская 37 евротрешка
жк днепропетровская 37 квартиры

Объект наследия и эксплуатации

На недавней конференции по музейному делу глава Росохранкультуры Александр КИБОВСКИЙ заявил, что одной из самых серьезных проблем в охране памятников, особенно жилых исторических зданий, является отсутствие необходимой квалификации у специалистов эксплуатирующих служб.

Реставрация

По мнению руководителя Росохранкультуры, памятники должны быть точкой приложения сил не только реставраторов, но и управляющих недвижимостью. При этом Александр Кибовский сопоставил уровень квалификации инженеров, необходимых для эксплуатации зданий-памятников, с уровнем подготовки специалистов для работы на атомных электростанциях.

Если в федеральном центре идея находится в стадии проработки, то КГИОП Санкт-Петебурга при поддержке Союза реставраторов Санкт-Петербурга уже начал наступление на правовую и техническую безграмотность сотрудников районных администраций. В зоне внимания КГИОП оказались и управляющие компании, чья деятельность непосредственно касается эксплуатации исторических зданий.

Зоны ответственности

По словам главы КГИОП администрации Санкт-Петербурга Веры ДЕМЕНТЬЕВОЙ, важная задача – налаживание послереставрационного ухода за памятниками, бережная эксплуатация объектов культурного наследия.

– После реставрации нужно сделать все, чтобы объект жил как можно дольше, – говорит госпожа Дементьева. – Исторические здания сродни человеческому организму. Операцию делают только тогда, когда нет другого выхода. В основном проводится профилактика и лечение. Для здания такая профилактика – его грамотная эксплуатация. А квалифицированные профессиональные службы в сфере ЖКХ, умеющие работать с памятниками, по-прежнему в дефиците.

Показательна в этом смысле прошедшая зима, когда из-за борьбы с сосульками пострадало 30 памятников архитектуры. В том числе корпус Бенуа Русского музея, здание Дома кино на Караванной, 12, Армянская церковь на Невском проспекте, Садовая улица, д. 28–30, Апраксин переулок, д. 4 и т. д. На многих зданиях, где была проведена реставрация, штукатурка оказалась переувлажненной, стала отпадать от кирпичной кладки. Это заставило КГИОП задуматься об экстренных мерах по работе с жилищными службами. Сотрудники комитета оказались вынуждены разбираться с каждым объектом, устанавливать зону ответственности за разрушение памятников, выяснять, кто будет устранять порядка 40 дефектов, образовавшихся после зимнего сезона.

За сохранение здания-памятника ответственность несет не только КГИОП, но и УК, и владельцы. КГИОП после проведения реставрации выдает УК методические указания, как ухаживать за зданием, как часто и чем мыть фасады, как укреплять ненадежные детали. Если деталь отвалилась по причине некачественных реставрационных работ, у реставраторов существуют гарантийные сроки. Если дефект возник по вине эксплуатирующей организации, то ответственность за него несет УК.

Культурная конфликтология

Случаи, когда жилищные службы демонтируют аварийные, но подлежащие охране балконы на памятниках архитектуры, после чего балконы исчезают в неизвестном направлении, в нашем городе далеко не редкость. Конфликты КГИОП и жилищных служб возникают, когда надо признать памятник пригодным для жилья или включить его в перечень объектов капитального ремонта. В этом случае для здания-памятника обязательно должен быть составлен и утвержден во всех инстанциях проект научной реставрации, где указано, какие фрагменты памятника необходимо воссоздать, какие заменить, очистить или восстановить по историческим технологиям.

Проект научной реставрации и его согласование может обойтись УК и собственникам в сумму, равную среднему ремонту дома.

Реставрация обходится в сумму, эквивалентную 5–10 ремонтам аналогичного по размеру типового дома.

По словам заместителя руководителя КГИОП Марины СМЕТАНИНОЙ, нынешний порядок признания дома аварийным, пригодным или непригодным для проживания противоречит согласованию работ на объектах культурного наследия. Чтобы проводить обследование домов-памятников, организация должна иметь лицензию КГИОП. Но даже если дом-памятник непригоден для жилья, снести его нельзя. Федеральное законодательство допускает это лишь в случаях отсутствия технической возможности поддержки или замены несущих конструкций.

В случае расселения дома-памятника до решения вопроса о его реконструкции объект должен быть законсервирован. Причем так, чтобы остановить износ здания. При этом службы ЖКХ продолжают нести ответственность за его состояние. Поэтому КГИОП настоятельно советует жилищным службам учитывать статус жилого дома в центре города при составлении перечня аварийных домов. Согласование с КГИОП требуется и при передаче части помещений жилого дома-памятника в аренду. В этом случае необходимо заключение о возможности изменений, исходя из состава предметов охраны.

Научим и спросим

Чтобы навести порядок в сфере эксплуатации памятников, по мнению госпожи Дементьевой, необходимо вести работу в нескольких направлениях. В первую очередь, эта проблема лежит в сфере исполнения имущественного права, ужесточения санкций, применяемых к собственнику, за неисполнение его обязательств.

Памятники находятся в руках как государства, так и частного собственника, причем используются и для коммерческой деятельности, и для проживания граждан. С этого и начинаются сложности. Частного инвестора можно научить, выдать ему необходимые рекомендации по эксплуатации, а потом при необходимости привлечь к ответу.

Научить можно и управленца. К примеру, КГИОП поставил серьезный эксперимент по обучению компании, эксплуатирующей дворец великого князя Алексея Александровича на наб. реки Мойки, 122. В КГИОП уверены, что новому зданию Дома музыки будет обеспечен должный уход и ему не потребуется реставрация в ближайшее время. КГИОП начиная с этого года ввел в свою практику проведение семинарских занятий с эксплуатационными службами районов – прежде всего Адмиралтейского, Центрального, Петроградского, Василеостровского.

С другой стороны, эксплуатацией жилого фонда занимаются управляющие компании разных форм собственности. Многие из них склонны перекладывать всю ответственность за содержание памятников на жильцов. Поэтому на семинарах сотрудники КГИОП консультируют управленцев и эксплуатационщиков по правовым и методическим вопросам эксплуатации памятников, обучают их умению находить разные источники финансирования, компромиссные решения для сохранения исторических зданий, экономии средств жильцов и ресурсов УК.

Кроме того, КГИОП предлагает УК еще один способ сберечь исторические здания – следить за применением инновационных технологий в ремонте и реставрации памятников, предупреждающих их разрушение и повреждение. К примеру, новые химические составы уже успешно применяются в Петербурге в защите фасадов от граффити. Делается это после согласования с КГИОП, чтобы соблюсти городскую программу по колорированию фасадов.

Финансовые потоки

В Петербурге не так много жилых сообществ, способных «поднять», скажем, восстановление фасадов (сегодня стоимость обновления 1 кв. м фасада обходится в 800–2000 рублей). Поэтому администрация города ищет другие источники финансирования для исторических жилых зданий.

Например, субсидии из Фонда реформирования ЖКХ идут на реконструкцию инженерных сетей, конструкций здания, ремонт кровли и так далее. При этом 5% стоимости капремонта должно быть оплачено собственниками. Для реставрации фасадов деньги поступают из целевой городской программы. Кроме того, с этого года все комитеты и районные администрации записали в свои положения строку «сохранение наследия», чтобы получить право тратить деньги на аварийные исторические объекты на территории района.

Самыми сложными памятниками занимается непосредственно КГИОП. Жилой фонд полностью оказывается в ответственности у обслуживающих организаций, но с оговоркой: при любых форс-мажорных обстоятельствах эксплуатирующие компании должны оповестить КГИОП, который обязан выдать жилищным службам план и методики действий. Но оплачиваться работы будут из средств жильцов или иных источников.

По мнению Веры Дементьевой, в Петербурге система эксплуатации памятников разработана, но не исполняется жилищными службами. Последние ссылаются на нехватку средств. Поэтому КГИОП медленно, но верно приучает жилищные службы отчитываться в своих действиях по привлечению и расходованию финансирования. Однако система контроля за содержанием памятников наталкивается на Закон о защите прав малого и среднего бизнеса, к которому относятся УК, ограничивая КГИОП в проведении проверок. Такие проверки, независимо от статуса домов в жилом фонде, могут проводиться только один раз в пять лет.

Наталия Ловецкая

Другие материалы по теме

X